Хроника последних дней СССРПроект информационного агентства "Интерфакс" при содействии Российского исторического общества

Замгендиректора "Алмаз - Антей": мы констатируем повышенный спрос на российские системы и комплексы ПВО

Вячеслав Дзиркалн рассказал, на какие показатели экспортных поставок вышел холдинг и каков портфель заказов на ближайшие годы

Замгендиректора "Алмаз - Антей": мы констатируем повышенный спрос на российские системы и комплексы ПВО
Вячеслав Дзиркалн
Фото: Пресс-служба

Москва. 11 ноября. INTERFAX.RU - Концерн ВКО "Алмаз – Антей" - один из ключевых игроков на мировом оружейном рынке систем противовоздушной обороны (ПВО). Его продукция экспортируется в десятки стран.

На какие показатели экспортных поставок холдинг вышел в этом году? Каков портфель заказов на ближайшие годы? В какую сумму оценивается модернизационный потенциал средств ПВО, уже поставленных за рубеж? Какие новинки впервые покажет за рубежом компания на предстоящей выставке Dubai Airshow 2021?

На эти и другие вопросы "Интерфакса" ответил заместитель генерального директора по внешнеэкономической деятельности концерна ВКО "Алмаз - Антей" Вячеслав Дзиркалн.

- Вячеслав Карлович, как вы оцениваете рынок систем и комплексов ПВО стран Персидского залива и в целом Ближнего Востока, на какую долю этого рынка может рассчитывать концерн ВКО "Алмаз - Антей"? Что холдинг представит на выставке Dubai Airshow 2021, которая на днях стартует в ОАЭ, на каких образцах будет сделан особый акцент?

- Общепризнанный факт: государства региона – один из крупнейших сегментов мирового рынка оружия. Системы ПВО являются приоритетными для стран Персидского залива, Ближнего Востока и Северной Африки. Оценивать объёмы в абсолютных цифрах я бы не стал, поскольку они будут приблизительны и весьма условны.

Мы активно работаем на этом рынке, имеем свой, что называется, "участок", и будем продолжать эту работу. Не использовать такую возможность как "Дубай Аэрошоу" в качестве авторитетной площадки для продвижения собственных интересов мы, естественно, не можем.

В Эмиратах представим весь спектр производимых нами зенитных ракетных систем (ЗРС) и зенитных ракетных комплексов (ЗРК) - от большой дальности до средств ближнего радиуса действия. Планируем, что на выставке будут наши комплексы "Викинг" и "Тор-Э2" – это средний и ближний радиус действия. Из средств большой дальности – С-400 "Триумф", "Витязь" и ЗРК нестратегической противоракетной обороны "Абакан".

Причём, два последних изделия впервые будут представлены на зарубежных выставках. Несколько слов о них хотел бы сказать отдельно. Во-первых, они в значительной мере воплотили в себе пожелания и требования наших потенциальных партнёров. Во-вторых, эти изделия размещаются на колёсной базе, что обеспечивает хорошую маневренность.

Надеемся, что "Витязь" и "Абакан" серьёзно заинтересуют наших партнёров. Однако это не говорит об их абсолютном преимуществе перед другими изделиями, которые мы представим в ОАЭ. "Викинг", сочетающий повышенную живучесть и проходимость, незаменим для прикрытия войск при ведении боевых действий. "Тору" нет равных при выполнении тех задач по охране ближнего пространства, которые не могут выполнить системы и комплексы большого радиуса действия.

- Каковы главные итоги работы концерна по части военно-технического сотрудничества (ВТС) за прошедший год? На какую сумму были осуществлены экспортные поставки? Удастся ли выполнить плановое задание на текущий год или об этом говорить пока рано?

- В принципе, можем говорить и о годе нынешнем, несмотря на то, что он достаточно сложный по различным причинам – тут и коронавирус, и санкционные режимы, в которые нас загоняют "партнёры". Тем не менее, считаем, что поработали достаточно успешно. Ожидаем, что цифра поставок наших комплексов и систем на этот год, - мы стремимся к ней, - будет где-то 2,2 миллиарда долларов США.

- Высокий результат в "копилке" годового общероссийского объёма оружейного экспорта, который составляет порядка 15-16 миллиардов долларов…

- Да, традиционно авиация и ПВО - основные сегменты в том объёме вооружений, который Россия поставляет за рубеж.

- Каков сегодня портфель экспортных заказов концерна?

- Твёрдый портфель заказов у нас – восемь с половиной миллиардов долларов США.

- То есть, на пять-семь лет "Алмаз – Антей" экспортными заказами загружен?

- Да. И работа на этом направлении продолжается. Надеемся, что портфель экспортных заказов будет увеличиваться.

- Сегодня "козырной картой" "Алмаз – Антея" является новейшая ЗРС С-500. Государственные испытания её недавно успешно завершены, "Прометей" ждут в войсках. Видимо, система будет предлагаться и на экспорт. Во всяком случае, об этом уже говорят. Когда могут начаться поставки за рубеж? Какая из стран станет первым заказчиком С-500?

- Со временем, вероятно, будут и экспортные поставки С-500, но говорить об этом пока ещё рано. Основное предназначение концерна – обеспечение безопасности воздушных рубежей нашего государства. И, естественно, главное здесь – выполнение гособоронзаказа в рамках тех задач, которые нам поставлены. При этом нужно учитывать, что в ходе выполнения требований госзаказчика могут возникать дополнительные задачи. Так что на данном этапе основная задача – обеспечение собственных Вооружённых сил. Выполним её, будет развитие интереса к С-500 со стороны иностранных партнёров, – а он наверняка не исчезнет, – тогда и пойдет речь о поставке на экспорт.

- Действительно, если вспомнить историю зарубежных поставок ЗРС С-400 "Триумф", то они начались после того, как были в значительной степени удовлетворены потребности в этих системах отечественных Вооружённых сил. В этом году в российскую армию начинает поступать новая ЗРС С-350 "Витязь"? Ведутся ли переговоры по поставке её на экспорт? Когда и с кем может быть подписан первый контракт?

- Лукавить не будем: интерес к этой системе уже проявляет целый ряд наших партнёров. Кто именно - пока говорить не будем. Но, как я уже сказал, при разработке этой системы были учтены и мировые тенденции, и запросные позиции наших потенциальных партнёров. Поэтому надеемся, что "Витязь" будет иметь очень серьёзный экспортный потенциал.

- А реальные переговоры уже ведутся с кем-то?

- Сказал бы так: проявляется серьёзный интерес. Говорил выше, что на дубайской выставке будем представлять С-350, – надеюсь, что там уже будут конкретные переговоры.

- Знаковым для всего российского оружейного экспорта событием стала поставка ЗРС С-400 в Турцию – одну из значимых стран Североатлантического альянса. Анкара, несмотря на жесточайшее давление со стороны западных государств и, прежде всего, США, не только приобрела С-400, но и планирует наращивать объёмы закупки этой системы. Недавно президент Турции заявил, что его страна намерена приобрести ещё одну партию "четырехсоток". Когда может быть подписан новый контракт, и о каком количестве идёт речь? Глава турецкого государства ранее говорил, что это будет ещё один полк.

- Прежде всего, хотел бы отметить, что, как видится, турецкая сторона при выборе системы ПВО сделала его в пользу максимального обеспечения безопасности воздушных рубежей своей страны. Политические резоны отошли на второй план. Что касается реализации контракта: первый комплект поставлен, турецкие специалисты приступили к его эксплуатации. Отзывы очень позитивные. Турецкая сторона изъявляет желание продолжить сотрудничество, - что ж, нам это приятно. Тем более что, как вы правильно заметили, речь идёт о стране НАТО с развитой промышленностью, которая оценила нашу систему по достоинству. К сотрудничеству готовы, будет поставлена задача - мы её решим.

- На каком этапе находятся переговоры о поставке ЗРС С-400 в Белоруссию? Сколько этих систем может закупить Минск?

- Система ПВО этой братской нам страны с точки зрения технической оснащённости и организационно находится в очень хорошем состоянии, ей могут позавидовать многие развитые государства. Сотрудничество продолжается, мы поставляем туда системы малой дальности, работаем по ремонту, оказываем содействие в модернизации той техники, которая у них имеется. Что же касается С-400 – мы готовы решить эту задачу, но пока она нам не ставилась.

- Начались ли поставки С-400 "Триумф" в Индию? Как вы оцениваете готовность к эксплуатации этих ЗРС индийских специалистов, которые прошли обучение на базе концерна ВКО "Алмаз - Антей"?

- Мы находимся на финальной стадии выполнения контрактных обязательств. Могу заверить, что они будут выполнены.

Что касается обучения. Мы впервые проводили обучение большой группы зарубежных специалистов в специально созданном при концерне центре. Хочу отметить и уровень подготовки, и чрезвычайную заинтересованность индийских специалистов в изучении сложной, новой для них техники. Первая группа была завершила обучение ещё в июле, сейчас завершаем подготовку второй большой группы. Эти специалисты будут полностью готовы обеспечивать эксплуатацию поставляемой им техники. Могу сказать, что индийская сторона готова к приёмке, развёртыванию и началу эксплуатации С-400, которые будут нами поставлены.

- То есть, по сути, сразу после поставки система может заступать на боевое дежурство?

- Индийские специалисты к этому готовы. Ещё раз подчеркну: уровень их знаний, отношение к обучению вызывают уважение.

- Индия – особая страна в плане ВТС с Россией. Индийские коллеги, как известно, производили на своей территории наши самолёты, танки, другие образцы российского оружия, делали их сотнями. Обсуждается ли с Дели возможность лицензионной сборки российских систем ПВО на местных оборонных заводах, так как это имеет место по части авиационной техники (истребитель Су-30МКИ), бронетехники (танк Т-90), ряду других вооружений?

- Отвечу коротко: в настоящее время речь идёт только о поставке.

- Сообщалось, что ещё одним покупателем российских С-400 может стать Саудовская Аравия? Насколько реальны шансы подписать контракт с этой страной?

- Это был не блеф, действительно, контакты осуществлялись, вопрос обсуждался. Шанс есть всегда. Насколько он реален, - время покажет. На Востоке есть хорошая поговорка: "Кто живет, тот видит". Поживём – увидим.

- Как вы оцениваете перспективы международной кооперации в разработке, производстве систем и комплексов ПВО, создании за рубежом сервисных центров, складов запчастей к поставленному на экспорт вооружению? Ведь многие страны – покупатели нашего оружия ставят вопрос о том, чтобы не просто получать готовый образец, а как-то в этом процессе участвовать – то ли в лицензионном производстве, то ли в разработке. Или по части систем ПВО мы хотели бы сохранить монополию?

- В настоящее время мы самостоятельно справляемся с производством необходимого количества продукции. Ведь количество её потенциальных потребителей достаточно ограничено – с учётом и стоимостных параметров, и тех задач, которые возлагаются на данные системы и комплексы ПВО. Так что пока о совместных разработках речи не ведём. Основной упор делаем на организацию послепродажного обслуживания - создание сервисных центров по ремонту, текущей эксплуатации техники. Возможно и создание профильных складов в том или ином регионе.

Если недостаточный сервис после поставок был нашим уязвимым местом, то сейчас мы уделяем этому вопросу очень большое внимание, активно ведём работу по организации центров постпродажного обслуживания в тех странах, где находится достаточное количество нашей техники. Это экономически обосновано, на данном этапе это оптимальная для нас форма взаимодействия с партнёрами.

- Известно, что концерн предлагает партнёрам не только поставку отдельных систем и комплексов ПВО, но и создание эшелонированной противовоздушной обороны страны. В чём преимущества такого подхода?

- Продвигали и будем продвигать все виды ЗРК и ЗРС, которые производим. Но, действительно, сегодня "фишка" ещё и в том, что совместно с "Рособоронэкспортом" начинаем предлагать заказчику создание эшелонированной обороны, включающей в себя весь спектр систем и комплексов ПВО, которые мы производим - от большой дальности до ближнего радиуса действия. То есть, в зависимости от конкретных задач, которые стоят перед нашими партнёрами, предлагаем им различные варианты разработки и создания эшелонированной обороны.

Мы предлагаем варианты, где каждый комплекс, каждая система имеет свои задачи. Одни отрабатывают их на дальних подступах, другие - на средней дистанции, третьи - на ближнем радиусе действия. Такой подход находит понимание у целого ряда наших потенциальных покупателей. Думаю, что в таком ключе будем работать и дальше, не забывая, разумеется, и о том, что для некоторых стран интересна закупка отдельных видов образцов.

- Но в этом случае нашим партнёрам нужно будет предпринимать определенные усилия, чтобы интегрировать закупаемый образец в существующую систему ПВО? При создании эшелонированной системы ПВО, что называется, "с нуля", такой проблемы по определению не будет, поскольку все наши системы и комплексы ПВО изначально сопряжены между собой?..

- Плюс, если мы ведём речь о боевой технике нашего производства, то именно её сопряжение будет давать максимальный эффект. Качество гарантируется. В эшелонированной обороне все роли распределены и детально отработаны экипажами в соответствии с назначением и тактико-техническими характеристиками изделий, когда, к примеру, одни уничтожают противорадиолокационные ракеты, другие - пустившие их истребители, третьи - воздушный командный пункт, который управлял воздушным ударом. И так далее.

- То есть те, кто приобрёл у нас С-400, являются потенциальными покупателями систем, комплексов средней, малой дальности – тех же "Буков" и "Торов"?

- Да. Но всё зависит от тех задач, которые ставят перед собой партнёры.

- Российские экспортёры вооружений уже не первый год работают в условиях жёстких западных санкций. Каким образом концерну удается наращивать объём экспортных поставок, несмотря на беспрецедентное давление, оказываемое США в том числе на наших традиционных партнёров, проблемы с проведением взаиморасчётов по подписанным и выполненным контрактам? Тем более, что санкции вводятся не только против России…

- Да, рестрикции распространяют даже, скажем так, на наших вероятных партнёров. Первую проблему санкционного звучания, а именно - когда нас отрезали от комплектующих, которые мы покупали за рубежом, - мы, в принципе, решили. За счёт программы импортозамещения. Сейчас это для нас не проблема. А вот вопросы, скажем, взаиморасчётов… К сожалению, доминирование США на финансовых рынках создает определенные трудности. Но и здесь не стоим на месте. И, если говорить о взаиморасчётах, то не только мы предлагаем новые варианты их проведения. Партнёры тоже достаточно гибки и зачастую пути решения проблем, предлагаемые ими, находят применение. В итоге удаётся выходить из положения. Взаиморасчёты идут, объёмы экспорта, как мы видим, нарастают. Так что варианты есть. Ищем их совместно с нашими покупателями.

- Это, в том числе, и переход на расчёты в валюте стран, с которыми осуществляется ВТС?

- Не буду сейчас раскрывать конкретные механизмы, скажу лишь, что мы используем различные варианты при решении проблемы взаиморасчётов.

- Дополнительным отрицательным фактором сегодня также является продолжающаяся уже почти два года пандемия коронавируса. Проблемой стал выезд за рубеж, приглашение партнёров к себе, общение осложнилось. Пришлось ли корректировать планы ВТС, и как это сказалось на экспортных поставках?

- Шок – самое подходящее описание состояния, когда мы, как и все, впервые столкнулись с Covid-19. Потребовалась мобилизация всех производственных, организационных, управленческих ресурсов. На данном этапе, несмотря на очередную волну пандемии, мы с её вызовами справляемся. Очень признателен трудовым коллективам, директорам предприятий, управленческому аппарату, которые в сложнейших условиях сумели не просто сохранить уровень производства, но и выдержать те нормативные показатели, которые нам были установлены, выполнить поставленные задачи. Да, и сегодня непросто. Но всё решаемо и решается.

Что касается взаимодействия с иностранными партнёрами… Действительно, очень сложно взаимодействовать, в частности, со странами Юго-Восточной Азии. Практически нет делегационного обмена. Если специалисты и выезжают, то для выполнения каких-то конкретных работ на технике по тем обязательствам, которые были нами приняты раньше.

Количество встреч существенно сократилось, поэтому готовимся к ним очень тщательно и собираем весь пакет вопросов, которые могли бы обсудить.

Вместе с тем, для переговоров по текущему сотрудничеству нашли такую форму как видеоконференцсвязь.

- "Алмаз - Антей" имеет право на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность (ВЭД) в части сервисного обслуживания и поставки запчастей к эксплуатирующейся за рубежом боевой технике. Насколько успешно концерн реализует это право, на какие показатели уже удалось выйти?

- Мы уверенно выполняем те задачи, которые ставит перед нами руководство страны. Да, есть и возникают обстоятельства, мешающие работе, – это и санкции, и недобросовестная конкуренция со стороны ряда государств, которые используют давление не только на нас как на производителей, но и на наших потенциальных заказчиков. Это и угрозы, и лишение финансовых преференций, и так далее, и тому подобное. Тем не менее, анализ, который мы провели по результатам работы в этом году, свидетельствует: плановых показателей мы достигнем, даже немного перекроем их.

Вот конкретный пример: в ходе Международного военно-технического форума (МВТФ) "Армия-2021" за семь дней мы успели подписать шесть контрактов - именно в рамках права на ВЭД. Это большой прорыв. Используем любую возможность общения с нашими партнёрами, МВТФ стал одной из них.

Ещё раз я хотел бы отметить работу наших трудовых коллективов, предприятий, их руководителей. Все те задачи, которые мы ставим как управленческая, головная организация, они решают. Да, непросто, да, есть проблемы, но люди понимают, что это наш имидж, реноме, и мы свою репутацию будем беречь.

- Хотелось бы, чтобы вы подробнее рассказали о модернизации, потому что с советских времён до настоящего времени за рубеж было поставлено огромное количество средств ПВО. Их надо ремонтировать, совершенствовать. В какую сумму оценивается рынок модернизации ранее поставленных на экспорт систем и комплексов ПВО?

- За время существования военно-технического сотрудничества наша страна, - сначала Советский Союз, позднее Россия, - поставила в различные государства очень много комплексов и систем ПВО. Причём, хотел бы отметить, значительная их часть для нас уже стала просто экзотикой. И, к сожалению, порой мы не можем обеспечить эксплуатантов запасными частями просто потому, что отдельная продукция снята с производства 30-40 лет назад. Но во многих странах такие изделия ещё эксплуатируются – "Квадраты", "Кубы", "Печоры", – и оттого для нас эта тема тоже не "пасынок". Разрабатываем различные предложения по модернизации уже поставленной техники – с учётом развития элементной базы, новых веяний в технологиях. И это всё предлагается нашим партнёрам.

Причём, спектр доработок, модернизации достаточно широкий. Есть простейший, а есть полный перевод этих комплексов на современную базу. От этого и зависит цена. Мы всегда предлагаем несколько вариантов. Партнёры их рассматривают, определяются, мы берёмся за работу. В конечном итоге, при выборе вариантов всё зависит от возможностей страны-партнёра. Учитывая это, даём достаточно широкий спектр предложений.

Возможности модернизации ранее поставленных за рубеж систем и комплексов ПВО мы оцениваем сегодня примерно в 15 миллиардов долларов США. Причём, нужно учитывать, что определение "ранее поставленная" завтра будет относиться уже к той технике, которую мы экспортируем сегодня. Таким образом, цифра растёт.

Хотел бы отметить, что многие страны, имея ограниченные бюджеты, готовы идти на модернизацию, а некоторые, исходя из своих возможностей, предпочитают покупать уже современные комплексы. Всё зависит от покупателя, его целей, задач и финансовых возможностей.

- Неоднократно слышим с разного рода высоких "трибун": объём заказов на российские ЗРС и ЗРК сегодня такой, что многие зарубежные заказчики стоят в "очередь", желая получить средства ПВО, которые производит концерн. "Хвост" очереди укоротился после недавнего ввода в строй двух новых профильных заводов?

- Не стал бы говорить о так называемой очереди за нашими изделиями. Такое определение было бы показателем, что мы не справляемся со своей работой. Предпочитаем говорить о хорошем спросе. Мы не работаем впрок, мы работаем под заказ. И поэтому кого-то приходится ставить в очередь. Кто первый пришёл – того первым и поставили.

Естественно, что два новых предприятия существенно облегчили нагрузку на те заводы, которые раньше занимались производством продукции, произошло перераспределение. Но ещё раз подчеркну: если очередь и есть, то это говорит, прежде всего, о хорошем спросе на качественный товар, а не перегруженности производства.

Интервью

Посол Афганистана в РФ: Все афганские дипмиссии приняли коллективное решение не сотрудничать с "Талибаном"
Александр Стерник: ни у кого нет монополии на отношения со странами Центральной Азии
Владимир Кехман: объединение МХАТ им. Горького и МХТ им. Чехова нужно обсуждать с Дорониной
Посол ФРГ: я не ожидаю существенной смены курса в отношении РФ при новом правительстве Германии, но могут быть новые акценты
Глава холдинга "Агросила": мы заинтересованы в экспорте всех продуктов, которые производим
Гендиректор "Мосгортранса": 90% штата предприятия прошли вакцинацию от COVID-19
Посол Ливана: переговоры о производстве "Спутника V" в Ливане находятся на продвинутой стадии
Замглавы Минэкономразвития: темпы роста в 3% нам не гарантированы, но возможны
Посол Италии: мы всецело поддерживаем проведение саммита ЕС-Россия
Глава Microsoft в РФ: Если до пандемии средняя встреча у меня длилась час-полтора, то сейчас - 25-30 минут
 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код