ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 13:21Заразились
на 22.04
В России 4 736 121+8 996В мире 143 842 820+889 975

Директор ГМИИ имени Пушкина: я жду этого счастливого дня, когда все зрители вернутся в музей

Марина Лошак рассказала, смог ли музей вернуться к привычной жизни и формату работы

Директор ГМИИ имени Пушкина: я жду этого счастливого дня, когда все зрители вернутся в музей
Директор Пушкинского музея Марина Лошак
Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Москва. 27 марта. INTERFAX.RU - В конце января Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина вновь открыл свои двери для посетителей после повторного закрытия из-за пандемии коронавируса. О том, смог ли музей вернуться к привычной жизни и формату работы, о выставке одного из самых влиятельных из ныне живущих американских мастеров видеоарта Билла Виолы, о будущих проектах и планах по увековечению памяти президента музея Ирины Антоновой в интервью "Интерфаксу" рассказала директор Пушкинского музея Марина Лошак.

- Прошедший год запомнится печальным событием, уходом из жизни Ирины Александровны Антоновой. У музея было много планов по увековечению памяти Ирины Александровны, как сейчас проходит работа по их реализации?

- Действительно, уход Ирины Александровны повлек за собой серьезные размышления о том, как мы будем жить без нее. Она 75 лет проработала в музее, 52 года возглавляла его, будучи не просто директором, но прежде всего большим музейным стратегом. И в последние годы, когда она была президентом, несмотря на очень преклонный возраст, она была человеком очень вовлеченным.

В очень короткий срок, к дню рождения Ирины Александровны 20 марта, мы открыли мемориальную доску. Она установлена на колоннаде музея, в том же ряду, где размещены подобные доски - основателю музея И.В. Цветаеву, архитектору здания Р.И. Клейну, а также главному меценату музея Ю.С. Нечаеву-Мальцову. Трем людям, благодаря которым музей возник. Несмотря на то, что в истории Пушкинского музея были очень сильные директора, которые сделали невероятные вещи для нашего развития, музей, который мы сейчас так любим и знаем, с особой ролью в истории России, был создан благодаря вкладу Ирины Александровны.

Поэтому, мы посчитали возможным, чтобы четвертая доска была в одном ряду с памятными знаками основателям. Мы попросили скульптора Георгия Франгуляна, чтобы он нам помог. Это точно такой же мрамор, он может выглядит чуть-чуть более свежим, просто потому что его не коснулась московская пыль, это абсолютно такая же конструкция, это такой же бронзовый рельеф, очень скромно выполненный, заказаны такие же бронзовые буквы.

Также мы открыли новый экспозиционный зал, который будет теперь существовать в бывшем кабинете Ирины Александровны. С 1946-го года там находился кабинет директора, и многие директора музея работали здесь. Это очень важное для музея место. Мы его превращаем в открытую экспозицию, где рассказываем о жизни музея через историю наших директоров, поговорим о самых важных из них: о Цветаеве, Романове, о Меркурове и, конечно, об Ирине Александровне. Мы старались, чтобы там были аутентичные вещи, связанные с реальной памятью музея, чтобы это были совершенно конкретные экспонаты - цветаевский стол, парные книжные шкафы 19 века в стиле Жакоб из коллекции Генриха Брокара, в которых показана часть библиотеки Ивана Владимировича и Ирины Александровны.

Это пространство теперь открыто для посещения. Мы подготовили экскурсионную программу с содержательным рассказом, который, как мне кажется, очень интересен. А тот, кто захочет просто пройти, получит свою долю эмоций. На столе лежат оригинальные документы и рукописи Цветаева, Меркурова, Ирины Александровны. В этом есть энергия настоящего.

- Когда может быть создана онлайн-платформа архивов Антоновой?

- Мы занимаемся созданием онлайн-платформы. Архив Ирины Александровны еще не в наших руках, должно пройти полгода для того, чтобы мы могли его получить в полном объеме. Но есть вещи, которые у нас уже находятся, они оцифровываются, описываются и мы сейчас занимаемся тем, что договариваемся и выкупаем права на их использование. Работа идет, но она не такая моментальная, как это может показаться. Сейчас мы сделаем дизайн портала и начнем выкладывать то, что уже можно выложить. Дальше будем пополнять и расширять базу. Мне кажется, это тоже очень важно.

Поступают и воспоминания людей, которые были связаны с музеем и Ириной Александровной. Эти воспоминания не опубликованы, и мы их тоже с благодарностью собираем и будем их использовать.

Самое важное, как мне кажется, это то предложение, которое связано с большим проектом, нацеленным на усовершенствование гуманитарной науки в России. Мы бы хотели, чтобы появился международный центр гуманитарных исследований имени Ирины Александровны Антоновой. Нам кажется правильным, чтобы центр был расположен в усадьбе Лопухиных. Мы считаем важным проводить там очень серьёзные исследования, приглашать ученых со всего света, создавать базу для фундаментальных знаний в области истории искусства и музейного дела, которая так нам всем необходима.

Мы наблюдаем за тем, как уходят "звезды", исследователи старшего поколения, и тех, кто идет за ними не так много. Поэтому мы хотим, чтобы этот центр был таким же, как и в других городах мира, например, в Вашингтоне или в Лондоне. Мы предполагаем, что для проведения исследований в центр будут на конкурсной основе приглашаться заслуженные ученые из разных стран, где они буду работать рука об руку с талантливой молодежью из России и из-за рубежа.

У нас еще было важное предложение, которое тоже идет в этом ключе. Оно связано с необходимостью учреждения стипендии Ирины Александровны Антоновой, которая будет присуждаться наиболее талантливым студентам в сфере искусствознания. И в случае с научным центром, и в случае со стипендией, нам нужна поддержка, потому что музей не может рассчитывать в этом масштабном деле только на собственные ресурсы.

- Появились ли уже предложения по помощи в создании центра?

- Нет, пока еще не появились, еще очень мало времени прошло. Мы написали концепцию и надеемся, что это случится в ближайшее время. Мы очень энергичная институция, очень динамично развивающаяся, конечно, привыкли бегом все делать и спешить, но это не всегда нужно. К каким-то вещам нужно готовиться всерьез, и вот это тот случай. Но мы очень хорошо понимаем, как эти движения совершить, и нам бы хотелось это сделать в содружестве с нашими партнерами – университетами. Это и МГУ, и Томский университет, и другие передовые университеты нашей страны, потому что это наша общая задача.

- В конце марта состоится премьера фильма "Слепок". Как проходили съемки фильма? Как возникла идея данного проекта? Что ждать зрителям от просмотра? Может ли в будущем появиться новый фильм в таком же формате?

- Мы все время стараемся задействовать наше волшебное здание и атмосферу Пушкинского, которая всех впечатляет и завораживает, для разных мультимедийных действий. Это очень современный подход, который хорошо работает, поэтому мы все время экспериментируем, и у нас постоянно что-то происходит в этом направлении.

Вместе с Context, Diana Vishneva и Aksenov Family Foundation возникла идея создать историю, которая соединит в единый рассказ атмосферу залов музея и представленные там вещи. Aksenov Family Foundation привлёк к этому проекту молодых отечественных композиторов, фонд Context и Диана Вишнева - хореографов и исполнителей. Наше пространство со слепками стало предметом их творческого осмысления, и получился, как мне кажется, исключительный результат. Мы знали, что будет очень хорошо, но не предполагали, что это получится настолько хорошо. И конечно, благодаря режиссёру Андрею Сильвестрову, который тоже наш "пушкинский" человек, вышел фильм, вполне серьёзный, который оказывает завораживающее действие на любого, кто его увидит. 31 марта будет премьера. Мы надеемся, что затем этот фильм будет показан в 10 крупных городах России. Нам очень важно, чтобы этот фильм был представлен в городах нашего присутствия, где находятся филиалы Пушкинского музея, открывшиеся после того, как мы интегрировали ГСЦИ. Это очень важные города, такие как Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород. И конечно, мы уже думаем о будущем. У нас очень много планов, абсолютно фантастических, и я уверена, что мы будем их осуществлять, потому что пространство музея помогает этому, особенно когда оно такое прекрасное, как у нас.

- Вот уже почти два месяца как музей вернулся к работе после закрытия из-за пандемии: открываются выставки, проходят встречи в рамках фестиваля "Пятницы в Пушкинском". Можно ли уже говорить о том, что музей возвращается к привычной жизни и к привычному формату работы? Какова сейчас посещаемость музея?

- Возвращается, конечно. Музей живёт очень насыщенной жизнью. Но мы еще не можем сказать, что все так, как было прежде, потому что продолжаем ограничивать количество людей, согласно всем рекомендациям. Сейчас музей принимает максимальное, при нынешних условиях, число посетителей – 3 - 3,5 тысяч человек в день.

Но, так как мы чувствуем невероятный энтузиазм людей и желание ходить в музей, то мы стараемся найти решение. Например, огромное количество людей хочет увидеть выставку Билла Виолы, билеты практически все раскуплены. Мы не можем выкладывать онлайн-билеты на большой период времени, поэтому каждые две недели выкладываем новые, и они раскупаются моментально.

Исходя из того, что потребность у людей велика, мы все время экспериментируем и пытаемся понять, как лучше устроить наш быт. У нас был опыт - в субботу и воскресенье музей работал до 22:30 вечера, то есть после закрытия музея посетители могли попасть еще в течение двух часов на выставку. Это был очень хороший опыт, особенно в субботу. Поэтому мы решили, понимая, что в воскресенье люди склонны вечером отдыхать перед рабочей неделей, теперь эти два дня будут среда и суббота. В эти дни посетителей ждут беседы с кураторами и медиаторами для того, чтобы им было легче осознать то, что им предстоит увидеть.

- Что изменилось в бурной жизни музея или она осталась такой же, как и была?

- Изменилось то, что из музея ушли пожилые люди, у нас их стало очень мало. Если раньше я тосковала, что у нас меньше молодых, то сейчас ужасно грущу, что меньше пожилых, потому что это очень важно. Хочется, чтобы все были вместе. Мы относимся к тому типу музеев, как и Третьяковка, где семейное посещение, это мой любимый тип зрителя, когда приходят все вместе.

Сейчас очень много семей - это молодые семьи, я обожаю этих людей. Мы уже не знаем, куда нам ставить коляски (смеется). Меня восхищает, что люди молодые, очень подвижные, менее консервативные, им комфортно приходить в музей на поздние сеансы с младенцами, и они спят в колясках прямо в залах. И, как ни странно, выставка Билла Виолы, очень сложная с точки зрения эмоционального восприятия, тем не менее, дети от нее в восторге. Конечно, дети видят какие-то другие моменты, может быть, не понимают тех серьезных, глубоких смыслов, которые осознает человек, пришедший на эту выставку, но они чувствуют какие-то очень правильные вещи и охотно находятся там. Так что я жду этого счастливого дня, когда все зрители вернутся в Пушкинский.

- Конечно, сейчас сложно строить планы на будущее, но все же: какие выставки ждать посетителям Пушкинского музея в этом году и в ближайшие 2-3 года? И как пандемия повлияла на ход строительства музейного квартала? Когда может быть достроен депозитарий музейного квартала? И когда главное здание музея может уйти на реконструкцию?

- Очень хотелось бы рассказать про те планы, которые осуществятся, но наши планы, к сожалению, меняются каждый день. Поскольку мы музей мирового искусства, а не отечественного, мы живём внутри невероятного стрессового режима, но наших зрителей ждут только выдающиеся выставки, это я могу вам гарантировать.

Очень сложно превращать наши планы в реальность, когда каждый день где-то локдауны, которые ограничивают наши возможности. Конечно, всем сейчас трудно, но музеям, коллекции которых состоят, в основном, из произведений русского искусства относительно легче. У нас есть планы, которые постоянно меняются, потому что постоянно корректируются планы наших зарубежных коллег. Возникают другие выставки, которые мы не планировали, которые можно сделать сейчас. Для этого всего, конечно, нужна поддержка спонсоров, которые готовы давать средства на один проект, а когда быстро меняются планы, на другой.

Мы находимся в очень сложной точке. Следующая выставка, которую мы должны сделать, рассказывает она о древнейшей культуре Средиземного моря - "Сокровища Акротири". Это невероятный проект, связанный культурой, погибшей от извержения вулкана 3500 лет назад. Это будет мировая премьера, сами греки на своей территории ее ещё не показывали. Эту выставку мы планируем на лето, в Греции сейчас локдаун.

Работа над ней идёт очень сложно, поэтому мы, честно говоря, прикладываем в 100 раз больше усилий, чем обычно для того, чтобы что-то осуществить.

А дальше у нас выставка, посвященная Ивану Морозову. Она должна была сначала открыться в Париже в прошлом году затем открытие несколько раз отодвигалось... сейчас у нас пятый перенос, и, будем надеяться, последний.

На будущий год у нас тоже уже сверстаны все планы и к 2023 году идут очень большие приготовления. В частности, у нас будет выставочный проект, который мы делаем вместе с Лондонской национальной галереей, которая ещё никогда не была партнёром большого отечественного музея. Это будет фантастический проект, под рабочим названием After Impressionism, то есть "После импрессионизма", который формирует новый взгляд на искусство, возникшее под влиянием импрессионизма на территории Европы в самых разных странах. Выставка будет проходить только в двух местах: в лондонской Национальной галерее и у нас.

С директором Национальной библиотеки искусства Парижа, которая выступит в качестве куратора, мы делаем выставку о влиянии Матисса на главных художников американского абстрактного экспрессионизма. Это будет очень большая и серьезная выставка.

Практически одновременно, в 2023 году у нас откроется депозитарий, выставочное пространство и реставрационные мастерские. В это же время будут готовы новое здание, связанное с импрессионистами и Дом текста, тоже фантастическое место, уникальное, не имеющее аналогов в мире. Как только откроется депозитарий, мы будем перевозить туда наши экспонаты из Главного здания. Сейчас уже готовимся к его экспертизе и закрытию на реконструкцию.

Кроме того, в 2023 году мы будем реставрировать наш небольшой, но восхитительный гравюрный кабинет.

Все движется, мы не останавливаемся ни на секунду. Наши самые объемные строительные работы, связанные с расширением подземного пространства уже осуществлены. Это была самая серьезная часть, которая нас тормозила. Сейчас же все динамично развивается.

- В рамках поддержки учреждений культуры Пушкинский музей получил от правительства РФ 250 млн рублей из-за пандемии коронавируса. Смогла ли эта сумма покрыть выпадающие доходы музея за прошлый год? Когда, по вашим прогнозам, музей может вернуться к докоронавирусным показателям по доходам?

- Это был настоящий спасательный круг, без которого не знаю, как мы могли бы продолжать нашу деятельность. Конечно, мы вынуждены были бы расставаться с людьми, у нас не было бы другого выхода, но наше правительство проявило невероятное великодушие, понимая, как важны музеи. Нас это удержало на плаву, мы очень благодарны за эту помощь. Сейчас мы хотим и готовы зарабатывать сами, пока наш доход далек от допандемийного размаха в силу действующих ограничений, но стараемся использовать все возможности.

Я чувствую невероятную поддержку от общества. Нас не бросил никто из наших меценатов, патронов, остались все наши друзья и наш генеральный спонсор ВТБ, и круг людей, который нас поддерживает, огромен. Сейчас мы формируем новый попечительский совет, который возглавила Татьяна Алексеевна Голикова. Очень рассчитываю, что это будет круг людей, которые представляют и государство, и общество, которые понимают важность музейной миссии. Все это позволяет мне с большими надеждами смотреть в будущее.

Интервью

CEO "Авиасейлс": сейчас наши самые большие конкуренты - такие компании, как "Леруа Мерлен"
Глава Нацбанка Украины: мы с МВФ на одной стороне
СЕО "РусГазДобычи": мы - адвокаты максимальной монетизации жидких углеводородов
Глава МИД Эстонии: Эстония и Россия должны разговаривать между собой, несмотря на разногласия
Главный гособвинитель Генпрокуратуры: прокуроры ориентированы на справедливый и законный приговор, а не на цифры
Глава застройщика ЖК "Тушино-2018": московская недвижимость - самое понятное средство сохранения денег
Глава "Фридом Финанс": наша главная цель сейчас - справиться с ростом клиентской базы
Татьяна Москалькова: мы защитили права 1 млн человек
Первый замгендиректора "Роскосмоса": сейчас украсть деньги на стройке "Восточного" невозможно
Руководитель Федресурса: завершение моратория не привело к росту числа банкротств
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код