ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 10:23Заразились
на 22.06
В России 5 350 919+16 715В мире 179 107 034+320 876

Федор Войтоловский: вызов современному миропорядку – новая система координат

Директор ИМЭМО РАН рассказал о предстоящем форуме "Примаковские чтения"

Федор Войтоловский: вызов современному миропорядку – новая система координат
Федор Войтоловский
Фото: ИМЭМО РАН

Москва. 27 мая. INTERFAX.RU - 8-9 июня в Москве состоится Международный научно- экспертный форум "Примаковские чтения". Его по традиции проводит ИМЭМО имени Е.М.Примакова. Тема нынешний чтений: "Современные вызовы мировому порядку".

О том, чем будет отличаться нынешний форум от предыдущих, наш специальный корреспондент Вячеслав Терехов беседует с директором института член-корреспондентом РАН Федором Генриховичем Войтоловским.

- Нынешний форум состоится в период, когда отступает пандемия. Но только этим он будет отличаться?

- В прошлом году мы вынуждены были перейти в онлайн-формат и пандемия, конечно, создала очень серьезные ограничения. Сейчас она отступает, и мы возвращаемся к обычному формату. И все же, к сожалению, многие зарубежные политологи и экономисты, представители научно-экспертного сообщества, дипломатического корпуса не смогут к нам приехать из-за сохранившихся ограничений. Они присоединятся по видео-связи. Поэтому эти чтения будут иметь, скорее, смешанный формат. Часть участников приедет к нам, и мы очень рады, что многие отважились совершить такое путешествие в эти непростые времена. Мы специально привлекли очень квалифицированных помощников, которые нам помогут обеспечить телемосты.

С содержательной точки зрения эти чтения обращены к проблеме вызовов современному миропорядку, который еще находится в стадии формирования. Мы однозначно можем сказать, что тот миропорядок, который возник после окончания "холодной войны", как его хотите называть - однополярным моментом, как его назвал американский политолог Чарльз Краутхаммер, или периодом безусловного господства США и Запада, подходит к концу. Это не значит, что США и их союзники в одночасье утратят свое финансовое, экономическое, технологическое и военное могущество, но у них появились конкуренты во многих областях, а также те государства, которые живут в иной системе координат – не ориентируются на западные стандарты развития и идеологические догмы. Эти тенденции касаются не только межгосударственных отношений, но и транснациональных экономических процессов – укрепляются крупные компании и банки незападного происхождения, выстраиваются новые цепочки стоимости, трансформируется международная система разделения труда. Еще Евгений Максимович Примаков писал о новом полицентричном миропорядке, в котором будет много центров силы принятия решений. Полицентризм предполагает очень серьезную соревновательность. И здесь возможны разные модели развития политического мироустройства – жестка конкуренция и конфронтация или система сдержек и противовесов, предполагающая поиск компромиссов.

Предстоит острая борьба за главенство в иерархии

- Сегодня мы можем сказать, что формирующийся миропорядок будет полицентричным, но и одновременно будет иметь достаточно жесткую иерархию. За то, кто будет во главе этой иерархии сейчас начинает разворачиваться очень острая борьба. Прежде всего, она относится к отношениям между Соединенными Штатами и Китаем. А таким центрам как Россия, Индия, Европейский Союз, и другим предстоит в ближайшие годы понять, как выстраивать свою стратегию социально-экономического развития, внешнюю политику, политику безопасности, как строить партнерство в этой новой системе координат.

Мы пока не можем сказать однозначно, что формирующийся миропорядок - это новая биполярность, но тенденции такого рода могут проявляться и уже проявляются. Есть конкуренция и растущая конфронтация между Соединенными Штатами и Китаем, которые сильно отличаются от того, что было между СССР и США – между ними в годы "холодной войны" не было экономической взаимозависимости, не было тех эффектов, которые принесла глобализация мировой экономики. Тогда шла идеологическая, политическая, военно-политическая конфронтация, а сегодня идет соревнование в экономической и технологической плоскости, в борьбе за новые формирующиеся, потенциальные и значимые в глобальных масштабах рынки. Идет борьба за освоение пространств глобальной значимости: за Мировой океан, Космос, киберпространство, за лидерство в развитии телекоммуникационных технологий, и вообще за лидерство в экономической сфере.

Но пока Соединенные Штаты по многим параметрам свои позиции сохраняют и стремятся сохранить их на долгосрочную перспективу.

- Цель предстоящей дискуссии - определить реальные процессы в мире?

- Предложенная нами тема - современные вызовы миропорядку – сформулирована так, чтобы понять какие в мире происходят реальные процессы, какие вызовы и угрозы возникают и какое они могут иметь значение для России. Наиболее очевидный из недавних новых вызовов - это пандемия COVID-19. Но он не единственный и далеко не последний, с которым мы столкнемся в ближайшие годы. Это и новая военно-политическая конфронтация и военно-технологическая гонка, изменение климата, разрушение экосистем и загрязнение окружающей среды, это и международный терроризм, и трансграничная преступность, и транснациональные новые процессы, связанные с использованием информационно-коммуникационных технологий. Надо иметь в виду, что новые технологии дают и новые возможности для развития, но с другой стороны, они способствуют и возникновению новых рисков и угроз.

Мы на этих "Примаковских чтениях" под эгидой анализа таких глобальных тенденций большое внимание уделяем региональным процессам и тем регионам, которые сейчас имеют и будут иметь особое значение в ближайшие годы для Российской Федерации, для взаимодействия России с внешним миром.

Конечно, европейское направление сохраняет свою значимость, и у нас будет специальная сессия, посвященная глобальной роли Европейского Союза, но Россия все больше разворачивается в Азию. И для "Примаковских чтений", такой поворот является (и уже не первый год) устойчивой тенденцией и одним из приоритетов. Сейчас она только усилилась. Вот почему мы уделяем все больше внимания развитию ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, развитию ситуации в Центральной и Южной Азии. Нас очень серьезно интересует ситуация в регионах Тихого и Индийского океанов, развитие отношений между ведущими державами Южной Азии, две из которых ядерные- это Индия и Пакистан. Нас очень интересует ситуация на Ближнем Востоке, как источник проблем и рисков. И, конечно, для нас особое значение имеет Центральная Азия, потому что в этом регионе завязываются многие процессы, влияющие на постсоветское пространство. И события, происходящие в соседних странах в том числе в Афганистане и Южной Азии также тесно связаны с развитием ситуации в центрально-азиатском регионе, а значит и с безопасностью нашей страны, с ее экономикой. Там - наши торговые партнеры, союзники по ОДКБ и поставщики рабочей силы на наш рынок, и потому этот район также важен для России с точки зрения нашей и инвестиционной, торговой деятельности и так далее.

Поэтому у нас в этом году будет особое внимание к Азии, к ее различным регионам.

Нужно ли Китаю глобальное лидерство?

- На предыдущих чтениях чаще обсуждались текущие проблемы и причины их возникновения. Но можно ли обсуждать новые вызовы и не делая при этом никаких рекомендаций для политиков будущего? Вы ожидаете такой поворот в дискуссиях на этих "чтениях"?

- Да, ожидаем. И когда мы формировали повестку "Примаковских чтений", мы задумывались над многими проблемами, и темами, которые сейчас вызревают, и которые получат развитие в ближайшие годы, причем не только в краткосрочной, среднесрочной, но и в долгосрочной перспективе.

Название одной из тем наших сессий звучит: "Нужно ли Китаю глобальное лидерство?" Эта тема обращена в будущее.

Все чаще говорят о проявившемся и нарастающем соперничестве Соединенных Штатов и Китая во многих сферах. Но, на мой взгляд, у Китая гораздо более скромные амбиции, нежели у Соединенных Штатов. Соединенные Штаты хотят удержать глобальное лидерство. Вопрос в том, нужно ли Китаю глобальное лидерство, по-прежнему открыт. Да, Китай, безусловно, лидер Азиатско-Тихоокеанского региона и стремится быть лидером в этом регионе, но таким лидером, который не претендует на единоличное знание того, как должны жить и развиваться другие страны региона.

У американцев по-прежнему сохраняется мессианская направленность внешней политики, сохраняется взгляд на мир, как на пространство, которое нужно реорганизовывать. Они рассматривают другие общества и государства, как системы, которые нужно преобразовывать в соответствии с их видением. И эта мессианская линия, я думаю, у администрации Байдена будет проявляться даже в большей степени, чем была при Трампе. Трамп хотел сделать Америку "снова великой". Возникло понимание, что американское лидерство, хотя и глобальное, но оно имеет четкие границы, четкие лимиты, как с точки зрения материальных ресурсов, так и с точки зрения мотивации. Оно зависит также и от деятельности внешних субъектов, и от тех ограничений, которые возникают в результате идеологизированного видения американской роли в мире, как государства, которое воплощает определенный набор своих идей и ценностей, и которое может формировать коалиции и по ценностному признаку. На мой взгляд, эта линия будет усиливаться, но это в свою очередь ведет и к возникновению очень серьезной коллизии, в том числе с Китайской Народной Республикой.

Трамп боролся против Китая, как против державы-конкурента. Его представители в администрации однозначно говорили, что это конкурент на региональном уровне, который становится конкурентом, противником, на глобальном уровне. Администрация Байдена, и это уже проявилось, начала вкладывать в эту конкуренцию ценностную, идеологическую составляющую. Если мы посмотрим промежуточный Обзор национальной безопасности, то увидим, что эта ценностная составляющая, прописана там четко - Соединенные Штаты стоят во главе либеральных рыночных демократий, которые противостоят не либеральным и не рыночным демократиям, прежде всего Китайской Народной Республике и Российской Федерации. При этом заметим, что этот документ новая администрация поспешила выпустить уже в марте, и это еще не Стратегия национальной безопасности в полном смысле слова, которая выпускается каждой администрацией, а промежуточный документ в дополнение к действующей Стратегии национальной безопасности, которая была принята еще при Трампе.

Как широка будет дискуссия по отношениям России и США?

- На этих "чтениях" будет обсуждаться военно-политическая проблема? А конкретнее - может ли подобная конкуренция привести к военным осложнениям?

- У нас будет специальная сессия, посвященная российско-американским отношениям. Ее будет модерировать Сергей Алексеевич Рябков, заместитель министра иностранных дел, который курирует вопросы контроля над вооружениями в МИДе и российско-американские отношения. Это человек, который предпринял колоссальные усилия для того, чтобы был продлен Договор об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений, и, конечно, эти сюжеты будут иметь большое значение для обсуждения будущего российско-американских отношений. Потому что, несмотря на то, что Договор по стратегическим наступательным вооружениям продлен, остались открытыми такие сюжеты, как ситуация с размещением американских ракет средней и меньшей дальности наземного базирования в Европе и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Осталась открытой и проблема высокоточных вооружений, гиперзвуковых систем и того, как они будут регулироваться в двусторонних отношениях России и США? Если в этом вопросе будет достигнут прогресс, то потом обсуждение можно будет продолжить и на более широком, многостороннем уровне, с вовлечением других сторон.

Вопросы противоракетной обороны! Они также остались на столе, и по ним пока нет решений. С темой стратегической стабильности и контроля над вооружениями связана и тема европейской безопасности.

Замечу, что проблематика европейской безопасности прослеживается у нас, как минимум, в двух сессиях.

Но в этом году, в отличие от предыдущих лет мы не делали специальной сессии, посвященной военным вопросам. Принимая во внимание, что на официальном уровне еще только формируются темы для переговоров, мы решили пока сосредоточиться больше на региональных проблемах.

Интервью

Глава НПФ ВТБ: мы постоянно оцениваем участников рынка, но задачи покупать другие фонды любой ценой нет
CEO "ФосАгро": ценовая конъюнктура и видение рынка позволяют нам позитивнее смотреть на инвестиционное развитие
Замглавы "Русала": Рост спроса на металлы позволяет говорить о наступлении суперцикла
Глава "Росгеологии": хотим привлечь $50 млн в венчурный фонд для поддержки компаний-юниоров
СЕО "Металлоинвеста": успешные IPO российских эмитентов за последние полгода вселяют оптимизм
Алексей Фурсин: пришла пора сместить акцент с проблемы спасения столичного бизнеса на вопросы его развития и масштабирования
Ректор ТГУ: вузам нужна новая цифровая дидактика
Глава "Траста": диалог с заемщиками почти никогда не прекращается: это бизнес, а не обиды супругов
Замглавы En+: ожидаем листинг высокоуглеродной компании до конца года
Глава AmCham: Дружба американского бизнеса с Россией продолжается
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код