ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 11:42Заразились
на 31.07
В России 6 265 873+23 807В мире 197 366 135+739 604

Директор Института психологии РАН: нет ясности – нет веры в вакцину

Дмитрий Ушаков рассказал о психологических аспектах вакцинации

Директор Института психологии РАН: нет ясности – нет веры в вакцину
Дмитрий Ушаков
Фото: Татьяна Макеева/ТАСС

Москва. 25 июня. INTERFAX.RU - В жизнь российского общества прочно входит новое понятие – ревакцинация. Входит с трудом, как все новое.

На эту тему специальный корреспондент "Интерфакса" Вячеслав Терехов беседует с директором Института психологии РАН академиком Дмитрием Ушаковым.

И вдруг опять надо привыкать!

Корр.: Кажется, что сегодня в обществе наличествует некоторый вариант суматохи. Дело в том, что за прошедший год люди поняли, хотя и не сразу, что есть коронавирус, постепенно свыклись не только с ним, но и с необходимостью подождать всемогущую вакцину, которая и вернет их к привычной жизни. Вопросы мутации вируса оставались у большинства граждан за пределами сознания, потому что все разработчики и представители медицинских властей в один голос утверждали, что наши вакцины сильнее всех мутаций вируса!

И вдруг, как гром среди ясного неба – идет новый штамм и нужна ревакцинация. В обиходе появилось не просто новое слово, а необходимость начинать все сначала! А где же победоносное оружие против вируса?

Войны (а борьба с коронавирусом и есть война, только оружие другое) приучили нас к тому, что с любым врагом можно справиться, если точно знать, каков он. Главное знать! И тогда не будет паники и растерянности.

Ушаков: Да, человеку во всем нужна некоторая ясность. И когда мы изучаем причины конспирологических теорий, каких угодно: о мировом правительстве, о том, как появился на свет ковид, для чего ведется вакцинация и т.д., то оказывается, что одна из главных причин – необходимость иметь ясную концепцию о справедливом мире. И когда люди принимают конспирологическую теорию, им легче, так как все становится ясно: мир упрощается и уходит неопределённость и неясность. Людям говорили, что спасение - в создании вакцины. Но получилось: создали вакцину, а врага не победили. К чему это привело? Ушла ясность: что на самом деле происходит вокруг? Людям стало очень сложно ориентироваться в этой ситуации. А потребность в ясности и в понимании того, что происходит вокруг - это фундаментальная потребность человека, ради которой он может даже чем-то жертвовать.

Уровень доверия к вакцине в России один из самых низких

- И тогда появилось недоверие к вакцине как надежному средству борьбы за жизнь?

- К сожалению, это так. По данным международных исследований 2020 - 2021 годов, уровень доверия к вакцине в России – один из наиболее низких в мире. А в условиях третьей волны пандемии COVID-19 негативное отношение к вакцинации становится серьезным барьером на пути к формированию коллективного иммунитета.

Большую роль играет общее невысокое доверие к институтам власти, официальным заявлениям.

Наши исследования показывают, что значительный вклад в негативное отношение к вакцинации вносит представление о коронавирусе как о все еще малоизученном заболевании с неизвестными последствиями. А отсюда и появление новых конспирологических теорий происхождения этого вируса.

- И тогда возникает традиционный русский вопрос: что делать, кто виноват?

- На вопрос "что делать" наш институт постарался внести ясность "Рекомендациями по повышению готовности россиян к вакцинации от COVID-19", которые разработал профессор РАН Т.А. Нестик. Некоторые из этих предложений уже осуществляются или в процессе. Например, о необходимости "обеспечения максимальной доступности вакцин" для жителей всех городов страны.

Далее. Социальная реклама должна быть ориентирована на изменение установок через влияние значимых других людей, через выступление лидеров общественного мнения, ученых. Но "кампания убеждения должна проводиться не на страхе собственного заражения, а на тревоге за близких. Нагнетание страха и тревоги без четких инструкций к действию или без рекомендаций в действенность которых верит аудитория, приводит к обратным результатам". Надо избегать катастрофизации и алармизма. Например, избегать применения фразы "наблюдается рост числа заболеваний".

Действенными стимулами для принятия решений могут быть "воображаемые сценарии последствий отказа от вакцинации и запоздалых сожалений, рассказы людей, которые жалеют о том, что не вакцинировались ранее".

- Это скорее ответ на вопрос - что уже делается?

Другие рекомендации психологов

1. Вакцинация должна остаться добровольной, попытки принуждения только усилят негативное отношение к ней среди колеблющихся, а также приведут к еще большему снижению доверия к властям.

2. Введение обязательных вакцинационных паспортов может быть эффективной мерой в отношении высококонтактных групп, к которым ранее уже предъявлялись соответствующие требования (например, санитарная книжка продавца), а также в отношении тех, кто планирует выезд за границу.

3. Вместо мер принуждения необходимо подчеркивать преимущества вакцинации, рациональность выбора в ее пользу, возможность влиять на ход жизни, наличие перспектив.

4. Вместо прямых денежных выплат за вакцинацию следует использовать косвенные финансовые стимулы: например, ставить размер разовых социальных выплат, не предусмотренных законодательством, в зависимость от наличия прививки, снижать стоимость получения дополнительной медицинской страховки и т.п.

5. Важно различать отказ от вакцинации и ее откладывание по различным причинам. Необходимо предоставить "возможность для предварительной записи на вакцинацию теми препаратами, которые пока не прошли сертификацию или еще не поступили в массовое производство". Наличие такой заявки должно предоставлять возможность вакцинироваться без очереди и в приоритетом порядке.

Роль ученых неясна - ясна роль "благодетелей"

- А научное сообщество? Его роль? Мнение ученых должно учитываться? Но у них разные взгляды, а порой и противоположные точки зрения.

- И не только у нас нет единства среди экспертного сообщества. Возьмем Германию. И в этой стране наличествует большой разброд мнений. Но при этом там экспертов слушают несравнимо больше, чем у нас, даже на уровне правительства, а не только на уровне высокостоящего чиновника. Везде в научном сообществе есть некая дисперсия мнений. Без этого нет науки. Но главное в другом: чтобы быть полезным, необходимо, чтобы ученые приходили к единому мнению. Тогда их будут слушать, слышать и считаться с их выводами.

- Боюсь, что это невозможно. Вы предлагаете вариант некогда существовавшего принципа "демократического централизма"?

- Это очень сложно, но так нужно. Надо стремиться по столь острым для общества темам, как эпидемия, вначале самим договориться, а потом в публичных выступлениях придерживаться этой договоренности. Если бы было так, то у народа было бы куда меньше ощущения неясности, нерациональности, смутности, подозрения, что обманывают и т.д.

- Вам не кажется, что выработать единое мнение экспертное сообщество не сможет еще и потому, что за каждым разработчиком и производителем стоит свой финансовый "благодетель"? И каждый из них, естественно хочет получить свою заработанную прибыль.

- В том числе и это. Но все же не только. Надо иметь в виду и различие научных позиций, разные научные школы и подходы к тому, как и по какому пути идти к созданию, например, вакцины, или чего-то другого, на что есть заказ. Не исключаю и просто ошибочное мнение.

Хотя, да, корыстные интересы тоже есть, особенно в фармацевтике.

Необходимость создания Научного центра – созрела!

- И как быть?

- В немалой степени чтобы всего этого избежать может послужить предлагаемое Российской академией наук создание Научного центра социологии и психологии чрезвычайных ситуаций. В нем мог бы проводиться серьезный мониторинг социальных и психологических последствий пандемии. Такой центр может иметь сетевую структуру, опираясь на уже существующие социологические и психологические исследовательские организации. Это вместе с тем и позволит не только давать более комплексные и конкретные предложения по преодолению социальных последствий пандемии, но и готовиться к будущим вызовам – эпидемиологическим, климатически, техногенным.

Интервью

Михаил Горбачев: договор СНВ-1 стал основой всех дальнейших соглашений
Сергей Рябков: США по-прежнему добиваются подключения КНР к переговорам по контролю над вооружениями
Посол КНР: Китай и Россия готовы изучить вопросы по взаимному признанию вакцин
Глава Росстандарта: то, что мы видим на проверке, не всегда соответствует тому, что есть на самом деле
Зампред ЦБ: финобъединения с активами от 10 млрд руб. будут подпадать под регулирование ЦБ
Сергей Лавров: о вторжении в Афганистан никто не задумывается
Глава ОАК: истребитель Checkmate сможет "исключить из игры" ударные дроны и самолеты шестого поколения
Глава Red Wings: безубыточная эксплуатация МС-21 вполне реальна
Константин Кулик: нам нужен новый "План преобразования природы"
Андрей Тяжельников: жара может быть опасна даже для здоровых людей
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код