СЕО "Северстали": мы должны быть уверены, что денежный поток способен выдержать все наши проекты и планы

Александр Шевелев рассказал о позиции компании по вопросу налоговых изменений и о стратегии до конца 2028 года

СЕО "Северстали": мы должны быть уверены, что денежный поток способен выдержать все наши проекты и планы
СЕО "Северстали": мы должны быть уверены, что денежный поток способен выдержать все наши проекты и планы
Фото: Пресс-служба

Москва. 13 июня. INTERFAX.RU - "Северсталь" в начале июня представила новую стратегию развития до конца 2028 года. О том, как будет выстраиваться работа компании при ожидаемых изменениях в Налоговом кодексе, как поправки отразятся на стратегии и дивидендной политике компании в интервью "Интерфаксу" в ходе ПМЭФ-2024 рассказал генеральный директор "Северстали" Александр Шевелев.

- Наиболее обсуждаемой темой на площадке форума в этом году стали налоговые изменения. Как мы понимаем, бизнес поддерживает повышение налога на прибыль при условии отмены оборотных налогов. Вы можете рассказать, какие именно предложения обсуждаются сейчас с правительством?

- С нашей точки зрения единственный правильный вариант - изменение системообразующего налога, то есть налога на прибыль. Он понятен бизнесу, который формирует существенную часть налоговых отчислений для государства, и он справедлив - чем больше прибыль, тем больше абсолютные отчисления. Мы также поддерживаем увеличение НДФЛ для более обеспеченных граждан, понимая, что это обеспечит более справедливое распределение нагрузки.

Но мы не поддерживаем и не понимаем различного рода оборотные налоги, временные или разовые сборы, которые потом остаются на неопределенный срок. Бизнес планирует вдолгую. "Северсталь" серьезно инвестирует не только в развитие и оборудование, но и в социальную сферу, в сотрудников и регионы присутствия, мы сознательно увеличиваем объем инвестиций, о которых так много говорится. Мы должны быть уверены в том, что наш денежный поток, который мы генерируем как бизнес, будет способен выдержать все текущие проекты и планы, которые мы перед собой ставим.

Пока это удается. Но мы бы хотели предсказуемости, наши акционеры требуют от нас долгосрочных планов и достижения целей нашей стратегии. Не хотелось бы что-то менять по дороге и отказываться от чего-то важного для бизнеса.

- Но все-таки за рентными сборами стоят конкретные цифры, которые рассчитывает собрать Минфин. Как, по вашему мнению, это возможно сделать при отказе от оборотных налогов? Можно сказать, что бизнес согласен на повышение налога на прибыль выше озвученной отметки в 25%?

- Мне кажется, что на этом этапе 25% - достаточно серьезное, но посильное для бизнеса повышение. Герман Греф на завтраке Сбербанка (в рамках ПМЭФ - ИФ) сказал очень правильную мысль - любое повышение налогов приводит к снижению ВВП. То есть государство получает меньше от повышения налогов, чем бизнес мог бы добавить в рост экономики через отсутствие этого повышения и собственное развитие. Это все очевидно, но мы, возможно, пытаемся изобрести собственный велосипед.

- У вас есть ощущение, что бизнес могут услышать и отказаться от рентных налогов?

- У меня есть убеждение, что мы можем и должны об этом говорить. В дискуссии рождается истина.

- Но альтернативы оборотным налогам вы не предлагаете - если не добрать недостающие средства через, допустим, НДПИ, то какие другие варианты?

- Мы не можем ничего предложить, потому что не участвуем в дискуссии. Расчетов и обоснований неких сумм, которые необходимо собрать, мы не видим. С нами этого никто не обсуждал. Если обеспечить полную прозрачность обсуждения, создать какую-то площадку для анализа, вовлечь бизнес в обсуждение, может быть, появились бы и другие форматы или предложения по наполнению бюджета.

- На днях "Северсталь" опубликовала новую стратегию развития до конца 2028 года, правки в Налоговый кодекс были озвучены уже после ее утверждения. Вы допускаете в связи с этим корректировку стратегии по проектам, или по срокам, размеру инвестиций?

- Стратегия призвана повысить и так достаточно высокую финансовую устойчивость нашей компании. Мы планируем инвестировать в собственный рост, увеличить EBITDA в течение пяти лет на 150 млрд рублей, и наша задача как менеджмента, прежде всего, обеспечить необходимую финансовую устойчивость, в том числе для того, чтобы любые плановые или внеплановые дополнительные расходы для компании можно было нивелировать. Мы не подвергаем рискам ни финансовую устойчивость нашей компании, ни социальные проекты для наших сотрудников, ни интересы наших инвесторов.

- Возможен ли пересмотр дивидендной политики в связи с последними предложениями по налоговым изменениям?

- Мы не считаем, что это как-то поставит под вопрос нашу дивидендную политику. Наша дивполитика прозрачная, она нравится инвесторам, и мы никак не планируем ее менять.

- Компания реализует проект по строительству фабрики окатышей в Череповце, планирует под проект расширять добычу желруды. Повышение НДПИ может вас заставить пересмотреть стратегию в этом направлении и увеличить, например, закупку руды у сторонних производителей?

- Мы время от времени выходим на рынок - не потому, что у нас нет руды, а потому, что мы видим экономическую целесообразность в покупке железорудного концентрата у независимых игроков.

Если говорить про НДПИ - то нужно понимать, что налог придется платить всем компаниям, добывающим руду, а они эти затраты будут стараться переложить в цену, то есть на потребителя. Поэтому смысла увеличивать закупку вместо собственного производства, мы не видим.

- В прошлом году вы заплатили 11 млрд рублей акциза на сталь, какой ориентир заложен на этот год?

- 13-15 млрд рублей.

- Металлурги говорят, что цены на внутреннем рынке отвязаны от мировых индикаторов. Верно ли это трактовать так, что компании больше не смотрят на то, что происходит вне российского рынка, и не ориентируются, например, на китайскую сталь?

- Де-факто цены на внутреннем рынке отвязаны от мировых. Если говорить про "Северсталь", то у нас практически отсутствует экспорт. Все, что мы экспортируем - это страны ближнего зарубежья и какое-то ограниченное количество дружественных стран. Поэтому, в принципе, сравнения с мировыми ценами нет.

При этом, говоря про само понятие "мировые цены", важно отметить, что очень часто под мировыми ценами каждый понимает то, что ему удобно.

Мы часто слышим, что мировыми ценами называют китайские индикаторы, но это не совсем правильно - Китай крупный экспортер, но не единственный. Я считаю, что нужно учитывать и индикаторы Европейского союза, и Америки. Да, мы не можем туда поставлять, но если мы сравниваем мировые цены, то нужно брать не только китайские индикаторы, которые в моменте находятся на достаточно низком уровне из-за спроса в Китае. Кроме того, известно, что китайские металлурги активно поддерживаются государством, а в России такого нет. Поэтому, говоря про мировые цены, нужно принимать во внимание действительные, реальные, объективные, мировые цены.

Конечно, есть косвенные индикаторы, на которые мы ориентируемся, как на тренд, но жесткой привязки нет.

- Но при этом в налоговых формулах или акцизе на сталь ориентир, как правило, на экспортные цены...

- На мой взгляд, экспортные индикаторы, к которым привязываются сборы - неправильная история. Акциз на сталь был элементом работы со сверхдоходами и вводился, когда были высокие экспортные цены, высокий экспорт. Сегодня ситуация поменялась. Мы не экспортируем, цены давно находятся на других уровнях, существенно выросла себестоимость. Но формула расчета не меняется.

Сегодня акциз взимается, если значение экспортной цены на сляб превышает 30 тыс. рублей. Мы сегодня не можем работать с себестоимостью ниже 30 тыс. рублей - это факт. То есть все, что мы можем произвести, автоматически подпадает под акциз. Условия поменялись, но это не принимается во внимание.

Интервью

Замглавы ФАС: цели прийти и обязательно найти у маркетплейсов нарушения у нас нет
Глава Россельхознадзора: попытки ограничить роль РФ на мировом агрорынке - повторение пройденного с некоторыми вариациями
Директор ИМЭМО им. Е. М. Примакова: темы "Примаковских чтений" традиционно на острие мировой повестки
Член правления "СИБУРа": мы вышли на прежние объемы реализации инвестпроектов
Василий Анохин: Смоленская область рассчитывает привлечь в экономику региона около 100 млрд рублей инвестиций
Вице-президент Simple: пока не все российское вино высокого качества, не надо увлекаться импортозамещением
Глава "Объединенных Пивоварен": резервные мощности дают возможность стать самой быстрорастущей компанией на рынке
Антон Котяков: при текущей потребности в кадрах искусственный интеллект только в помощь
Акционер "Новосталь-М": рынок РФ вытаскивает нас по рентабельности, прибыль от экспорта утекает в пошлину
Глава Росагролизинга: беспилотная история в АПК развивается, но без человека пока тяжело