Хроника последних дней СССРПроект информационного агентства "Интерфакс" при содействии Российского исторического общества

Глава подразделения "Северстали": мы рады заявлениям "Газпрома" о возобновлении закупок существенных объемов ТБД

Дмитрий Горошков рассказал о планах нарастить отгрузку труб большого диаметра в 2021 году до 300 тыс. тонн

Глава подразделения "Северстали": мы рады заявлениям "Газпрома" о возобновлении закупок существенных объемов ТБД
Дмитрий Горошков
Фото: Пресс-служба

Москва. 8 октября. INTERFAX.RU - Инвестиционная программа "Газпрома" в последние месяцы оказалась в центре внимания без преувеличения всей Европы. Однако есть отрасль, которая чутко реагировала на любые изменения капвложений концерна невзирая на ценовые рекорды или провалы газового рынка.

Сегмент труб большого диаметра в прошлом году продемонстрировал наиболее существенное падение в отрасли, просев почти на 30%, до минимального показателя в 1,5 млн тонн. Главной причиной падения стало завершение крупных газовых проектов, а также снижение ремонтных работ.

О том, какой рост потребления ТБД в России ожидается в этом году, ждет ли рынок новых крупных заказов "Газпрома", смогла ли "Северсталь" полностью загрузить заказами "Ижорский трубный завод", а также о низкоуглеродной повестке и развитии ВИЭ в интервью "Интерфаксу" в рамках Петербургского газового форума рассказал директор по работе с энергетическими компаниями "Северстали" Дмитрий Горошков.

- Насколько существенным будет восстановление спроса на ТБД в этом году после просадки в 2020 году?

- В этом году мы ожидаем повышение спроса на трубы большого диаметра где-то на 5-10%. Конечно, ускорение реализации инвестиционной программы "Газпрома" придало импульс потреблению.

- На какие в основном проекты идут трубы "Северстали" в этом году?

- Два проекта: "Сила Сибири" и этанопровод для Усть-Лужского комплекса переработки газа. Они, наверное, в большей степени поспособствовали росту спроса. Но не только - действительно, большое количество других проектов стартовало или было возобновлено.

- В 2022 году спрос продолжит расти?

- Думаем, что, да. Потому что 5-10% роста после существенной просадки в прошлом году - все еще достаточно низкая база.

Существенный прирост спроса мы ожидаем от "Газпрома" как раз в рамках закупки 2020 года почти на 100 млрд руб. Например, мы в рамках этого контракта поставили пока достаточно небольшой объем - порядка 70 тыс. тонн, это меньше 25% от полученных объемов. К концу этого года мы ожидаем еще существенный прирост, но многое останется на следующий год.

- О каких объемах отгрузки по этому контракту до конца 2021 года идет речь?

- У нас очень амбициозная задача по второму полугодию. Надеемся, что справимся. Как я сказал, на данный момент мы отгрузили около 70 тыс. тонн ТБД, еще столько же мы планируем поставить за оставшиеся месяцы.

- Основная часть поставок ТБД в этом году придется на долю "Газпрома"? Вы смогли вывести ИТЗ на полную производственную мощность в 2021 году, как и планировали? Были ли другие заказы?

- В этом году мы полностью загружены. Здесь и внутренний рынок сработал, и наша экспортная программа, которую мы очень интенсивно начали развивать несколько лет назад.

Если говорить про экспорт, мы поставим в этом году минимум, наверное, 55 тыс. тонн, вероятно, даже больше. В целом по году суммарно на всех рынках, думаю, мы выйдем на реализацию около 300 тыс. тонн ТБД.

- Цифра несколько отличается по сравнению с годовыми отгрузками порядка 400 тыс. тонн в прошлые времена...

- Да, но надо понимать произошедшие на рынке изменения и специфику заказов. Если раньше, по сути, мы могли работать месяцами на однотипных высокопроизводительных заказах "Газпрома", то теперь мы работаем по всему миру, с различными заказчиками.

- На 2022 год вы уже полностью закрыты заказами по ТБД?

- Нет, еще не в полном объеме. Но, во-первых, не забывайте про этот заказ "Газпрома", на который уйдет порядка 50% от полученных нами в рамках конкурса объемов на следующий год. Я думаю, компания выберет всю потребность в 2022 году. Плюс - законтрактованные экспортные заказы, плюс - уже согласованные проекты с другими российскими заказчиками.

По моим оценкам не менее 50% мощностей ИТЗ на следующий год уже подкреплены контрактами.

- Помимо "Газпрома" и экспорта, какие еще крупные проекты на внутреннем рынке в этом году и в следующем? С кем-то заключаете новые контракты?

- У нас широкая клиентская база - это и нефтегазовый комплекс, и объекты строительства портовой инфраструктуры. Достаточно большой объем труб большого диаметра и свай мы грузим, например, на проект строительства терминала "Утренний" в рамках суперпроекта "Арктик СПГ-2". Большое количество подобных объектов, касающихся развития транспортной, прежде всего портовой, инфраструктуры тоже требуют труб большого диаметра. Мы традиционно много работаем с "НОВАТЭКом", получаем заказы от "Роснефти". И в этом году, и в следующем они будут составлять значимую часть нашего портфеля.

- Мы начали беседу с большой закупки "Газпрома". С момента ее проведения цены на сталь взлетели, монополия и сама говорила весной, что ТБД по этому контракту вдвое дешевле текущих цен. Стал ли такой стремительный рост цен на металл поводом для того, чтобы трубные компании сели за стол переговоров с "Газпромом" для обсуждения более гибких условий последующих контрактов, или, может быть, пересмотра существующих? Вы просили об этом компанию?

- Я бы разделил эту историю на две части. Первая - это исполнение обязательств по подписанным договорам, которые, действительно, были разыграны в самой низкой стадии рынка. Поэтому "Газпрому" удалось получить очень хорошую экономию. По старым потребностям монополии у нас подписан контракт, есть его частичное авансирование, мы его исполняем. Конечно, доходность существенно ниже, чем то, что мы ожидали, когда подписывали, в том числе из-за роста наших затрат, даже несмотря на то, что мы являемся вертикально интегрированной компанией. Тем не менее, мы ответственно подходим к исполнению своих обязательств.

Вторая история - про новые потребности "Газпрома". Мы рады, что стали звучать заявления от руководителей "Газпрома" о возобновлении закупок существенных объемов. После того большого конкурса масштабные закупки не объявлялись. Пока конкурсы еще не объявлены, конкурсная документация не вывешена, но рынок их ждет.

Если говорить про условия новых контрактов, то здесь очень многое должно зависеть от специфики конкретной закупки. То есть одна история - если у тебя долгосрочные многолетние поставки. Совершенно другая, если тебе нужно в сжатые сроки, за два-три месяца, например, поставить, некий объем на конкретный проект. Условия должны отличаться в этих случаях. В любом случае у нас есть ожидания, что по новым конкурсам начальная максимальная цена будет установлена на справедливом рыночном уровне.

- У производителей труб сейчас есть четкое понимание потребностей "Газпрома" на определенную перспективу, допустим, на следующий год?

- Мы знаем, какие крупные инфраструктурные проекты будет делать "Газпром", и, в целом, понимаем, что это значит в плане строительства трубопроводов: какой объем понадобится, каких продуктов. Это важный момент - понимать заблаговременно, какие продукты будут востребованы.

Но, конечно, в идеале, чтобы точно планировать свои производственные мощности и свою коммерческую деятельность не только с "Газпромом", но и в целом на рынке, нам желательно понимать гораздо более четкие графики. Сейчас графики поставок регулярно обновляются, в том числе из-за изменения конъюнктуры, из-за изменения инвестиционной программы. В этой связи та информация, которую мы слышим по разным месторождениям, постоянно корректируется.

Для нас сейчас достаточно серьезным вызовом является то, что "Газпром" увеличивает объем закупа по разыгранной в 2020 году закупке. При этом важно понимать, что у нас есть другие обязательства, которые мы подписали, еще не понимая полностью спрос со стороны "Газпрома" на этот период времени.

- Вы упомянули рост экспортных поставок. Однако пока это все-таки не слишком большие объемы, "Северсталь", как правило, объявляет о пробных поставках на внешний рынок. Что будет с объемами экспорта в следующем году?

- Как я уже говорил, мы считаем, что сделали абсолютно правильную стратегическую ставку на развитие экспорта. Уже в этом году это дает существенный вклад как в загрузку наших производственных мощностей, так и в экономические показатели компании.

Потенциал, действительно, гораздо больше. У нас уже идет серьезная коммерческая работа с теми заказчиками, которые нас аттестовали. Я ожидаю, что в этом году мы пройдем десятки новых аттестаций и квалификаций после успешных пробных поставок, прохождения серьезного комплексного аудита с выездом на наши производственные площадки. Уже в этом году ряд крупных заказов от европейских, и не только, заказчиков играет важную роль для получения нами прибыли и увеличения производства. По этому году, как уже говорил, скорее всего, больше 55 тыс. тонн ТБД отгрузим на экспорт - одними пробниками этого не добиться.

На следующий год - как минимум, не меньше. У нас уже есть предзаказы, определенные контракты подписаны. Кроме того, мы рассчитываем на победу в ряде конкурсов, в которых участвуем. Потенциал большой. Но, говоря о потенциале, мы должны проводить балансировку наших возможностей с учетом спроса и на внутреннем рынке

Считаю, что "Северсталь" из российских компаний, наверное, имеет наибольший потенциал для эффективной работы на зарубежных рынках: тут и вертикальная интеграция, и логистика, и наличие опыта по поставкам самого ответственного и сложного сортамента.

- Какие международные проекты "Северсталь" рассматривает именно с точки зрения поставок ТБД?

- Я не буду их называть, это чувствительная информация, но скажу, что у нас есть не менее 10 приоритетных проектов на ближайшие 2-3 года. Я говорю о крупных проектах, когда речь идет о десятках тысяч тонн.

- На какой стадии сейчас приостановленный проект строительства завода по выпуску труб OCTG в ХМАО вместе с Tenaris? Появилось по нему конкретика? Вернутся ли компании в ближайшее время к его реализации?

- Пока обновления статуса нет. В ближайшее время, думаю, мы сможем сделать объявление по этому проекту. Сейчас совместная рабочая группа с Tenaris уточняет параметры проекта - как его инвестиционную, так и рыночную составляющие, модель финансирования в случае его возобновления.

- Tenaris, как западному инвестору, не добавила сомнений история с новыми налоговыми инициативами российского правительства?

- На мой взгляд, нет. Tenaris по-прежнему считает этот проект, как и мы, стратегически важным. Он отлично вписывается и в стратегию Tenaris, и в стратегию развития "Северстали".

- ФАС предписала ТМК при одобрении сделки по покупке ЧТПЗ снизить свои производственные мощности по выпуску бесшовной трубы. Вам было бы интересно приобретение такого производства?

- Пока ТМК, насколько мне известно, не обращалась к нам с предложением о продаже каких-то своих активов. При этом для нас в OCTG-бизнесе важная часть истории - это, конечно, получение синергии с существующим производством на "Северстали". И так как мы эксперты, профессионалы в производстве рулонного проката, конечно, сварная труба для нас более естественное продолжение, чем выход в сегмент бесшовных труб.

- У "Северстали" есть СП с Linde по производству криогенных теплообменников. Как вы оцениваете этот рынок в РФ, есть ли потенциал для наращивания производства?

- Мы создавали это совместное предприятие в первую очередь под СПГ проекты, которым требуется крупное теплообменное оборудование. Linde - обладатель технологий, наше совместное предприятие - отвечает за локализацию производства в России. Вместе мы оказались чрезвычайно успешными. Мы не только являемся основными партнерами "НОВАТЭКа" по проекту "Арктик СПГ-2", но и рассчитываем, что в ближайшее время сможем подписать контракт на производство теплообменного оборудования для Усть-Луги, второго крупнейшего комплекса.

В перспективе наша цель простая - мы хотим обеспечить все крупные проекты по сжижению природного газа в России отечественными теплообменниками. А это значит, что и по проектам "Роснефти", которые, мы рассчитываем, тоже будут реализованы, мы хотим стать основным поставщиком.

Но важно понимать, что наше совместное предприятие способно производить оборудование не только для СПГ-проектов, но и для газопереработки и газохимии, где рынок очень широкий. В этом году, например, мы поставляли такое оборудование для проекта строительства Амурского ГПЗ, а также в Испанию.

При этом, если рынок будет стремительно развиваться, мы готовы рассматривать варианты экономически оправданного увеличения производства и расшивки узких мест.

- Сейчас вы производите 5-6 теплообменников в год. Вы готовы озвучить конкретные планы на ближайшие годы?

- Сейчас самое главное для нас это, конечно, Усть-Луга - прорабатывается контракт с "Русхимальянсом". Есть ряд других проектов в проработке. Я уверен, что на ближайшие годы, на 2-4 года вперед, мы на 100% будем загружены, и, возможно, нам надо будет смотреть на расширение производственных возможностей.

- Еще одно СП - "Башни ВРС". Не так давно "Северсталь" выкупила долю "Роснано". Вы не сморите на долю иностранного участника - Windar, ее частичный или полный выкуп?

- В настоящий момент наш фокус - совместно с Windar развивать СП. И здесь для нас чрезвычайно важный вызов - это обеспечение потребностей в рамках программы ДПМ (договор на предоставление мощностей - ИФ) 2.0.

Второй важнейший вызов - выход на экспортные рынки. Мы видим в перспективе возможность дозагрузки нашего оборудования экспортными заказами - здесь для нас представляют интерес и проекты в СНГ, и в Европе. Мы рассчитываем, что в 2022 году пройдут первые отгрузки наших башен на зарубежные рынки.

И третья тема, которая может быть очень значимой, это развитие продаж на внутренний рынок вне ДПМ, потому что подведенные недавно итоги конкурса по ДПМ показали, что ветроэнергетика может быть чрезвычайно эффективной. С относительно небольшим уровнем поддержки она, тем не менее, дает очень привлекательный уровень тарифа, и в этой ситуации мы видим уже достаточно много интереса со стороны разных компаний, которые стремятся понять, как мы можем помочь в реализации их проектов.

- Низкоуглеродная повестка способствует развитию этого сегмента?

- Конечно. Она становится все более и более значимой. Мы ожидаем, что может быть значимый дополнительный спрос на внутреннем рынке со стороны различных компаний.

Низкоуглеродная повестка в целом критически важна для "Северстали". Так, в середине этого года мы обновили свою среднесрочную цель по климатической повестке - снижение к 2030 году интенсивности выбросов парниковых газов на 10% от уровня 2020 года. В этой связи истории использования водорода, возобновляемых источников энергии в нашем производстве - не пустые слова, у нас уже в реализации находится ряд проектов, которые позволят сократить интенсивность выбросов CO2 на 3% к 2023 году, а также выделена профессиональная группа сотрудников, которые рассматривают различные инициативы по экономически эффективному использованию новых источников энергии и улавливанию углекислого газа.

При этом поддержка "зеленой" экономики - это и проявление общего уровня социальной ответственности нашей компании. И в этом отношении, например, развитие "Башен ВРС" для нас - это не просто использование экономического потенциала, это, в некотором смысле, проявление ответственности перед обществом.

Кстати, если мы говорим о развитии и поддержке "Северсталью" ветроэнергетики, не следует сужать тему до отгрузки башен. Все-таки "Северсталь" как производитель металлопроката делает гораздо больше: мы в этом году мы закроем в России порядка 98-99% спроса на листовой прокат в этом секторе, не только поставляя металл на наши предприятия, но и второму крупнейшему производителю - "Ветростройдеталь". Еще одно важнейшее направление нашей работы - поставки листа и заготовок на европейский рынок для производства башен ВЭУ там.

- Вы сказали о планах экспортных поставок "Башен ВРС" в 2022 году. Вы можете рассказать подробнее про проекты, объемы?

- Здесь, с одной стороны, большим плюсом является растущее количество проектов в ЕС и СНГ, с другой - не следует забывать, что у нас логистика не слишком выгодна для поставок в Северную и Западную Европу (мы же находимся в Ростовской области). Мы регулярно прорабатываем конкурсы и, как только увидим экономическую эффективность для того или иного направления, сделаем все необходимое для получения заказов и качественного исполнения обязательств. Наши производственные возможности - около 145 башен в год, позволяют рассматривать участие сразу в нескольких проектах.

Но в целом я вижу, что и по количеству проектов, которые мы прорабатываем, и по растущему уровню нашей операционной конкурентоспособности, и по растущему спросу по всему миру, прежде всего, в СНГ и Европе, неминуемо появится возможность поставок башен на экспорт в следующем году.

Интервью

Заммэра Москвы: до конца года ситуация в столичной экономике останется стабильной
Глава Ассоциации производителей пива: любые регуляторные меры в отношении цен на пиво сегодня неуместны
Александр Панкин: считать РФ бенефициаром ситуации на газовом рынке Европы, мягко говоря, преувеличение
Гендиректор "ТехноНиколь": основной скачок цен на сырье уже произошел, но его стоимость будет расти еще 5-8 лет
Александр Шульгин: Мы продолжим работу в ОЗХО несмотря на усугубляющийся кризис
Глава департамента ЦБ РФ: климатические облигации помогут "коричневым" компаниям привлечь деньги на трансформацию
Айдар Ишмухаметов: вакцина "КовиВак" эффективно защищает от коронавируса без серьезных побочных эффектов
Посол США: преодолеть разногласия на переговорах в Женеве вполне реально
Глава "Совета рынка": Технологии ВИЭ развиваются гораздо быстрее, чем мы могли себе представить
Глава H&M в России, Казахстане и Белоруссии: мы бы не хотели противопоставлять онлайн и офлайн-магазины
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код