ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 10:45Заразились
на 27.09
В России 1 151 438+7 867В мире 32 751 412+274 699

Президент НАУФОР: мы не увидели никакого вреда, который нанесла индустрии пандемия

Алексей Тимофеев рассказал, как изменился частный инвестор и как пандемия повлияла на работу брокеров и управляющих компаний

Президент НАУФОР: мы не увидели никакого вреда, который нанесла индустрии пандемия
Алексей Тимофеев
Фото: Пресс-служба

Москва. 9 сентября. INTERFAX.RU - Число частных инвесторов на российском фондовом рынке на конец августа превысило 6 млн человек, причем 40% из них пришли в 2020 году. Растет не только количество зарегистрированных счетов, но и активность самих клиентов. Активы граждан на рынке ценных бумаг составляют более 4 трлн рублей, что уже можно сравнивать с инвестициями институциональных инвесторов. О том, как за последнее время изменился частный инвестор, как пандемия повлияла на работу брокеров и управляющих компаний и какие задачи стоят перед индустрией для ее дальнейшего развития, в интервью "Интерфаксу" рассказал президент Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев.

- 2020 год стал для бизнеса годом реальной проверки на прочность: экономический кризис, волатильность на рынках, организация удаленной работы. Однако количество инвесторов, приходящих на фондовый рынок, за эти полгода значительно выросло, как и выручка профучастников. Как вы оцениваете работу индустрии в это непростое время? Сохранится ли эта тенденция в следующем году?

- Приток частных инвесторов на фондовый рынок - один из основных драйверов для его развития. Тенденция по росту количества клиентов брокеров и управляющих компаний сформировалась около двух лет назад, и похоже, сохранится. Сейчас число розничных инвесторов превысило 6 млн человек.

Мы не увидели никакого вреда, который нанесла индустрии пандемия. В значительной степени это связано с адекватными и своевременными действиями со стороны Банка России по временному снижению регулятивной нагрузки. Я думаю, что реакция Банка России на пандемию стала красивой и правильной историей, которая создает доверие к регулятору: Центробанк продемонстрировал способность понять остроту проблем, с которыми столкнулась индустрия, и с исключительной готовностью пошел ей навстречу. В результате мы, вместе с Банком России, сделали очень полезное упражнение по проверке на необходимость целого ряда надзорных требований, приостановление которых отнюдь не снизило качество надзора.

- Как вы считаете, индустрия может развиваться такими же темпами и в 2021 году?

- Известно, что деревья не растут до неба. И многие инвесторы, которые были привлечены на рынок его ростом, будут разочарованы его коррекцией. Тем не менее, фундаментально ситуация не должна измениться, поскольку выбор в пользу рынка ценных бумаг - это выбор в пользу рынка, который способен обеспечить двузначную доходность. Такая двузначная доходность по депозитам была аномалией, пусть многолетней, но аномалией финансового рынка, которая не оставляла рынку ценных бумаг шансов. Сейчас, когда ставки по депозитам снизились, пришла пора обратить внимание на рынок ценных бумаг. Понятно, что на этом рынке случаются падения, и мы будем, и будем не раз, свидетелями этого, однако, что касается притока инвесторов, падение рынков зачастую приводит не к замедлению, а наоборот, к усилению притока инвесторов. К прекращению притока инвесторов это точно не приведет.

Стараясь быть осторожным в прогнозах, я считаю, что численность индивидуальных инвесторов к концу года достигнет 7 млн, и ее рост в 2021 году продолжится. В течение 3-5 лет я ожидаю роста активов граждан на рынке ценных бумаг с сегодняшних 4 трлн до 10 трлн рублей.

Соответственно, будет развиваться и индустрия - рост численности клиентов требует технологических решений, повышения разнообразия с одной стороны и стандартизации услуг с другой стороны, рост активов будет позволять ей все больше зарабатывать на них, а не на комиссиях, будет расти роль консультационной поддержки и управления портфелями.

- В марте-июне клиенты жаловались на сбои в работе приложений некоторых брокеров: невозможность проводить определенные операции, совершать сделки. Это было связано с удаленной работой большинства профучастников или с ростом числа клиентов? Готова ли индустрия к такому наплыву инвесторов?

- Ваш вопрос был актуален два года назад, когда способность индустрии работать с массовым инвестором вызывала сомнения и предстояло много сделать для того, чтобы этого добиться. Индустрия с этим справилась. Сбои случаются и будут случаться. К сожалению, полностью исключить технологические сбои нельзя, но это уже не связано с неготовностью индустрии к работе с массовым инвестором.

- Как пандемия повлияла на работу брокеров и управляющих компаний и как она может в дальнейшем изменить вектор развития индустрии?

- Пожалуй, никак. Я уже говорил, что благодаря регуляторным послаблениям со стороны Банка России, который поставил во главу угла непрерывность работы индустрии, финансовым организациям удалось перераспределить ресурсы на организацию бесперебойной дистанционной работы. Тем не менее, основные организационно-технологические решения, позволившие сохранить прежний уровень обслуживания клиентов, были приняты еще до пандемии. Уже к моменту начала пандемии 75% инвесторов приходило на рынок через онлайн-каналы, а обслуживалась через онлайн каналы еще большая доля.

- Как изменился инвестор за последнее время?

- В портрете инвестора произошли очень сильные изменения. В течение долгих лет образом инвестора, требующего защиты, была "бабушка". Это очень важно. Клиент, с которым индустрия теперь имеет дело, все моложе (более половины владельцев брокерских индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС) не старше 35 лет), технически продвинут, предпочитает работать дистанционно, более финансово грамотен, более терпимо, может быть, потому что молод, относится к потерям, не склонен перекладывать собственные ошибки на других, хотя и не склонен прощать чужие ошибки. Кстати, поэтому мы не увидим, я полагаю, с ростом численности инвесторов всплеска жалоб, как это произошло бы, если бы инвестор был прежним.

- Если мы заговорили о жалобах, то, пожалуй, одной из самых обсуждаемых историй на срочном рынке в этом году стала экспирация фьючерса на нефть WTI по цене минус $37,63 за баррель в апреле. НАУФОР поддержала своих участников и клиентов и обратилась в "Московскую биржу" с просьбой о возможности поучаствовать в компенсации убытков пострадавшим клиентам. Как эта ситуация развивается сейчас? Будете ли вы предпринимать еще какие-то действия?

- Мы изначально исходили из того, что юридических оснований предъявлять претензии к "Московской бирже" нет, поэтому исходили исключительно из этических соображений. Тем не менее, хотя никто не был виноват, крайними в этой беспрецедентной ситуации оказались клиенты и в какой-то степени брокеры. С учетом этого мы посчитали правильным предложить бирже разделить хотя бы часть убытков, которые понесли клиенты.

Честно говоря, я думаю, что если бы биржа заявила о готовности компенсировать часть убытков, то могла бы избежать тех судебных исков, с которыми в настоящее время столкнулась. С другой стороны, как только к "Московской бирже" были предъявлены иски, вопрос перестал быть этическим, стал судебным, и мы прекратили его обсуждение с биржей.

- И еще одним очень важным событием в этом году стало принятие закона о квалификации инвесторов, который обсуждался более двух лет и в последний год вызвал жаркую дискуссию между участниками рынка, ЦБ РФ и Минфином. Как вы оцениваете принятый закон? Как он повлияет на дальнейшее развитие рынка? И какую еще работу предстоит вам как СРО вместе с ЦБ РФ сделать в рамке подготовки к вступлению в силу этого закона?

- Я думаю, что закон стал результатом компромиссов с обеих сторон: и со стороны регулятора, и со стороны индустрии. В том виде, в каком он был принят, закон не вредит развитию рынка, что могло бы случиться, будь он принят в своей первоначальной версии. Нужно, однако, понимать, что окончательный вывод о его значении можно сделать только после принятия подзаконных нормативных актов и стандартов, которые он предусматривает. Речь идет, в частности, о стандартах тестирования, о том, не будут ли ужесточены критерии квалифицированных инвесторов, о том, насколько широким будет круг иностранных индексов, включенные в который иностранные ценные бумаги могут предлагаться неквалифицированным инвесторам в России.

В целом же, поскольку речь идет о международной практике, об appropriateness-тестировании, позволяющем оценить понимание неквалифицированными инвесторами финансовых инструментов, которые они собираются приобрести, мы эту идею поддерживаем. Такое тестирование развитию рынка поможет - снизит риск сложных финансовых операций без достаточного понимания их рисков.

Сегодня мы, СРО, работаем вместе с Банком России над проектом стандартов о тестировании. Нам предстоит разработать вопросы для оценки понимания неквалифицированными инвесторами сложных финансовых инструментов, при этом нужно сделать это, используя минимальное количество вопросов, оставляя каждой компании возможность предложенный нами список вопросов дополнить своими. Пока мы выделяем 7-8 групп финансовых инструментов, требующих тестирования, и работаем над семью вопросами для каждой группы. Ход работы позволяет рассчитывать, что к 2022 году, когда основные положения закона вступят в силу, мы вместе с Банком России сможем найти баланс в регулировании тестирования, как до этого смогли найти баланс в законе.

- Какие еще задачи, на ваш взгляд, предстоит решить индустрии для дальнейшего развития финансового рынка в России?

- Главными задачами развития финансового рынка сейчас, на мой взгляд, является развитие институциональных инвесторов и в первую очередь индустрии коллективных инвестиций - паевых инвестиционных фондов (ПИФ) и индустрии негосударственных пенсионных фондов.

Смотрите, на частных инвесторов приходится уже более 4 трлн рублей на рынке ценных бумаг, 28% из которых инвестированы в акции - то есть около 1 трлн рублей, 800 млрд из них - в отечественные акции. Институциональные инвесторы вкладывают в акции значительно меньше: открытые и биржевые паевые инвестиционные фонды, поскольку их объем не так велик - около 700 млрд рублей, вкладывают в акции 20% от активов - около 140 млрд. И негосударственные пенсионные фонды (НПФ), которые, хотя их ресурсы велики - около 4 трлн, но инвестируют в акции мало - около 5% от накоплений и 11% от резервов - всего около 280 млрд рублей.

Для нормального развития фондового рынка нам нужно добиться большей роли институциональных инвесторов - больших объемов индустрии коллективных инвестиций и большей доли инвестиций в акции НПФ. Разумеется, мы рассчитываем на то, что рост объемов средств розничных инвесторов на фондовом рынке также продолжится. В этом случае, при наличии прочих факторов, мы можем увидеть интерес к рынку акций со стороны эмитентов. Институциональные инвесторы придадут рынку бОльшую стабильность, которая нужна массовому инвестору, повысят качество корпоративного управления, что не сумеют сделать розничные инвесторы.

- Какие изменения в сегменте ПИФ, на ваш взгляд, могли бы повлиять на развитие отрасли?

- Начну с того, что индустрия российских UCITS - открытых и биржевых фондов уже испытывает масштабный приток средств, являющийся следствием роста интереса розничных инвесторов к рынку ценных бумаг. Однако мы считаем, что эта индустрия заслуживает большего внимания, а для этого нужно сделать несколько изменений.

Прежде всего, необходимо изменить процедуру продажу паев открытых ПИФов, чтобы их можно было бы приобретать в тот же день, когда инвестор их оплатил. Согласитесь, что получение паев на следующий день или даже через два дня выглядит анахронизмом и отпугивает часть инвесторов, а вкупе с тем, что брокер не является по паям в отличие от других ценных бумаг налоговым агентом, ограничивает их предложение брокерами розничным инвесторам - это следующее, что нужно исправить. Обратите внимание на то, как быстро растут объемы биржевых фондов, лишенных этих недостатков, и объемы инвестиций в паи открытых ПИФ средств в доверительном управлении.

Биржевые фонды - эта индустрия быстро развивается, и их объем всего за пару лет превысил 30 млрд рублей. Как я уже сказал, эти фонды лишены недостатков продажи, характерных для открытых фондов, но для развития их индустрии есть свои препятствия - в первую очередь опасность конкуренции с иностранными ETF, которую она может проиграть, потому что находится на начальном этапе своего развития и ее регулирование пока хуже, чем регулирование ETF. Вот почему мы подготовили ряд предложений по устранению невыгодного для биржевых фондов регуляторного арбитража и обсуждаем их с Банком России.

- А в части развития пенсионной системы?

- Мне трудно делать предложение для негосударственных пенсионных фондов - к сожалению, их развитие ограничено большим числом условий, а самое главное - отношением к ним как, скорее, социальному, чем финансовому институту. Между тем, спрос на финансовый продукт, который в долгосрочном периоде позволил бы обеспечить состоятельную старость, существует.

Иногда говорят, что лучший пенсионный продукт сегодня - это ИИС. Я думаю, что при этом имеется в виду предусмотренная для ИИС комбинация налоговых стимулов для получения максимальной доходности на финансовом рынке в долгосрочной перспективе. В строгом же смысле этого слова ИИС пенсионным продуктом не является, а кроме того, он пока не стимулирует к инвестициям более трех лет. Тем не менее, на его основе можно было бы сконструировать более долгосрочный ИИС - третьего типа, с ограничением на распоряжение средствами более длительным сроком или достижением пенсионного возраста, к двум уже существующим и являющийся их комбинацией.

Очень важно, чтобы ИИС третьего типа не конкурировал с ИИС первого и второго типа - люди должны иметь право открыть ИИС первого или второго типа, а также ИИС третьего типа. Для этого он должен рассчитывать на отдельный от первых двух налоговый вычет.

Как это связано с развитием с пенсионной системы? ИИС третьего типа мог бы стать конкурентом пенсионным продуктам, заставит развиваться пенсионную индустрию, в частности, о чем я уже говорил, обратить большее, чем сейчас, внимание на рынок акций, без чего нельзя рассчитывать на приемлемый коэффициент замещения.

Интервью

Александр Шульгин: ОЗХО и ФРГ в "деле Навального" играют с Россией в пинг-понг
Михаил Богданов: надо не расчленять Ливию, а способствовать межливийскому диалогу
CEO "Челябинского трубопрокатного завода": Мы долго входили в этот кризис, долго будем и выходить
Элла Памфилова: Мы не боимся признавать свои ошибки
Олег Сыромолотов: США приостановили диалог с РФ по контртеррору под надуманным предлогом
Глава ГЕОТЕКа: Наш Техас, наш Хьюстон - это Тюмень
Директор департамента Банка России: Новые случаи санации могут быть только точечными
Глава МИД Армении: готов встретиться с азербайджанским коллегой хоть завтра
Глава Башкирии: Справедливо было бы вернуть республике контроль в БСК
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код