CEO "Северстали": Для нас не стоит вопрос - инвестиции или дивиденды

Александр Шевелев убежден, что осенью можно рассчитывать на корректировку цен в сторону снижения

CEO "Северстали": Для нас не стоит вопрос - инвестиции или дивиденды
Александр Шевелев
Фото: Пресс-служба

Москва. 4 июня. INTERFAX.RU - Генеральный директор "Северстали" Александр Шевелев прокомментировал "Интерфаксу" в ходе Петербургского международного экономического форума ситуацию с ценами на сталь на внутреннем рынке, рассказал о возможных вариантах решения проблемы роста расходов на реализацию бюджетных инвестпроектов, поделился дальнейшими планами развития компании, производственными ориентирами на 2021 год.

- Государство подталкивает компании к активизации инвестиционного процесса - противопоставляя его дивидендным выплатам. Мы слышали тезис о том, что власти будут смотреть, как компании расходуют прибыли (увеличивают дивиденды или инвестируют), с другой стороны - частично сама прибыль позиционируется как нечто не вполне правильное (история со 100 миллиардами "сверхдоходов", которые металлургические компании получили от повышения цен в рамках госконтрактов). Ваши планы в этой ситуации какие? Будете придерживаться своей дивидендной политики? Может, в такой ситуации правильнее направлять дополнительные средства на инвестиции?

- Для нас так вопрос не стоит - инвестиции или дивиденды. "Северсталь" - финансово устойчивая компания, стабильная, привлекательная для инвесторов. Мы не выбираем, что лучше - инвестировать в собственное производство, в будущее, в перспективу, в стратегию, или выплачивать как можно больше дивидендов.

"Северсталь" делает и то, и другое. Компания обеспечивает максимальный возврат на вложения наших инвесторов. Наша задача перед инвесторами - генерировать стабильный денежный поток, выплачивать дивиденды на уровне FCF или даже выше, что, собственно, мы и делаем.

При этом у "Северстали" самая большая в отрасли инвестиционная программа. Это означает, что компания инвестирует в отрасль, в собственное производство, не только в поддержку основных фондов, но и в перспективу, и нам это органично удается. Поэтому я уверен, что это не вопрос выбора - это не "или", а скорее "и".

Что касается риторики вокруг. Наша точка зрения следующая: очевидно, что никаких нерыночных механизмов вводить не нужно, потому что в долгосрочной и среднесрочной перспективе это приведет к большим потерям и к большему ущербу не только отрасли, но и экономики в целом.

Сегодня все российские меткомпании являются очень крупными налогоплательщиками, и с ростом цен наши выплаты выросли: по данным "Русской стали", в первом полугодии 2021 года металлурги заплатят на 100 млрд рублей больше налогов, чем за аналогичный период прошлого года. Согласно прогнозам, за весь 2021 год мы заплатим около 250 млрд рублей дополнительных налогов, которые можно и нужно направлять на поддержку столкнувшихся с ростом цен отраслей.

При этом причины роста цен объективны - та рыночная возможность, которая сегодня формируется рынком, исходя из отложенного спроса, восстановления экономики, стимулирующих мер правительства Российской Федерации, приводит к высокому уровню спроса. Из-за ограниченного предложения рыночные механизмы действуют так, что цена растёт везде, глобально. При этом в России темпы роста стоимости меньше, чем в других странах. Наша сегодняшняя цена на внутреннем рынке ниже, чем в Европе, на 15-20%, чем в Штатах - на 40-50%. Мы повторяем этот глобальный тренд.

- Когда можно будет говорить о стабилизации цен?

- Очевидно, что ситуация сильно волатильна, с одной стороны, а с другой - она явно будет отбалансирована в ближайшее время. Мы считаем, что осенью спрос и предложение придут более-менее в равновесие. Осенью мы можем рассчитывать на некую корректировку цен в сторону снижения.

- То есть осенью уже можно говорить именно о падении мировых цен?

- Да. Мы считаем, что с большой вероятностью.

- Ожидаемый ориентир по динамике падения вы можете озвучить?

- Сложно сказать. Все, кто вам будет давать какие-то прогнозы, очевидно, будут лукавить либо спекулировать на чем-то. Падение может быть как очень резким - мы это видели неоднократно, так и может сохраниться на невысоком уровне.

С нашей точки зрения, корректировка произойдет, она будет не очень существенная и не очень резкая. Цены останутся, мы рассчитываем, на достаточно высоких уровнях. Какой это будет уровень - не знаю, но мы считаем, что он будет достаточно высоким по сравнению с предыдущими периодами.

- Сейчас Минпромторг с металлургами активно обсуждает заключение долгосрочных контрактов с госкомпаниями и предоставление в рамках таких контрактов скидок. Насколько это реальный механизм, нет ли здесь выборочного подхода при их заключении? Что здесь может быть принято за отправную точку, какие параметры будут учитываться при определении размера скидки?

- Механизм, который сегодня предлагается, абсолютно реальный, потому что решает проблемы, стоящие перед теми отраслями, которые сталкиваются с этой ситуацией.

Он заключается в следующем: мы предлагаем строительному комплексу Российской Федерации, прежде всего бюджетному строительству, выполняющим гособоронзаказ компаниям, определить перечень ключевых бюджетных проектов, и через Минпромторг эти проекты консолидировать и информацию по ним передать нам. Нам необходимо понимать спрос на металлопрокат, нужный сортамент, на какую именно стройку он пойдет, кто является официальным контрагентом.

Мы понимаем, что проблема существует именно с бюджетным строительством, потому что там очень жесткое, фиксированное ценообразование, сложные механизмы, которые не привязаны к рыночным индексам. Строители, действительно, сталкиваются в моменте с такой ситуацией. Для этих проектов - бюджетных, социально-значимых, государственных - мы готовы создавать специальные условия.

- В чем именно они будут заключаться?

- В следующем: мы готовы заключать с этими организациями длительные контракты - на год, полтора, два - с понятными объемами металлопроката, который они потребляют, с понятным - либо формульным, либо даже фиксированным - ценообразованием, которое позволяло бы этим компаниям, подрядчикам быть уверенными, что в рамках этого срока и этих проектов цена будет именно такой.

- Речь идет о фиксированной цене на весь период действия договора?

- Да. У нас очень понятный, конкретный и конструктивный механизм. И он является рыночным, потому что и сегодня компании-потребители металлопроката сами могут назначать свои цены. Ведь цена не одинаковая для всех: у кого-то стратегическое партнерство, у кого-то комплексная поставка и т.д. Это всё учитывается при ценообразовании. Поэтому мы считаем, что предлагаем механизмы конструктивного взаимодействия, которые заключаются в длительном контракте, прямых отношениях поставщик - потребитель. Не через систему каких-то подрядов, трейдеров, перекупщиков. И с понятной системой ценообразования.

- Можно все-таки как-то систематизировать такой подход?

- Коротко - да. Систематизация заключается в том, чтобы консолидировать весь перечень ключевых социальных значимых проектов и объектов гособоронзаказа и обеспечить прозрачное взаимодействие как с точки зрения ценообразования, так и с точки зрения реализации этих строек.

- Как продвигается сотрудничество с ФАС в рамках расследования по поводу монопольно высоких цен на прокат?

-Я считаю, мы хорошо сотрудничаем. Уже прошло одно заседание, где мы приняли участие, предоставили полный пакет документов. ФАС дополнительно уточняет сейчас какие-то вопросы, мы на эти вопросы в полной мере отвечаем. ФАС хорошо известны причины роста цен на рынке Российской Федерации, они тоже прекрасно понимают, что цены в РФ растут меньшими темпами, чем где-либо еще, понимают драйверы роста, поэтому я рассчитываю на объективное решение.

- В марте вы говорили, что "Северсталь" допускает будущее без интеграции в угольные активы. Сейчас примеру Evraz, который первым объявил о выделении угольных активов, последовал "Русал", объявивший о выделении отдельной высокоуглеродной компании. Вертикальная интеграция вашей компании - одно из конкурентных преимуществ. Тем не менее, вы планируете в дальнейшем постепенно "уходить" от угля?

- Мы существенно снижаем его потребление. За счет того, что повышаем эффективность наших коксовых батарей, доменных печей. Сокращаем потребление кокса, увеличивая потребление природного газа. Это первое.

Если говорить про потребление угля, мы будем его снижать примерно на 8-10% удельно. С другой стороны, мы не обеспечиваем себя углем на 100%, покупаем его на рынке, поэтому это движение будет приводить к тому, что самообспеченность углем у "Северстали" будет возрастать. С учетом роста объёмов производства чугуна, нельзя сказать, что "Северсталь" будет меньше потреблять угля, но мы будем более эффективны с точки зрения самообеспеченности углем - увеличим ее с текущих 60% процентов до 85-88% в ближайшее время.

Кроме того, мы со второго полугодия 2022 года прекращаем производство энергетических углей на "Воркутаугле", потому что наши основные клиенты при взаимодействии с нами переходят на газ (компания "Т Плюс"). У нас останется металлургический уголь только для собственного внутреннего потребления.

- Ищет ли компания какие-либо еще решения для повышения инвестиционной привлекательности в контексте ESG повестки?

- Что касается климатической повестки, мы себе поставили краткосрочную цель снизить выбросы на 3% к 2023 году по сравнению с 2020 годом. В текущем году мы нацелены озвучить более амбициозную цель на среднесрочный период, до 2030 года.

Все цели, которые мы озвучиваем - с конкретным набором мероприятий. Наша стратегия в области ESG, которую мы сейчас дорабатываем, касается не только парниковых газов, но и выбросов вредных веществ в воздух, где мы участвуем в рамках программы "Чистый воздух". Планируем сократить выбросы на 22,5% в Череповце до конца 2024 года.

- Какой у компании уровень самообеспеченности электроэнергией?

- На сегодняшний день - самый высокий в отрасли, 81%. Это важно, потому что газы, которые образуются - коксовый, доменный, конвертерный, - очень часто выбрасываются в атмосферу. Наша задача - эти газы утилизировать для выработки электрической энергии. К 2023 году мы планируем повысить обеспечение собственной энергией до 95%, прекратив выброс газов в атмосферу.

- Компания планирует и дальше придерживаться заявленной стратегии в отношении новых сделок по созданию СП?

- СП, как и другого вида партнерства, мы рассматриваем как очень быстрый и правильный вход на необходимые для нас рыночные ниши.

- Одной из таких недавно объявленных сделок была покупка 20% Нижне-Волжского трубного завода по выпуску строительной трубы. Сделка закрыта? Планируется ли увеличение доли в заводе?

- Сделка закрыта. Доли увеличивать не планируем. СП позволяет нам, с одной стороны, увеличить поставки металла для производимой конструкционной трубы на рынке Российской Федерации, с другой - быть эффективными в тех регионах, где мы ранее не были представлены так широко. Компания имеет долю примерно 60% на рынке Южного федерального округа в своём сортаменте. С помощью этого СП мы получили прямой выход через нашего партнера на ЮФО.

- Планируете в ближайшее время вернуться к реализации проекта по совместному строительству с Tenaris трубного завода в ХМАО?

- Мы по-прежнему считаем этот проект стратегически важным, значимым и привлекательным. Сейчас по некоторым моментам ведем консультации с нашими партнёрами. Я уверен, что в самое ближайшее время они закончатся, после чего мы будем готовы объявить о каких-то дальнейших действиях.

- Подтверждаете ориентиры по выпуску стали по итогам этого года?

-Да, планируем в 2021 году произвести 11,5-11,6 млн тонн стали.

Интервью

Глава "Росгеологии": хотим привлечь $50 млн в венчурный фонд для поддержки компаний-юниоров
СЕО "Металлоинвеста": успешные IPO российских эмитентов за последние полгода вселяют оптимизм
Алексей Фурсин: пришла пора сместить акцент с проблемы спасения столичного бизнеса на вопросы его развития и масштабирования
Ректор ТГУ: вузам нужна новая цифровая дидактика
Глава "Траста": диалог с заемщиками почти никогда не прекращается: это бизнес, а не обиды супругов
Замглавы En+: ожидаем листинг высокоуглеродной компании до конца года
Глава AmCham: Дружба американского бизнеса с Россией продолжается
Дмитрий Чернышенко: у России много конкурентных преимуществ в сфере туризма, и их надо развивать
CEO Nordgold: Нельзя сказать, что мы на пике рынка золота
CEO X5: Мы хотим побороться за одно из ключевых мест на рынке фудтеха
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код