ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 13:46Заразились
на 15.08
В России 917 884+5 061В мире 21 159 730+253 839

Федор Войтоловский: США ищут повод не продлевать СНВ-3

Директор ИМЭМО им. Примакова об американской политике размывания договоренностей

Федор Войтоловский: США ищут повод не продлевать СНВ-3
Федор Войтоловский
Фото: Николай Галкин/ТАСС

Москва. 26 июля. INTERFAX.RU - Состоявшийся на прошлой неделе телефонный разговор президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа не мог не вызвать попытки проанализировать, в чем же реальный смысл разговора? В сообщении о нем отмечалось, что обсуждались и борьба с коронавирусом, и вопросы контроля над вооружением, и стремление повлиять на Китай с помощью России, чтобы усадить его за стол переговоров по разоруженческой тематике. На эту тему беседует наш специальный корреспондент Вячеслав Терехов с директором ИМЭМО им. Е.М.Примакова член-корреспондентом РАН Федором Войтоловским.

Останется одна надежда: здравый смысл военных!

- Конечно, надеяться на то, что за три месяца до выборов Трамп вдруг изменит свою политику размывания всех договоренностей, вряд ли можно. Но все-таки, судя по тональности сообщения о разговоре, эта проблема затрагивалась и достаточно серьезно. Времени на продление Договора СНВ-3 остается все меньше, а что решили в Вашингтоне по этому вопросу до сих пор не ясно. Вот и приходится гадать, о чем говорили президенты, вернее, о чем смогли или не смогли договориться?

- Да, К сожалению, времени на продление Договора остается все меньше а что решили в Вашингтоне, до сих пор неясно. Россия на протяжении последних нескольких лет последовательно выступает за продление Договора. При этом Москва проявляет существенную гибкость относительно того, на каких условиях он будет продлен – об этом неоднократно публично заявляли российские официальные лица. Если два года назад были основания считать, что в Вашингтоне возобладает здравый смысл в вопросе о продлении, то сегодня такой надежды становится все меньше. Ведь договор нужен обеим сторонам – это не только количественные потолки по боезарядам и носителям, которые были достигнуты, но это еще реально работающие механизмы верификации – информационные обмены и взаимные инспекции объектов. Реальные меры доверия и настоящий обмен знаниями о стратегическом наступательном потенциале друг друга. Не будет Договора – ничего этого не будет.

Но похоже, что очень многие в Вашингтоне заинтересованы в том, чтобы найти предлог для решения не продлевать СНВ-3.

Российско-американские переговоры по вопросам стратегической стабильности и контроля над вооружениями в Вене принесли пока весьма ограниченные результаты. Были приняты решения о создании трех экспертных групп – по безопасности в космосе, по доктринальным вопросам, и еще одна – по проблемам транспарентности и верификации. И это хорошо. По всем этим вопросам нужен диалог. Но продвижения в вопросе о продлении СНВ-3 не произошло, причем отнюдь не из-за позиции Москвы – с нашей стороны была и остается полная ясность. Однако даже самые большие оптимисты в наших дипломатических кругах и экспертном сообществе стали открыто говорить о том, что, похоже, нам придется учиться жить без ключевого договора в области контроля над вооружениями. В этой ситуации и России и США придется рассчитывать только на здравый смысл военных с обеих сторон.

Причем это будет уже в новых условиях, в условиях нового витка технологического развития вооружений и военной техники, в том числе ядерного оружия и средств его доставки, когда США запланировали крупномасштабную программу модернизации своего ядерного потенциала, в том числе стратегического. И тогда вновь, как 40 лет назад, может вернуться и, скорее всего, вернется со всей политической и военной остротой проблема ракет средней (промежуточной) дальности наземного базирования! Но уже не только в Европе, но и в Тихоокеанской Азии. Сомневаюсь, что легко будет жить без Договора в области стратегических наступательных вооружений, без мер доверия, без транспарентности, к которой обе стороны уже привыкли за десятилетия смены соглашений в этой сфере и постоянного диалога. Может быть, разговор двух президентов станет еще одним шагом в верном направлении. Хочется в это верить. Но оснований для оптимизма пока мало.

Думаю, что есть один очень существенный фактор, который может сподвигнуть Вашингтон активизировать диалог с Москвой относительно продления СНВ-3 и по поводу стратегической стабильности и контроля над вооружениями в целом. Прагматики среди американских дипломатов, военных и экспертов не могут не понимать, что если Договор не будет продлен на 5 лет, то у России не будет мотивации и реальных оснований продолжать с США диалог по следующему договору или по смежным проблемам. Во всяком случае, какое-то время – год, два или три, а возможно и больше.

СНВ-3 – не козырь на выборах!

- А в целом проявление большей готовности администрации Трампа обсуждать с руководством России вопросы международной безопасности, в том числе проблему продления СНВ-3 – не является ли это лишь игрой перед выборами?

- Не думаю. Вопросы международных отношений и безопасности – периферийные для президентской кампании в США. Они мало интересны большей части избирателей, особенно сейчас – в условиях сохраняющейся во многих штатах высокого уровня эпидемической опасности COVID-19 и острейших социально-экономических последствий пандемии. Главное – что будет с экономикой. Американского избирателя интересует состояние рынка труда, уровень доходов, налоги, расходы, кредиты и долги, что будет с инвестициями. Вот здесь козыри могут быть или у самого Трампа, хотя времени на восстановление экономики остается все меньше, или у его оппонентов. Администрация Трампа совершила беспрецедентные вливания денег для восстановления экономики. Отчасти это уже принесло результаты, но что будет дальше – пока открытый вопрос. В этом отношении даже развитие отношений с Китаем, особенно в торгово-экономической сфере, может быть интересно избирателю. Но едва ли судьба СНВ-3, который заключил еще Барак Обама. Здесь Трамп мало что выиграет перед выборами, но и не проиграет.

"Морковка" для Москвы?

- Тогда что означает активизация диалога по разоруженческому вопросу? Это попытка Трампа качнуть американо-китайские "качели" в нашу сторону и предложить сесть к нему? При этом поманить нас "морковкой" - продлением СНВ-3 и развитием диалога в области контроля над вооружениями? И все только для того, чтобы мы поддержали стремление американцев попытаться вовлечь Китай в переговорный процесс? А тем самым и вообще затянуть переговоры? Неужели Китай может быть вовлечен в эти переговоры?

- По вопросу об ограничении и сокращении стратегических наступательный вооружений – нет. Не может. Им это просто не нужно, не в их интересах создавать себе ограничения для развития и участвовать в процессах, которые идут между Россией и США и развиваются уже многие годы. Стратегические ядерные силы Китая несопоставимо, в 10 раз меньше, чем России или США. Значительную часть его ядерного потенциала – более 50% составляют боезаряды, размещенные на ракетах средней и меньшей дальности, а также тактические ядерные вооружения. Есть у Китая и МБР – по разным оценкам около сотни – наземного и морского базирования, но точных данных нет.

Наши стратегические партнеры, к сожалению, не имеют традиции открытости информации по этому вопросу, к которой привыкли Россия и США. Это зачастую служит самой КНР плохую службу – дает основу для разного рода спекуляций относительно роста и размеров китайского ядерного потенциала. Он действительно растет, но пока не столько в части стратегических наступательных систем. Китай ограничивается лишь тем, что декларирует приверженность принципу не применять ядерное оружие первым. Это хорошо звучит с политической точки зрения. Но мне всегда это странно слышать и читать, потому что китайский ядерный потенциал недостаточен для ответного удара по возможному противнику, нанесшему первый удар, если в этом качестве, конечно – гипотетически, рассматривать не Индию. Китаю пока невыгодно участвовать в каких-либо механизмах контроля над вооружениями, тем более, инициированных США или Россией – заведомо более сильными игроками. Со стороны представителей китайского экспертного сообщества стала периодически звучать первая цифра в 1000 стратегических боезарядов – вот когда их будет столько, КНР будет готова участвовать в обязывающих соглашениях в области контроля над вооружениями. А пока китайцам все это просто не нужно.

Это хорошо понимают в Вашингтоне – тем циничнее были все эти пропагандистские ходы специального представителя США по контролю над вооружениями Маршалла Биллингсли с призывами к КНР принять участие в переговорах и памятное расставление флажков на столе переговоров в Вене. Поэтому все американские заявления по поводу того, что нужно вовлечь в "новый договор", который будет после СНВ-3 или вместо него Китай, представляют собой или сугубо пропагандистские или отражают лишь одно стремление – под этим предлогом утопить диалог с Россией по вопросам контроля над стратегическими наступательными вооружениями и конкретно продление СНВ-3. Вот только с такими хитростями американцы рискуют самих себя перехитрить.

Военный бюджет Китая растет – даже по тем данным, которые были оглашены в мае на очередной сессии Всекитайского собрания народных представителей, он составляет 178,8 млрд долларов (почти в 3 раза больше российского), а военно-технический потенциал НОАК стремительно развивается по всем направлениям вооружений и военной техники.

Россия также уделяет внимание поддержанию боеспособности и модернизации своих вооруженных сил и при этом придерживается принципов разумной достаточности, помня грустные уроки Советского Союза. Модернизацию своих стратегических ядерных сил Россия уже по большей части осуществила. Есть интересные перспективные разработки и уже скоро встающие на вооружение образцы как в области ядерных сил, так и в сфере обычных вооружений. Это означает одно – на стратегическую перспективу перед США встает задача осуществления одновременного "двойного сдерживания" – России и Китая. Невеселая в военном, экономическом и политическом отношениях перспектива. Нужно будет долгие годы объяснять Конгрессу и американскому налогоплательщику зачем увеличивать дальше расходы на оборону и за счет чего, зачем участвовать в гонке вооружений и выступать ее инициатором. Это поезд, который разогнавшись, едет без остановок – с него очень трудно сойти. Поэтому активизация диалога Вашингтона с Москвой по вопросу о продлении СНВ-3 и относительно дальнейших шагов по общим проблемам международной безопасности стала бы со стороны администрации Трампа никакой не "морковкой" для нас, а проявлением здравомыслия. Хватит ли политической воли, особенно в условиях острой предвыборной борьбы за пост президента США – сомневаюсь.

Интервью

Директор Центра Гамалеи: Российская вакцина от коронавируса будет эффективнее оксфордской
Заместитель мэра Москвы: Возвращение экономики столицы к докризисному уровню ожидаем в конце года
Глава МИД ФРГ: Европа сама решает, где покупать энергоносители
Маркус Эдерер: ситуация с правами человека в РФ ухудшается, это не способствует сближению с ЕС
Алексей Немерюк: проверками мы лишь напомнили бизнесу о правилах работы в условиях коронавируса
Глава управления ФСИН: доля наказаний, альтернативных лишению свободы, превысила 70%
Замминистра промышленности и торговли: закупка российской техники должна стать правилом хорошего тона для госкомпаний ТЭК
Вице-президент РАН: в РФ на стадии разработки четыре наиболее продвинутых вакцины
Председатель СПЧ: Журналистам стоит быть аккуратнее в своей работе, разведку никто не отменял
Вице-президент РАН: Великобритания "забронировала" французскую вакцину на случай эффективности
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код