Глава группы Полипластик: сейчас лучший момент для "большого полимерного трубного скачка"

Лев Гориловский рассказал о планах развития и роли внебюджетных денег в модернизации ЖКХ

Глава группы Полипластик: сейчас лучший момент для "большого полимерного трубного скачка"
Лев Гориловский
Фото: Пресс-служба

Москва. 10 июня. INTERFAX.RU - "Группа Полипластик" - уже крупнейший в России, но все еще интенсивно растущий производитель полимерных труб: компания ежегодно вводит по несколько заводов. О планах развития и роли внебюджетных денег в модернизации ЖКХ, взаимодействии с новым акционером и работе на экспортном направлении в кулуарах ПМЭФ-2024 "Интерфаксу" рассказал президент группы Лев Гориловский.

- Расскажите о планах компании на этот год: какой объем продукции планирует выпустить "Группа Полипластик", какую выручку ожидаете?

- В 2023 году мы выпустили чуть больше 390 тысяч тонн продукции, общая выручка по группе составила 98 млрд рублей. В этом году мы планируем продолжить расти - хотя бы на 15% в денежном эквиваленте и не меньше с точки зрения объемов производства. Учитывая, что 80% от объемов производства - трубное направление, и примерно 20% - композиционные материалы, то планируем их пропорциональный рост. Хотя потребность рынка сильно больше, и хотелось бы расти быстрее, но пока еще не начались некоторые крупные программы государственной поддержки, которые ожидаются в конце 2024-го, в 2025 году. Если они начнутся раньше, то наши показатели вырастут больше.

- Раз вы рассматриваете расширение производства, значит, и потенциал роста спроса есть?

- Да, 100%. Мы сейчас рассматриваем строительство трех новых трубных заводов в разных регионах нашей страны. Подписали со Ставропольским краем соглашение о проработке возможности строительства новой площадки в Буденновске. У нас есть инвестиционный проект на Дальнем Востоке - в Приморском крае, рассматриваем возможность расширения площадки во Владивостоке. Есть отраслевая потребность, которую нужно будет закрывать через строительство новых заводов, и мы готовы к этому.

- Еще вы сообщали про завод на Северо-Западе, это как раз третья площадка?

- Да, уже выбрали площадку в Ленинградской области. Мы по-прежнему настроены делать этот проект, но проходим внутреннюю процедуру подтверждения плановых объемов с учетом проектов, которые будут в Ленобласти и Петербурге. Подходы к финансированию через модернизацию коммунальной инфраструктурной программы и инфраструктурные бюджетные кредиты немножко меняются относительно того, что планировалось. Поэтому мы сейчас проходим окончательную процедуру верификации спроса, чтобы начать проектировать завод.

- Получается, по мощности еще нет решения?

- Да. И по видам продукции - тоже завязанный вопрос. Мы понимаем, что долгосрочная потребность есть. Есть программа модернизации коммунальной инфраструктуры и есть поручение президента вложить 4,5 трлн рублей в ЖКХ до 2030 года. В рамках этого поручения формируется план мероприятий. Параметры этого плана и его "география" очень существенно влияют на наш выбор мест активности, чтобы не было локального дефицита продукции, локального роста цен из-за этого. Мы занимаемся финальным уточнением мест потребности для того, чтобы правильно разместить заводы.

- Вы говорите, что проводите ревизию спроса в связи с утверждением госпрограммы. Она сыграет в плюс?

- Безусловно, должна сыграть в плюс. Это существенный объем обновления - больше, чем до этого тратилось на объекты коммунальной инфраструктуры. Сегодня в год в среднем меняется 1-1,5% от общего объема сетей при нормативной потребности как минимум 4%, а реальная потребность - 5-6%. Мы понимаем, что это кратное недофинансирование того, что должно быть. И госпрограмма должна подтянуть объем обновления до хотя бы 3%, что фактически означает увеличение рынка как минимум в два раза. Значит, нужно вводить новые мощности, готовиться к этому. В 2024 году в любом случае параметры программы окончательно определятся, и я надеюсь, что в ближайшее время мы для себя все окончательно поймем.

- Основной акцент группа, судя по всему, делает на внутренний рынок. Как обстоят дела с экспортом?

- В основном мы экспортируем в Белоруссию и Казахстан - ближайшие наши партнерские территории. Далекого экспорта по трубам у нас сегодня нет: тяжело и дорого возить, в фуре 20 тонн едет сырья, а в трубах может быть кратно меньше. По композиционным материалам у нас есть проекты с экспортом, но тоже в небольшом объеме. Поэтому мы нацелены на внутренний рынок и видим возможности для его дальнейшего роста.

- Проблему нерентабельной логистики может решить строительство заводов за рубежом?

- Да. Мы уже построили несколько производств в Казахстане, есть завод в Белоруссии. При этом мы по-прежнему некоторые виды продукции туда экспортируем. Рассматриваем и возможности строительства новых заводов в Узбекистане, на других территориях.

Мы позитивно смотрим на возможности применения тех технологий, которые мы уже развили в России, на тех территориях, где это нужно. Речь не только о полимерных трубах, но и о технологиях бестраншейного восстановления трубопроводов. Они уникальные у нас, разработаны и производятся в Новомосковске в Тульской области. Это единственное в России такое производство, схожие есть только в Японии и еще одно - в Европе.

Также у нас единственное на постсоветском пространстве производство специального профиля из непластифицированного поливинилхлорида, который позволяет изнутри санировать коллекторы, восстанавливать их без раскопок в городах. Это интересная технология, поэтому, если будет достаточный объем спроса на этих территориях (за рубежом - ИФ), то мы можем локализировать и эти технологии.

- Про Узбекистан - это пока прикидки или уже ведутся переговоры?

- Мы анализируем рынок на предмет стабильности спроса. Если бы мы могли просто подписать офсетный контракт и государство гарантировало бы объем потребления, конечно, мы были бы рады вкладывать деньги. Такие примеры офсетных контрактов есть, но не по нашим видам продукции. Мы должны понять, что там есть долгосрочный спрос не просто как потребность, а как подтвержденная деньгами возможность.

Сейчас мы находимся на стадии оценки. Мы пообщались с несколькими существующими там заводами - у них намного меньше технологический ассортимент и возможности. Мы понимаем, что могли бы привнести на этот рынок, но пока не до конца понимаем объем спроса.

- Вы недавно пригласили в состав учредителей Газпромбанк. Как вам живется с новым партнером? Какие это дает новые перспективы или, напротив, ограничения?

- Мы только три месяца работаем совместно. Ограничений существенных точно не появилось. У коллег в рамках участия в совете директоров акцент на синергию, на совместное развитие, и мы видим большие возможности по увеличению информированности клиентов банка о наших полимерных трубах. Многие из них даже не знают о том, насколько это эффективнее, чем традиционные решения, которые они применяют.

В остальном, каких-то быстрых эффектов мы точно не ждали - это долгосрочное партнерство. Мы рассчитываем, что большой опыт Газпромбанка в партнерстве в разных компаниях позволит нам усилить практики корпоративного управления, поднять кредитный рейтинг компании. У нас сейчас рейтинг -А. Может быть, общими усилиями он станет еще выше.

- Правильно мы понимаем, что Газпромбанк теперь основной кредитор?

- Нет, у нас рыночный абсолютно портфель: есть и ВТБ, и Альфа, и другие банки. Я бы сказал, что у нас очень сбалансированный портфель. Газпромбанк не перекредитовывал все банки.

- А иные способы привлечения средств не рассматриваете пока? Облигации, может быть?

- Ну вот прямо сейчас нет в этом такой живой потребности, но в долгосрочной перспективе, может, и будем смотреть на эти механизмы. И на механизмы "Фабрики проектного финансирования" ВЭБа. Если программа обновления коммунальной инфраструктуры будет полностью подтверждена, то нам надо вкладывать в строительство новых мощностей не меньше 4 млрд рублей ежегодно, в развитие, это достаточно большие деньги. Все взаимосвязано, и мы сейчас находимся на стадии принятия внутренней стратегии, определяющей наши будущие подходы к динамике роста.

- А какой объем инвестпрограммы у вас запланирован на этот год, на следующий?

- Наша инвестпрограмма делится на два основных блока - по новым площадкам, и по поддержанию и развитию действующих производств. И отдельное направление - приобретение компаний, которые мы интегрируем в "Группу Полипластик".

В прошлом году была сделка с компанией ВДК (приобретение 10% ООО "ВДК Технологии производства" - ИФ), которая является производителем насосов. В этом году мы делаем очередной шаг в развитии - начинаем производить некоторые насосы крупного размера, которые в России до этого практически не производились.

Что касается инвестиций именно в трубное производство, в любом случае около 1,5-2 млрд рублей ежегодно планируется инвестировать в развитие новых мощностей и около 1 млрд рублей - в поддержание действующих и их развитие. Поэтому суммарно мы все равно порядка 4 млрд рублей планируем вложить в 2024 году (против примерно 3 млрд руб. в 2023 году - ИФ), что достаточно существенно для нашей отрасли.

- Какие еще новые направления производства планируете осваивать?

- Это как раз водоподготовка и очистка воды. У нас в рамках присоединения компаний "Май Проект" и "Экополимер" появились возможности полностью обеспечить под ключ реализацию проекта и поставку очистных сооружений, отвечая за конечный параметр - качество воды. Раньше мы не производили их сами, брались только за транспортную функцию, не за проект целиком.

Также есть проект по запорной арматуре - всякие соединительные детали, регулирование и насосное оборудование.

Отдельно стоит сказать про развитие IT-направления. Мы достаточно много сил и ресурсов вкладываем в цифровизацию стройки. Мы развиваем среди наших клиентов и партнеров практику перехода на электронные контрольные сметы, акты скрытых работ - это все позволяет существенно ускорить процессы стройки и сделать их более прозрачными.

У нас также сейчас есть инвестиции в проект по электронной маркировке полимерных труб. Мы ждем начала правительственного пилота с 1 июля, который позволит существенно снизить долю фальсификата в отрасли за счет сквозной маркировки продукции. Тут есть свои сложности. Например, вся вода в стране уже отмаркирована, но впрямую перенести механизм нельзя: вода выбывает из оборота, когда она пробивается на кассе, а с трубой так, конечно, не сделаешь. Тут важно, чтобы труба выбывала из оборота через исполнительную документацию, подтверждающую, что именно эта труба уложена в этом месте. Мы надеемся, что внедрение маркировки позволит полностью увидеть весь цикл - от появления сырья до применения готовой продукции, соответственно, сократить количество фальсификата на рынке и снизить аварийность.

- Внедрение маркировки не приведет к удорожанию труб?

- Удорожание происходит в рамках 50 копеек на метр. Это незначительные расходы, которые точно не повлияют на цену готовой продукции.

- В апреле вы запустили новую линию полимерных армированных труб для нефтегаза "Полифиброн". Когда на иркутском предприятии ожидается выход линии на полную мощность? Поспевает ли спрос за расширением ваших мощностей?

- Здесь точно можно сказать, что у нас спрос немножко отстает от производства. Это очень интересная технология, которая до этого в России не применялась. Прошло несколько пилотных проектов - с "Татнефтью", "Газпром нефтью" и другими партнерами, и мы понимаем, что дальнейший рост объемов продаж этой продукции связан с "принятием" этих технологий. То есть должно пройти некоторое время после пилота к массовому применению, технологии должны быть запроектированы. До недавнего времени даже не было нормативного документа, на основании которого вообще можно было заложить в проект такие трубы. И вот, в мае вышел свод правил проектирования и строительства таких гибких полимерных армированных трубопроводов, то есть, фактически, появилась понятная, системная возможность правильно проектировать эти трубы. Поэтому, конечно, спрос немножко отстает от наших возможностей, но у нас есть понятный план заказов. Я думаю, что к концу 2024 года эта линия выйдет на свою плановую мощность.

- Как вы в целом оцениваете текущую ситуацию на рынке? Каков ваш прогноз на ближайшие два-три года?

- Я верю, что рынок полимерных труб будет продолжать дальше расти, для этого есть все предпосылки. Это и накопленный объем необходимых к замене труб, и возможное улучшение условий для концессионеров.

В аппарате правительства идут обсуждения по возможному изменению концессионного законодательства по ЖКХ. Вложение денег со стороны этих компаний "в длинную" всегда сопровождается большими рисками, в том числе теми, что вне зоны ответственности самих концессионеров, например - изменение ключевой ставки. Сейчас концессионеры не могут менять свои соглашения с регионами без определенных разрешений со стороны ФАС, что кратно сокращает количество желающих инвестировать в эту отрасль. Я надеюсь, что в течение 2024 года мы увидим ряд изменений в 115-ФЗ и в постановление правительства №368, которые позволят снизить риски новых инвестиций, и как итог - привлечь существенный объем внебюджетных средств в ЖКХ. Потому что только государственными деньгами проблему коммунальной инфраструктуры в стране не решить. У нас просто недостаточно денег на эту задачу в бюджете: есть действующее поручение президента найти 4,5 трлн до 2030 года, но из них бюджетных, как мы видим, максимум 2 трлн рублей. Это значит, что минимум половину всех денег должны найти из частных источников. Предполагаю, что при принятии решений об изменении концессионного законодательства объем рынка увеличится, и мы увидим более быстрое обновление инфраструктуры.

- В одном из интервью основатель "Группы Полипластик" Мирон Гориловский говорил про "большой полимерный трубный скачок" (на фоне износа сетей и ожидаемого более широкого признания эффективности полимерных труб - ИФ), который вы ожидаете уже лет 15, и который все никак не наступает. Проглядывается ли он сейчас?

- Я думаю, что сейчас подходящее время для него: есть прямое поручение президента по объему обновления коммунальной инфраструктуры, которого никогда ранее не было. Такую задачу впрямую никто никогда не ставил. Курирующий вице-премьер Марат Хуснуллин сказал, что в этом году будет перелом тренда с растущего износа на сокращение износа. Можно надеяться, что это приведет к увеличению применения полимерных труб сроком службы до 100 лет, и стране не придется повторно тратить деньги на перекладку инфраструктуры через пять или десять лет, что необходимо при применении традиционных решений.

Надеюсь, что те инвестиции, которые мы много лет вкладывали в развитие производственных мощностей здесь в России, позволят удовлетворить тот спрос, который будет. И учитывая, что вся наша продукция сделана из российских материалов, и все 100% добавленной стоимости остаются в России, надеюсь, что и в плане доходов в бюджет эта программа даст существенный мультипликативный эффект.

Интервью

Глава "Объединенных Пивоварен": резервные мощности дают возможность стать самой быстрорастущей компанией на рынке
СЕО "Северстали": мы должны быть уверены, что денежный поток способен выдержать все наши проекты и планы
Антон Котяков: при текущей потребности в кадрах искусственный интеллект только в помощь
Акционер "Новосталь-М": рынок РФ вытаскивает нас по рентабельности, прибыль от экспорта утекает в пошлину
Глава Росагролизинга: беспилотная история в АПК развивается, но без человека пока тяжело
Ольга Любимова: у нас нет необходимости вводить дополнительные меры для борьбы с пиратским показом фильмов
Игорь Краснов: работа прокуроров позволила направить активы изъятых предприятий на службу интересам России
Президент Segezha: точно вернемся к дивидендам при цене в 2500 юаней/куб.м за пиломатериалы в КНР
Михаил Мурашко: Цены на жизненно необходимые лекарства в России увеличились более чем на 3% в 2024 г.
Александр Беглов: создание марины на Финском заливе даст импульс для развития водного туризма на Балтике и Ладоге