ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 15:36Заразились
на 14.05
В России 4 922 901+9 462В мире 161 176 148+725 275

Глава "Фридом Финанс": наша главная цель сейчас - справиться с ростом клиентской базы

Тимур Турлов рассказал об итогах 2020 года и о планах расширения бизнеса

Глава "Фридом Финанс": наша главная цель сейчас - справиться с ростом клиентской базы
Тимур Турлов
Фото: Пресс-служба

Москва. 13 апреля. INTERFAX.RU - Freedom Holding Corp., представленная в России инвестиционной компанией "Фридом Финанс", за последние три года смогла провести пять сделок M&A, покупая иностранных и российских игроков, среди которых брокеры, банк и доля в бирже. О том, на какие направления в части дальнейшего расширения бизнеса смотрит холдинг и как компания в целом видит свое развитие в России и за рубежом, в интервью "Интерфаксу" рассказал CEO Freedom Holding Corp. и основатель инвестиционной компании "Фридом Финанс" Тимур Турлов.

- Пандемия коронавируса в 2020 году поставила все с ног на голову, заставив измениться мировую экономику и во многом поменяться местами отрасли лидеров и аутсайдеров. Как вы оцениваете прошедший год для компании?

- Прошлый год был максимально непредсказуемым: сначала пандемия, которую было сложно заложить в планы, потом падение фондового рынка на фоне паники, затем совершенно неожиданный бурный рост и превзошедшие наши самые смелые прогнозы темпы восстановления экономики.

Мы прилагали огромные усилия, чтобы наша система сохраняла стабильность в условиях быстрого роста бизнеса. Попутный ветер поднял огромное количество парусов. Все инвестиционные продукты, которые мы готовили - начиная от ПИФов и заканчивая нашими брокерскими услугами на американском рынке - развивались крайне динамично. Подобным образом события развивались и на российском рынке, на который мы не делали основную ставку. По итогам 2020 года количество открытых счетов выросло в два с лишним раза, а число активных клиентов увеличилось более, чем втрое. Даже индекс "Казахстанской фондовой биржи" в прошлом году впервые за два года показал взрывной рост. Мы фиксировали приток в казахстанские фонды и в целом на местный внутренний рынок, на котором ничего интересного до этого и не происходило. Все наши ключевые планы по бизнес-показателям были выполнены с большим запасом. Чтобы проиллюстрировать это, назову лишь некоторые наши достижения.

По итогам третьего квартала 2021 финансового года (совпадает с четвертым календарным кварталом 2020 года) выручка Freedom Holding Corp. составила $100,23 млн. Это в 4,25 раза выше результата за тот же квартал предыдущего года. Прибыль увеличилась в 10,45 раз, достигнув $42,32 млн. Объем активов вырос в 3,25 раза, до $1,47 млрд.

Благодаря общей позитивной конъюнктуре прошлый год, безусловно, стал одним из лучших для бирж и брокеров не только в регионах присутствия нашего холдинга, но и во всем мире.

- Продолжилась ли эта тенденция в вашем бизнесе в первом квартале 2021 года?

- Клиентская активность продолжает расти. Первые три месяца текущего года стали, по моим ощущениям, самыми успешными за всю историю, которую я наблюдал. Обычно инвестиционная активность в первом квартале крайне слабая. В январе и феврале традиционно проводится минимальное количество первичных размещений. Но в этом январе были побиты все рекорды и по числу IPO в США, и по объемам торгов на биржах. Никакого затишья, характерного для начала года, на этот раз не было: компании смело рвались в бой и в январе, и в феврале, и в марте. Некоторое замедление активности дебютирующих на рынке эмитентов мы отмечали именно в начале весны. Ведь в предыдущие два месяца на рынок активно выходили компании, не успевшие разместиться в четвертом квартале 2020 года. Однако в последнее время волна IPO вновь начинает нарастать.

По моим прогнозам, 2021 год тоже будет успешным в плане конъюнктуры и притока частных инвесторов. В прошлом году они получили совершенно фантастические результаты. Пусть они вкладывали не очень большие деньги, но доход оказался высоким. Это дало им возможность активно наращивать свои портфели. Прошлогодние новички рынка сейчас делятся опытом с родными, друзьями и знакомыми, поэтому, скорее всего, приток розничных инвесторов на фондовые площадки будет продолжаться весь текущий год. Многократного роста я не жду: побить рекорд 2020 года будет крайне непросто. Однако качество нового "призыва" розничных инвесторов точно окажется значительно выше.

- В 2020 году наблюдался большой интерес к иностранным, в частности американским, акциям. Продолжится ли этот тренд? Есть ли у вас понимание, какие продукты и инструменты будут пользоваться спросом у новых инвесторов?

- Инвестор по определению достаточно рационален: он интересуется теми активами, на которых может заработать. С начала прошлого года к текущему моменту американский рынок прибавил около 30%, в 2019 году вырос почти на столько же. Инвестор смотрит туда, где больше ярких имен, где более сильный рост, где выше доходность. И поскольку на сегодня под эти критерии оптимально подходит рынок Америки, инвестор закономерно будет выбирать торгуемые на нем инструменты. Тем более, что биржи США остаются "местом силы" и точкой притяжения инвесторов на протяжении практически всей своей истории. А в наше время эта особенность американского рынка выражена еще более ярко. Именно здесь встречаются эмитенты со всего мира. На рынке США представлены и "Яндекс", и Mail.ru, и даже Сбербанк. Там происходят все главные размещения российских компаний: HeadHunter, Ozon, Qiwi. Поэтому не скажу, что США - это площадка только для американских участников рынка. Неудивительно, что инвестор хочет вложить свои средства в лучшие инструменты и идет за ними в самый большой "супермаркет" в мире. Ведь здесь есть товары из разных стран, масса технологических инноваций, и можно выбрать из большого списка предложений.

Сейчас мы продаем инструменты фондового рынка США в Германии. В Берлине почти все новички начинают с покупки американских бумаг, поскольку, как и наши соотечественники, предпочитают инвестировать в лучшие компании мира. Но если на рынке Германии есть классные европейские истории, инвесторы с удовольствием вкладываются и в них.

- "Фридом Финанс" реализует агрессивную стратегию экспансии: почти каждый год холдинг проводит сделки M&A. В 2018 году был присоединен брокер "Нэттрэйдер", в 2019 году приобретена доля в "Санкт-Петербургской бирже", в 2020 году произошло слияние с ИК "Церих Кэпитал Менеджмент", а также с американским брокером Prime Executions. Тогда же "Фридом" купил банк Kassa Nova. Намерены ли вы остановиться на этом или уже запланированы новые подобные сделки? Какие направления и компании вам интересны?

- Бизнес укрупняется во всем мире, и наши инвесторы напоминают нам об этом. Крупный игрок при наличии успешных технологических решений более эффективен в современном цифровом мире. Поэтому привлечение как можно большего числа клиентов - и органическим, и неорганическим способом - это ровно то, чего от нас ждут.

"Церих Кэпитал менеджмент" был одной из немногих компаний, затраты на слияние с которой мы сочли вполне оправданными. Нам удалось привлечь к сотрудничеству ряд его ключевых специалистов, а также получить базу клиентов. Мы в целом довольны слиянием. Но, чтобы решиться на очередной подобный смелый шаг, нам нужна компания крупнее, чем "Церих". Найти в России брокера, который был бы достаточно большим, чтобы оправдать затраты на слияние с ним или на унификацию систем, очень трудно. У всех разные продукты, разные команды, даже, в конечном счете, разная корпоративная культура, а с ней тоже приходится работать. Привлекательных для покупки компаний, по которым мы могли бы в короткие сроки провести аудит с нашими американскими специалистами, не очень много. С учетом всех этих факторов мы в настоящее время не нацелены на слияния или поглощения.

Наша главная цель сейчас - справиться с ростом клиентской базы. Приток клиентов существенно превзошел наши расчеты, дал сумасшедшую нагрузку на все элементы нашей инфраструктуры, поэтому нам необходимо адаптироваться к изменившимся условиям. Кроме того, у нас огромный объем работы после покупки американского брокера, мы постепенно собираем и приводим в порядок наши страховые активы в Казахстане. В России мы закончили интеграцию "Цериха". Теперь важно завершить присоединение УК "Восток-Запад", поскольку у нас много совместных проектов. Мы получили разрешение Банка России на это и ждем одобрения на проведение сделки от наших аудиторов.

Еще одной из целей любого потенциального слияния для нас является синергия, объединение с бизнесами, которые могли бы позволить выращивать и расширять нашу экосистему. Например, покупка банка в свое время дала нам возможность создавать расчетные продукты для клиентов, выпускать банковские карты, в частности, позволяющие напрямую снимать деньги с брокерского счета или пополнять его. По сути, такая карта стала ключом к брокерскому обслуживанию, потому что операции с ее помощью можно провести быстро и удобно. Мы стремимся двигаться дальше. У нас есть опыт работы в сегменте страхования в Казахстане, поэтому не исключено, что для расширения мы выберем страховые компании, в том числе и в России. Однако четких планов на этот счет пока нет. Скорее всего, мы будем активно думать об этом в начале следующего года.

- Вам был бы интересен какой-то универсальный страховщик или же определенные сегменты, например, инвестиционное страхование жизни?

- В первую очередь продукты и услуги потенциально интересной нам компании должны подлежать максимальной оцифровке. Нам неинтересно пытаться клонировать существующие инвестиционные продукты. Сейчас в России много компаний по страхованию жизни, которые продают инвестиционные продукты, более простые или более сложные, но их аналоги мы и сейчас можем продавать сами. В их числе паевые фонды, стратегии брокерского обслуживания.

Мы понимаем, что если получается сделать качественный цифровой продукт, то он действительно взлетит. Таким образом, можно избежать ненужной конкурентной борьбы на поле агентских комиссий и тому подобного. На российском страховом рынке зарабатывать сейчас очень тяжело.

В Казахстане мы сделали потрясающее автострахование. Эта услуга продается без каких-либо агентов, в интернете. Мы стали крупнейшим онлайн-страховщиком в стране, продаем больше половины всех электронных страховых полисов и инвестируем в наш цифровой маркетинг, в продукт. Мы сделали страховые терминалы, киоски самообслуживания, в том числе в местных ГАИ, в организациях, где люди ставят машину на учет. Наверное, нам было бы интересно сделать что-то такое и в России, но я пока не хотел бы конкретизировать эти планы. Это должны быть продукты, в которые мы сможем встроить наш банк, брокерские приложения, чтобы постепенно расширить нашу экосистему новыми участниками.

- Вы говорили раньше о присоединении УК "Восток-Запад". К тому же у самой группы есть лицензия по доверительному управлению. Какие у вас планы по развитию бизнеса по управлению активами и доверительному управлению?

- Вместе с УК "Восток-Запад" мы разработали несколько успешных продуктов. В их числе и ЗПИФ "Фонд первичных размещений", инвестирующий в западные IPO. Это один из самых ликвидных фондов на "Московской бирже" по вторичным торгам, а также по темпам роста активов. На момент запуска фонда на "Мосбирже" в июле 2020 года цена пая составляла менее 1 тыс. рублей, а сейчас он стоит более 2,7 тыс. рублей, показывая почти трехкратный рост. В январе 2021 года дневной объем торгов по бумагам ЗПИФа доходил до 1,8 млрд рублей.

В этом году мы делаем основную ставку на фонд высокодоходных облигаций. Этот сегмент бурно развивается и в России. Высокодоходных облигаций становится все больше, уже сейчас среди них много достаточно качественных предложений. Мы формируем фонд из долговых инструментов, наполняем первичную корзину. Он уже выведен на "Мосбиржу". Я рассчитываю, что в течение года мы начнем более активно продавать этот фонд и это будет новая история успеха для нас и наших клиентов.

В целом у нас не было масштабного направления, связанного с услугой индивидуального доверительного управления. В плане обслуживания розничных инвесторов мы концентрируемся именно на управлении фондами. Рассчитывать на бурный рост спроса на индивидуальное доверительное управление от розничных инвесторов безосновательно. Мы очень долго работали только с частными клиентами, а сейчас активизируем взаимодействие с корпоративными клиентами. Для оптимальной организации всех связанных с этим процессов мы изучаем нужды и потребности "корпоратов". У нас появились и институциональные клиенты, и уже есть чем похвастаться, но раскрывать эту информацию мы не можем по корпоративным правилам. Мы расширяем круг сторонних банков и брокеров, которых обслуживаем. У нас есть масштабные проекты по работе с достаточно крупными фондами и профучастниками. В настоящее время мы создаем для них определенные сервисы.

- Какие регионы, помимо России и Казахстана, приносят компании наиболее значительную выручку? Планируете расширять географию с нынешних семи стран?

- Все направления нашего бизнеса растут достаточно быстро. Россия приносит нам в два-три раза больше выручки, чем Казахстан. Но в Казахстане мы - лидеры рынка. Российский рынок сам по себе шире, наша филиальная сеть в стране уже представлена 50 точками, но тут еще есть большой потенциал для наращивания доли.

Третья по размеру выручки - Украина. С 2017 года мы инвестировали в нашего украинского брокера почти $5 млн. Украинское подразделение холдинга уже вышло в прибыль, хотя мы ждали небольшого убытка. Комиссионный доход за 2019 и 2020 календарные годы в Украине составил $79 тыс. и $971 тыс., а прибыль достигла $112 тыс. и $534 тыс. соответственно. Рост комиссионного дохода в украинском сегменте связан с увеличением количества клиентов более чем на 20%. Если в 2019 году их число составляло 3,7 тыс., то в 2020 году поднялось до 4,5 тыс.

Мы рассчитываем, что в этом году украинский сегмент сможет развить свой успех. Текущие показатели сигнализируют о том, что они останутся сильными. Когда мы заходили на украинский рынок несколько лет назад, мы видели пространство для роста и очень низкую конкуренцию. Но нас удивило, что в стране практически не было добросовестных профессиональных участников рынка ценных бумаг. Пришлось приложить огромные усилия, чтобы заработать репутацию. Украина - достаточно богатая страна, на мой взгляд, она успешнее, чем показывает статистика.

Четвертый для Freedom Holding рынок - это Узбекистан. Он меньше украинского, но за прошлый год ему удалось продемонстрировать хороший рост. Количество клиентов на конец 2020 года почти на 30% превысило показатель 2019 года. Узбекистанский сегмент безубыточен на операционном уровне и уже начал окупать свои расходы. Рынок Узбекистана непрост, у него много специфических особенностей. Многие процессы там происходят гораздо медленнее, чем мы бы хотели. Тем не менее мы сохраняем оптимизм по отношению к этому сегменту.

Догонять Украину и Узбекистан начинает наш бизнес в Германии. Он стал расти довольно быстро после открытия офиса в Берлине. В прошлом году число клиентских счетов увеличилось по экспоненте - в 18,5 раз по сравнению результатом 2019 года.

В Германии применяется особая бизнес-модель. Мы не открываем такое количество офисов, как в России и Казахстане, не нанимаем много консультантов. Акцент сделан на проведение операций через интернет, на удаленную идентификацию. В прошлом году мы протестировали на европейском рынке очень много подходов и методов. Сейчас эффективность нашего бизнеса в Германии уже выше, чем в Украине. Мы тратим чуть меньше и зарабатываем чуть больше. И я верю, что Германия обгонит Украину в текущем году.

- Почему вы выбрали именно Германию, а не Великобританию, например?

- В наш холдинг входит европейский брокер Freedom Finance Europe Ltd., работающий на Кипре под общеевропейским регулированием. Великобритания больше не страна Евросоюза, у нее была и остается отдельная финансовая система, поэтому нам надо было бы заново проходить полную процедуру лицензирования, создавать отдельную дочернюю компанию. А в Германии мы встали под надзор местного регулятора и получили право работать с немецкими клиентами. Это более простая и быстрая процедура, особенно с учетом нашей задачи - проверить, насколько мы окажемся там конкурентоспособными и насколько востребованными будут наши услуги.

В Европе есть своя специфика работы: нужно по-другому продавать, по-другому выстраивать продукты. У нас, безусловно, были некоторые опасения, и нам хотелось, чтобы эта попытка обошлась нам как можно дешевле. Но сейчас мы видим, что технологии, сервисы, продукты Freedom Finance конкурентоспособны, зачастую мы быстрее и эффективнее европейцев, при этом мы далеко не заложники местных традиций и обычаев. Европа достаточно сильно отстает по темпам трансформации и внедрения инновационных технологий в финансовой сфере. Поэтому мы поняли, что если мы выжили в России, и смогли построить успешный бизнес, то можем это сделать и в более богатых странах. Да, там более высокий уровень конкуренции, но с хорошо узнаваемым брендом и с листингом на NASDAQ не сложно продавать инвестиционные продукты в Германии.

Кроме того, в Германии многие говорят по-русски, поэтому собрать команду было легко. ФРГ - самая богатая страна Евросоюза, с самой высокой нормой сбережения. Но хочу отметить, что наши клиенты - это необязательно русскоговорящие немцы. Большинство из них не разговаривает по-русски. Кстати, есть среди них и англичане. Они открывают брокерские счета в нашем немецком подразделении через интернет, хотя мы их рынок не таргетируем. Тем не менее о создании компании в Великобритании мы тоже подумаем, но не в этом году.

- Тогда переместимся в США, где вы недавно закрыли сделку по покупке брокера Prime Executions. Для чего была совершена эта сделка и какие у вас планы по развитию на американском рынке? Собираетесь ли вы наращивать свои позиции, соревноваться с местными брокерами за американских инвесторов?

- США - главный рынок с точки зрения количества исполнения клиентских заявок. Мы целенаправленно купили не розничного игрока, а институционального брокера с широкой клиентской сетью, который умеет хорошо обслуживать поток ордеров других брокерских компаний. Только по клиентам нашей группы объем приближается к 1 млн акций в месяц и к $30-40 млрд по году. Тот факт, что Prime является членом Нью-Йоркской фондовой биржи и имеет прямой доступ к клирингу, позволит сократить наши издержки и повысить надежность инфраструктуры.

Сейчас мы хотим нашу брокерскую лицензию в США дополнить инвестиционно-банковскими лицензиями, чтобы иметь доступ к первичным размещениям в США и, по сути, выступать в роли банка-организатора IPO в Америке.

- Но пока как розничный брокер вы к США не присматриваетесь из-за большой конкуренции?

- Наш план в отношении США на ближайшие два года предполагает создание полноценного брокера, который обслуживал бы наши собственные нужды и нужды крупных партнеров. Чтобы стать инвестиционным банком, на ближайшие два года этого точно хватит. За это время наш пилотный проект в Европе тоже должен принести ощутимые результаты. Если мы поймем, что стали достаточно большими и эффективными в Европе, подумаем и о рознице в США. Конкуренция на этом рынке достаточно высока, а маржинальность бизнеса низкая, но у нас есть ощущение, что все может получиться.

В следующем году мы намерены предложить институциональным клиентам решение по доступу к рынкам, на которых мы сильны. Планируем предоставление услуг sell-side банка, чтобы помогать компаниям из России, Узбекистана, Казахстана, Украины получать деньги в США, продавать ценные бумаги из этих регионов. Например, история с госдолгом Казахстана, на мой взгляд, интересна, особенно в национальной валюте. Сейчас это одна из немногих стран с хорошим кредитным рейтингом, достаточно низкой инфляцией и стабильной макроэкономикой. Это совсем не Турция, здесь все очень последовательно и понятно. При этом рынок госдолга только формируется, он исчисляется десятками миллиардов долларов. Выпуски гособлигаций стали достаточно большими, инфраструктура стала современней. Объемы торгов на Казахстанской фондовой бирже довольно крупные. Уверен, что мы найдем покупателя, например, на внутренний госдолг Казахстана, в том числе и в США, и можем выступить крупным брокером именно на этой части рынка. Безусловно, те же высокодоходные российские облигации в рублях, какие-то инструменты из Узбекистана тоже достаточно активно покупаются рядом фондов из США. Такой институциональный трейдинг мы точно попробуем делать в конце этого - начале следующего года. Ринемся ли мы продавать Apple американцам? Посмотрим. Мы понимаем, что наши технологии вполне подходят, чтобы побороться даже за этот круг биржевых операций, но пока не видим в этом большого смысла.

- Тогда вернемся к инвестициям в России. Сейчас "Фридом Финанс" принадлежит 12,8% капитала "Санкт-Петербургской биржи". Эта доля была приобретена при последнем дополнительном размещении акций, которое состоялось в конце 2019 года. Как вы оцениваете это приобретение? Планируете ли увеличивать свою долю в бирже?

- Я очень доволен нашим приобретением. Я несколько недоумеваю, почему в тот момент акции биржи не купили наши конкуренты, у которых была возможность поучаствовать в дополнительном размещении. "Санкт-Петербургская биржа" уже тогда очевидно была на взлете. Мы видели, сколько клиентов туда отправляем каждый день, как растет объем торгов. Биржа, по сути, стала еще одним пулом ликвидности американского фондового рынка. Причем объем торгов американскими акциями именно в этом часовом поясе уникален. Менеджмент биржи создал эффективную технологию: "перевел" для брокерских компаний и инвесторов на русский язык американский фондовый рынок. И на общем фоне спроса на иностранные инвестиции, безусловно, российские брокеры получили отличный инструмент сохранения конкурентоспособности.

Но я не считаю правильным наращивать долю "Фридом Финанс" в капитале "Санкт-Петербургской биржи". Это было бы выгодно с коммерческой точки зрения, но общая акционерная стратегия биржи в интересах всех участников торгов не должна быть сосредоточена в одних руках. Совет директоров биржи осознанно формирует правильную акционерную структуру. Крупные участники рынка уже заявили, что они сейчас докупают ценные бумаги биржи. Это сигнализирует о том, что у нее все получается - стратегия удачна. Ее осуществление создаст оптимальный баланс интересов, обеспечит независимость биржи и ее мотивированность на успех.

Я абсолютно уверен, что цена акций "Санкт-Петербургской биржи" будет расти. По моим подсчетам, ее справедливая стоимость сейчас не меньше $1 млрд (по крайней мере в США бизнес с такими показателями точно был бы не дешевле). Как бы это пафосно ни звучало, но это абсолютно выдающиеся результаты. Я не удивлюсь, если на "Санкт-Петербургскую биржу" начнется приток американской ликвидности, чтобы участники рынка США могли торговать с российскими инвесторами на своем премаркете, так как в России достаточно хороший объем торгов в это время.

- В 2019 году вы провели IPO, акции компании торгуются на NASDAQ. Вы как мажоритарный акционер планируете продавать свою долю, проводить SPO? Планируете ли получать листинг на "Мосбирже"?

- Мы, безусловно, очень довольны результатами IPO и тем признанием, которое получили в США. Объем торгов нашими бумагами достиг в среднем $50-60 млн в сутки. Если сравнить этот объем с оборотом торгов акциями российских компаний, имеющих листинг на внутренних площадках, в топ-5 по ликвидности мы точно вошли бы. Впереди нас были бы разве что Сбербанк и Газпром. Сейчас у нас достаточный объем вторичного рынка: больше 25% акций обращается свободно. В денежном выражении это эквивалентно сотням миллионов долларов, то есть база сложилась сильная.

У нас появились опционы, почти все крупные американские банки стали маркетмейкерами. Это само по себе открывает возможности для вторичного размещения. Но SPO имеет смысл проводить, когда, например, готовится интересная сделка, когда найдена цель для покупки и уже под эту сделку привлекается капитал.

Холдинг, в общем, прибылен, поэтому у нас нет потребности в дополнительном капитале.

Конечно, когда у нас на горизонте появится интересная сделка, на финансирование которой нам потребуется капитал, я, скорее всего, одновременно с этим продам небольшую долю своих акций. Наши американские инвесторы постоянно напоминают, что было бы здорово, если бы моя доля в компании сокращалась и в ближайшее время стала ниже 50%. Мы понимаем, что это действительно откроет дорогу новым инвесторам и создаст для них более комфортные условия. Я думаю, что акционеры готовы будут меня выбрать на позицию главного управляющего директора, даже если я перестану контролировать компанию. Мы в целом к этому шагу готовы, просто это произойдет в свое время, без ненужной спешки.

- Планируете ли получать вторичный листинг на "Мосбирже"?

- Второй листинг в России, рублевый, на мой взгляд, нашей компании получать нецелесообразно. Думаю, что все, кому нужен доступ к акциям Freedom Finance, уже его получили. Наши бумаги представлены не только на бирже NASDAQ, но и на "Санкт-Петербургской бирже", где у бумаг, которые котируются в долларах, достаточно высокая ликвидность. По итогам марта они вошли в топ-5 популярных акций на этой площадке.

Крупные объемы сделок по акциям компании проходят ежедневно до открытия основной сессии в Штатах. Этот период совпадает с премаркетом на американских площадках. Ведущие отечественные брокерские дома, работающие с розничными клиентами, предоставляют им возможность торговать на фондовой площадке Санкт-Петербурга. Наши акции пользуются там высоким спросом, а наша компания получает от этого пользу.

- Вы являетесь лидерами рынка в Казахстане. Недавно Олег Тиньков сказал, что группа "Тинькофф" рассматривает эту страну как возможный регион расширения своего инвестиционного бизнеса. Что вы думаете по этому поводу, готовы ли встречать такого конкурента?

- Конечно, готовы. Я буду очень счастлив, если они придут в Казахстан. Это позволит моей команде оставаться в тонусе. Мы увидим сильного конкурента, и это будет помогать нам покорять вершины. Гораздо лучше, когда несколько компаний инвестируют в развитие рынка. В периоды, когда "Тинькофф" тратил много на свою рекламную кампанию, у нас увеличивались продажи в России, хотя мы ничего не тратили. У нас такой удивительный рынок, что мы не перетягиваем друг у друга одеяло, а скорее работаем над общим ростом.

В целом ребятам можно пожелать только удачи и много терпения, потому что Казахстан - это крайне сложный рынок, это совсем не Россия. Неспроста ни один крупный российский брокер не имеет филиала в Казахстане, кроме нас. Здешнему рынку нужно уделять очень много времени, очень много внимания - Казахстану нужны сильные продукты и независимые компании. Это не то же самое, что открыть филиал в Санкт-Петербурге или в Казани, это отдельный бизнес, игра по совершенно другим правилам. Для этого потребуется создать отдельную команду, расставить особые акценты.

Меня немного удивило, когда Олег сказал, что он хочет развивать только инвестиционный бизнес, не создавая в стране подразделения своего банка. "Тинькофф Инвестиции" в существенной мере являются именно производной банка с успешной моделью. Мне очень интересно будет узнать, можно ли делать "Тинькофф Инвестиции" без банка. Амбициозная цель. Я будут рад, если у них получится.

Интервью

Посол Израиля в РФ: мы ведем диалог с Москвой в связи с обострением ситуации на палестинских территориях
Юрий Борисов: закупки новой планирующей авиабомбы "Дрель" начнутся в этом году
Посол Японии в Москве: Токио намерен наращивать сотрудничество с Россией в экономической области
Глава "Балтики": У безалкогольного пива большой потенциал, но конкурировать с классическим у него не получится
CEO "Авиасейлс": сейчас наши самые большие конкуренты - такие компании, как "Леруа Мерлен"
Глава Нацбанка Украины: мы с МВФ на одной стороне
СЕО "РусГазДобычи": мы - адвокаты максимальной монетизации жидких углеводородов
Глава МИД Эстонии: Эстония и Россия должны разговаривать между собой, несмотря на разногласия
Главный гособвинитель Генпрокуратуры: прокуроры ориентированы на справедливый и законный приговор, а не на цифры
Глава застройщика ЖК "Тушино-2018": московская недвижимость - самое понятное средство сохранения денег
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код