Глава Россельхознадзора: попытки ограничить роль РФ на мировом агрорынке - повторение пройденного с некоторыми вариациями

Сергей Данкверт рассказал об инспекциях в странах-поставщиках, о новых направлениях экспорта зерна и о вызовах в сфере продовольственной безопасности

Глава Россельхознадзора: попытки ограничить роль РФ на мировом агрорынке - повторение пройденного с некоторыми вариациями
Глава Россельхознадзора: попытки ограничить роль РФ на мировом агрорынке - повторение пройденного с некоторыми вариациями
Фото: "Агроэксперт"

Москва. 27 июня. INTERFAX.RU - 30 июня исполняется 20 лет со дня создания Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор), без которой сейчас трудно представить защиту внутреннего рынка от потенциально опасной продукции и экспансию российских аграриев на международные рынки.

О том, как служба выстраивает систему ветеринарного и фитосанитарного контроля в стране, какую роль при этом играет цифровизация, на каких экспортных направлениях сейчас сосредоточены ее усилия и какие пробелы в законодательстве не позволяют решать поставленные задачи в полном объеме, в интервью "Интерфаксу" рассказал руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт.

- Россельхознадзор строился на фундаменте действовавшей в стране ветеринарной системы. Что стало принципиально новым в этом образовании? Что можно назвать главным достижением за эти годы?

- Да, служба формировалась на принципах, заложенных еще в советской ветеринарной системе, когда этим вопросам уделялось исключительное внимание. Я уже рассказывал, что начальник Главного управления ветеринарии СССР имел прямой выход на генерального секретаря ЦК КПСС. Это было очень серьезно. Эта система была авторитетной и на международном уровне. В том числе и из-за расположения нашей страны на мировой карте, когда с одной стороны - не всегда благополучные в эпизоотическом плане Монголия, Закавказье, Турция, с другой - Европа. И в Европе, и на международном уровне в целом все всегда понимали, что Россия - это барьер для распространения эпизоотий.

Принципиально новым двадцать лет назад стало то, что в одних руках - в руках министерства сельского хозяйства, в ведении которого находится Россельхознадзор, были сконцентрированы надзорные функции в области ветеринарии и фитосанитарии. Раньше было разрозненно: один замминистра курирует ветеринарию, второй - фитосанитарию, третий - другие вопросы в этой сфере.

В фитосанитарной сфере ранее за карантин растений отвечал Росгоскарантин, за качество и безопасность зерна - Госхлебинспекция, за семена - Госсортинспекция. Теперь эти полномочия объединены в нашей службе, создана единая государственная система контроля за карантинным фитосанитарным состоянием, качеством и безопасностью зерна.

Когда все сконцентрировано в одних руках, то тогда гораздо эффективнее строить работу, решать задачи в комплексе, да и взаимоотношения с другими странами строить легче, поскольку у вас более широкий спектр влияния.

Если говорить про формирование системы обеспечения безопасности импорта - а на это обращалось особое внимание, когда Россия ввозила до 3,5 млн тонн мяса в год, - то мы, в первую очередь, обозначили: все должно быть под контролем, мы должны иметь полную информацию о поставщике, о передвижении его продукции и действующей в этой стране системе контроля. Поставщик также должен быть проинспектирован нашими специалистами, внесен в список и находиться под постоянным контролем.

Можно сказать, что мы выстроили контроль за всей цепочкой импорта таким образом, что история зарубежных поставщиков была и остается сейчас полностью в наших электронных системах. Были случаи, когда наши зарубежные коллеги предъявляли нам претензии по поводу запрета на поставки продукции с того или иного предприятия из-за невыполнения наших требований. Мы их отправляли к данным по этим предприятиям, из которых вся картина была, как на ладони.

За эти годы существенно повысился авторитет подведомственных Россельхознадзору институтов. Несмотря на то, что сейчас есть желание отгородиться от России, наши ученые по-прежнему проводят международные конференции и участвуют в форумах, которые проводятся в том числе и за рубежом, а их научные исследования соответствуют высокому мировому уровню.

Более того, выстраивая эту систему, мы налаживали взаимоотношения в основном с теми странами, которые не злоупотребляли дотированием своих производителей, потому что понимали, что с дотируемой продукцией нашим производителям конкурировать будет сложно. Поэтому сразу же, 20 лет назад, мы начали работать с Бразилией, Аргентиной, Парагваем, Уругваем, Чили.

Считаю, что мы выстроили правильную систему доступа на наш рынок, на котором нельзя демпинговать небезопасной и некачественной продукцией. Контроль ввоза импортной продукции должен быть строгим. Нас часто некоторые ведомства критиковали за это, говорили, что мы препятствуем импорту. А мы не препятствуем, мы просто обеспечиваем безопасность поставок. Мировое сообщество уже разработало множество методов и рычагов воздействия на производителей. Они реализуются не только в работе Россельхознадзора, но и в работе органов управления ветеринарией субъектов РФ, а также более 3 тыс. ветеринарных лабораторных учреждений и лабораторий ветеринарно-санитарной экспертизы.

И в странах ЕАЭС система контроля поставщиков сейчас практически полностью выстроена на тех списках и подходах, которые сформировал Россельхознадзор. Вносятся, конечно, изменения, но принципы сохраняются.

- В свое время инспекторы Россельхознадзора постоянно проводили аудит зарубежных поставщиков. В связи с тем, что сейчас импорта стало меньше, эта работа продолжается?

- Да, продолжается. Просто мы сейчас это, как говорится, меньше афишируем. Даже если поставки разрешаются под гарантии ветеринарных служб стран-поставщиков, наши инспекторы все равно проверяют предприятия.

Инспекции, несмотря на нынешнюю ситуацию, запланированы практически во все страны-поставщики, включая такие европейские страны, как Голландия, Германия. По разным направлениям - по семенам, посадочному материалу, по кормам для продуктивных и непродуктивных животных, по лекарственным средствам и так далее. Как говорится - доверяй, но проверяй.

Считаю, что такая система прослеживаемости от поля до прилавка на основе электронных систем контроля, допускающая на рынок продукцию только аттестованных предприятий, должна быть создана не только для продукции животноводства, но и остальной, кондитерской или консервированной, к примеру.

Если же говорить в целом о том, что можно считать главным достижением службы, то это введение в стране электронной ветеринарной сертификации, прослеживаемости продукции, регионализации по 141 заболеванию животных. И сейчас, если где-то вдруг возникает очаг заболевания, система включается автоматическая и реализация продукции из этого региона останавливается.

Сюда же могу отнести и введение компартментов в свиноводстве. Считаю, что их надо вводить и в птицеводстве для того, чтобы обеспечить высокий уровень безопасности. Нам всем нужно понять, что это необходимость. Когда в стране в 2005 году возник грипп птиц, а в 2007 года - африканская чума свиней, мы поняли, что если не будем ограничивать перемещение птицы и животных, то мы никогда не уследим за распространением этих опасных заболеваний.

Опыт свиноводства - тому подтверждение. Да, африканская чума свиней (АЧС) у нас есть, вакцины от этого заболевания нет. Но благодаря очень жестким мерам защиты - электронным документам, регионализации и затем - разделению хозяйств на компартменты - мы добились того, что производство свинины выросло настолько, что ее экспорт увеличивается год от года.

А если учитывать имеющиеся в стране ресурсы, в том числе земельные, энергетические, то можно сказать, что у нас есть все возможности для того, чтобы быть влиятельным игроком на рынке продовольствия.

Хотя и здесь история повторяется и принципиально нового ничего нет. Россия была крупнейшим игроком на продовольственном рынке до Первой мировой войны. Даже когда война началась, масло из Саратова еще отправлялось в Германию, поскольку контракты были подписаны. И твердые сорта пшеницы экспортировались в Италию для производства макарон. Вот мы говорим сейчас: итальянские макароны высокого качества. Да в муке для них всегда саратовская твердая пшеница была, отсюда и качество.

- Поскольку угроза АЧС сохраняется, как можно охарактеризовать ситуацию с этим заболеванием в стране? И есть ли перспективы создания вакцины против него?

- Ситуация остается напряженной, но она полностью контролируется. В летний период особое внимание - к личным подсобным хозяйствам, в которых содержатся свиньи. Их владельцы после посещения леса рискуют "принести" вирус на обуви и одежде, куда он может попасть от павших от АЧС кабанов.

Что же касается вакцины, то подведомственный нам Федеральный центр охраны здоровья животных (ФГБУ "ВНИИЗЖ") работает над нею в рамках комплексного плана фундаментальных исследований. Информацию о результатах он регулярно направляет в Минобрнауки. Аналогичную работу ведут ученые и исследовательские институты по всему миру. Думаю, тому, кому удастся создать препарат, может "грозить" Нобелевская премия...

И, кстати, по гриппу птиц все абсолютно под контролем.

- Идею компартментов в птицеводстве продвигать будете?

- Мы ее уже продвигаем, поскольку считаем ее основой безопасности. Свои предложения подготовили еще года три назад. Хотим выстроить такую систему безопасности, чтобы, к примеру, зарубежные инспекторы, проверив одно наше предприятие, могли быть уверены в том, что и на других уровень биозащиты такой же высокий.

По количеству компартментов предлагаем систему, абсолютно идентичную той, что действует в свиноводстве, - четыре компартмента, четвертый - самый защищенный.

Более того, можно идти и дальше, в овцеводство, поскольку спрос на баранину в мире постоянно растет, и требования к безопасности поставок повышаются.

- Как менялась работа службы в связи с переориентацией позиции РФ от крупного импортера к крупному экспортеру сельхозпродукции и продовольствия?

- Сначала приведу несколько цифр, чтобы охарактеризовать объем ответственности нашей службы, которая контролирует, как говорится, не только вход, но и выход продукции.

Так, импорт говядины в 2009-2013 годах был на уровне 700-750 тыс. тонн, затем последовательно снижался и в 2023 году составил 201 тыс. тонн. Поставки свинины за это время упали с 750-800 тыс. тонн до околонулевых значений. Импорт мяса птицы - помните "окорочка Буша"? - в начале 2000-х был 1,2-1,4 млн тонн, в 2023 году он составил всего около 232 тыс. тонн.

Зато увеличивается экспорт. В 2023 году поставки российского мяса и мясопродуктов за рубеж составили почти 650 тыс. тонн против незначительных 40 тыс. тонн в 2001-2004 годах. В 2023 году по сравнению с 2022 годом экспорт свинины и мяса птицы во Вьетнам увеличился более чем на 1,6 раза, баранины в Иран - 12 раз, говядины в Саудовскую Аравию - на 17%, мяса птицы в Узбекистан - в 1,7 раза, молочной продукции в Грузию - на 36%.

Растет и экспорт плодоовощной продукции, которая тоже находится под контролем Россельхознадзора. Мы добиваемся того, чтобы вся она соответствовала требованиям стран-импортеров. С 2017 года он увеличился почти в два раза, до 665 тыс. тонн. В этом году динамика также положительная.

Это результат огромной поддержки отечественного сельского хозяйства со стороны государства. Пришло осознание, что радужные перспективы потребления американских окорочков могут рухнуть, ведь в истории - масса примеров того, как продовольствие использовалось в политических целях. Та же блокада экспорта зерна в РФ со стороны США в годы холодной войны. Так что нынешние санкции - это повторение пройденного с некоторыми вариациями, типа законопроекта No Russian Agricultural Act, который разработан в США уже с тем, чтобы вытеснить Россию с мирового продовольственного рынка.

Вся отправляемая продукция - под контролем Россельхознадзора. Еще одним примером, который говорит о надежности действующей у нас системы контроля за экспортом, является тот факт, что мы в последние годы экспортируем не только мясо, но начали поставки живого скота. По живым животным в странах-покупателях допуск самый строгий. А у нас вот такие цифры. В прошлом году на экспорт отправлено 104 тыс. голов крупного рогатого скота, 197 тыс. свиней, 197 тыс. голов мелкого рогатого скота. Никогда раньше мы живой скот в таких объемах не экспортировали.

Живые животные поставляются в Иорданию, Азербайджан, Узбекистан, Грузию, Ливан, Южную Осетию, Белоруссию, Киргизию и ряд других стран.

В целом же в наших информационных системах в 2023 году было оформлено более 261 тыс. экспортных ветеринарных сертификатов, в 2022 году их было 211 тыс., в 2021 году - 229 тыс. штук. У нас сформирован список из более 5 тыс. отечественных предприятий, на которых проведены обследования на соответствие требованиям стран-импортеров, собрана библиотека ветеринарно-санитарных требований 153 зарубежных стран, включая страны ЕС.

Работа по расширению доступа российского продовольствия на мировой рынок идет постоянно. Сейчас мы можем экспортировать свою продукцию более чем в 105 стран мира, с 59 странами согласовано 392 ветеринарных сертификата на поставки продукции животноводства.

Продолжает действовать и система инспектирования наших предприятий специалистами стран-импортеров. Недавно, к примеру, встречали делегацию из Эквадора. Она не только проверила поставщиков таких ракообразных, как цисты артемии, но и полностью ознакомилась с действующей у нас системой ветеринарного и санитарного контроля.

- В условиях лидерства России на мировом рынке пшеницы как обеспечен контроль за ее поставками? Тем более что требования к качеству и безопасности зерна в разных странах отличаются.

- Здесь очень важно было на фоне эйфории от того, что мы самые крупные экспортеры, не упустить такой важный момент, как выполнение карантинных требований стран-импортеров. Да, они отличаются от страны к стране. Поэтому мы стали более активно сотрудничать с уполномоченными органами стран-импортеров, изучали их требования, в том числе и непосредственно в этих странах. Встречали зарубежных специалистов у себя, давали полную картину того, как действует у нас система обеспечения безопасности. Приезжали, в частности, эксперты из Индонезии, Вьетнама, Мексики, Мозамбика, Нигерии, Турции, Саудовской Аравии, Алжира и многих других стран.

Мы заключили более 50 соглашений с уполномоченными органами стран-импортеров, регулирующих поставки зерна.

В этой работе важна и лабораторная база, которая подтверждает фитосанитарное состояние, качество и безопасность зерна. Она у нас оснащена современным оборудованием, прошла аккредитацию, в том числе в международных системах.

- Это позволило открыть новые направления для экспорта?

- Конечно. Для российского зерна были открыты рынки Индонезии, Венесуэлы, Вьетнама, Саудовской Аравии, Бразилии, Мексики и других стран. Кроме того, нам удалось снять ряд барьеров, которые мешали поставкам российского зерна.

Кстати, в организации контроля мы много взяли из опыта Китая. Они не просто проверяют поставляемый продукт, но и места выращивания и хранения зерна, саму систему обеспечения безопасности не только в конкретном регионе, но и в стране в целом. То есть - прослеживаемость полная.

- Но поставки озимой пшеницы Китай пока так и не разрешил, только яровую можно экспортировать.

- Надо понять, что в первую очередь нам следует лучше использовать возможности экспорта яровой пшеницы, ведь вся Сибирь у нас именно ее же выращивает.

По поводу разрешения поставок озимой - работа идет, и достаточно напряженная. Только в июне с китайскими коллегами было проведено несколько переговоров, в том числе в рамках очередного заседания российско-китайской постоянной рабочей группы по сотрудничеству в сфере ветнадзора, фитосанитарного контроля и безопасности пищевых продуктов.

Представители КНР запросили у нас дополнительную информацию, сейчас ее готовим. Надо сказать, что они крайне дозированно и только после тщательного анализа фитосанитарных рисков допускают на свой рынок новые виды сельхозпродукции.

Но я не могу сказать, что, открыв китайский рынок озимой пшеницы, мы сразу увеличим ее поставки. Здесь дело в логистике. Ведь основные озимые у нас на европейской части, а за Уралом, как уже сказал, яровые. Поэтому нужна эффективная логистическая система.

И вообще - введенные против нашей страны санкции изменили многие транспортно-логистические маршруты, усилили актуальность создания альтернативных транспортных коридоров, в частности "Север-Юг". Мы принимаем участие в этой работе.

Насколько это важно говорит тот факт, что включаются в работу и порты, которые раньше вообще не учитывались в контексте международной торговли. Допустим, никогда порт Оля в Астраханской области не рассматривался для поставок зерна. А они сейчас идут через него. Или порт Махачкалы.

- В последнее время наиболее значимым событием в торговле продукцией АПК было названо открытие рынка Китая для российской свинины. На каких направлениях потенциального российского экспорта сосредоточены сейчас усилия Россельхознадзора?

- Это, действительно, очень важное событие. С учетом нашего экспортного потенциала можно рассчитывать на существенный рост поставок. К настоящему времени в Китай уже экспортировано более 10 тыс. тонн свиноводческой продукции. Сейчас мы работаем над тем, чтобы расширить номенклатуру животноводческой продукции, разрешенной к ввозу в Китай. Здесь речь идет о готовых мясных изделиях, дополнительных видов субпродуктов свиней.

Направления нашей работы по открытию зарубежных рынков основаны на интересах экспортеров. А они сейчас ориентированы в основном на страны Ближнего Востока, Африки и АТР. Мы определили около 20 приоритетных стран, с которыми ведется наиболее интенсивная работа. Если говорить об Африке, то это, прежде всего, Египет и Марокко, на Ближнем Востоке это ОАЭ, Оман, Иран.

Продолжаем активно работать над тем, чтобы получить доступ российского мяса птицы и говядины в Индонезию и Малайзию, говядины - на Филиппины.

Что же касается Китая, то, помимо продвижения на его рынок озимой пшеницы, остается задача по допуску и озимого ячменя, пшеничных отрубей, манной крупы, проса, свекловичного жома, ржаной муки и другой продукции. Добиваемся также разрешения поставок рапса со всей территории страны, сейчас экспорт ограничен регионами Сибири и Дальнего Востока. И все это задачи на текущий год.

Планируем расширить и список лекарственных растений для поставок в Китай, хотим также получить фитосанитарные требования к томатам, микрозелени, замороженной клюкве и мху ягелю. Все это - наш экспортный потенциал.

- Что сейчас представляет собой "информационный ландшафт" службы? Какие системы в разработке? На что они направлены? Как налажено взаимодействие с информсистемами других ведомств?

- Тот поток продукции, который находится под контролем службы, невозможно проверить без электронных систем. Цифровизацией контрольно-надзорной работы мы начали заниматься с 2006 года, когда поняли, что без нее не сможем быстро и эффективно работать.

Сегодня в федеральную информсистему "ВетИС" входят 16 компонентов. Они позволяют обеспечивать сквозную прослеживаемость всей животноводческой продукции. И, кроме того, это своего рода базы данных, формирование которых очень важно в создании эффективной системы безопасности. Доступ к ней имеют все заинтересованные лица.

Система автоматизировала огромное количество функций, на некоторых этапах полностью исключила человеческий фактор. Она автоматически составляет отчеты, за короткое время и с минимальными затратами ручного труда может сделать все необходимые выборки, обменяться информацией с такими же системами зарубежных стран и выполняет массу других функций.

Один из ключевых компонентов - "Меркурий", который предназначен для электронной ветсертификации. Ежегодно в нем оформляется до 4,7 млрд электронных ветеринарных сопроводительных документов. В день их число достигает 13 млн, в час - 500 тысяч. В системе фиксируется все - от выращивания животного до розничной реализации изготовленной из него продукции. На каждом этапе оформляется отдельный сертификат, и таким образом выстраивается цепочка электронных документов, по которым можно узнать о продукции все. Весь процесс абсолютно прозрачен. Он учитывает каждый этап перемещения продукции или смены ее собственника.

Более того, "Меркурий" обменивается информацией с другими компонентами общей системы. Из компонента "Аргус", к примеру, он "узнает", откуда эта продукция ввезена, из "Весты", к которой подключены 890 лабораторий, - по каким показателям она исследована, все протоколы размещены в системе.

С помощью системы мы выявляем различные нарушения в сфере производства и перемещения продукции. Наблюдение за действиями хозяйствующих субъектов ведется фактически в режиме реального времени, никакие выездные проверки не требуются. Если раньше, к примеру, недобросовестный производитель мог из нескольких тонн молока "произвести" несколько тысяч тонн сливочного масла и спокойно продать его, то теперь система "засечет" его. Более того, она проследит и дальнейший путь этой "продукции", с тем, чтобы изъять ее из оборота.

С момента начала работы системы с помощью искусственного интеллекта выявлено 403 тыс. тонн подконтрольной ветнадзору продукции, ветеринарные документы на которую были оформлены с нарушениями. Только в 2022 году система помогла выявить 2 тыс. несуществующих производственных предприятий и предприятий торговли, почти 21 тыс. случаев введения в оборот неизвестного сырья, фальсификата или продукции с истекшим сроком годности, в отношении 2,8 тыс. государственных ветврачей были приняты административные меры.

И работа по расширению сфер использования искусственного интеллекта для выявления нарушений продолжается.

У нас также созданы информационные системы в области фитосанитарии и обращения с пестицидами и агрохимикатами.

- Повлиял ли уход ряда зарубежных компаний-производителей ветпрепаратов на обеспечение животноводства? Сумели ли отечественные производители восполнить освободившиеся ниши? Каковы объемы производства? Есть ли еще потребность в импортных препаратах?

- Безусловно, их уход не мог остаться незамеченным для наших аграриев, ведь за прошедшие годы ситуация развивалась так, что без зарубежных препаратов уже было сложно представить наше животноводство. А все это - результат навязанной нам агрессивной бизнес-модели ведения сельского хозяйства, когда импорт живых животных увязывался с использованием зарубежных лекарственных препаратов.

Опасность этой системы была очевидна, поэтому началась активная работа и с нашими аграриями, и с производителями ветпрепаратов. С учетом мер господдержки это позволило избежать коллапса после ухода с рынка, казалось бы, надежных мировых гигантов фармацевтики.

Почти за полугодие этого года в страну ввезено 5,4 млрд доз вакцин, тогда как отечественные производители выпустили 14 млрд. Причем этот объем составил почти 74% от их производства за весь 2023 год. В настоящее время 97 отечественных компаний выпускают ветпрепараты. Дефицита вакцин от наиболее распространенных и экономически значимых инфекционных болезней животных нет.

Кроме того, мы ввели ускоренную регистрацию препаратов для ветеринарного применения, которая позволила вывести на рынок 123 препарата, из которых 32 - иммунобиологических. Это значительно больше, чем в предыдущие годы. В этом году на государственную регистрацию поступило 57 препаратов, в том числе 27 - по ускоренной процедуре регистрации.

Я недавно посещал наш институт защиты животных, который занимается производством вакцин. Все работает, заказы выполняются, планы есть. То, что делают наши институты и другие производители, позволяет говорить, что дефицита не будет и в дальнейшем. Панику создавать не надо.

- А каков результат прохождения зарубежными компаниями инспекций на соответствие требованиям надлежащей производственной практики (GMP)? Чем закончился диалог с компаниями, которые отказывались от этих инспекций?

- Вот, кстати, именно они больше всего нагоняли страх и предрекали дефицит. Но это же абсолютно рабочий вопрос: есть требование - надо выполнять. Не хочешь выполнять, значит автоматически не вписываешься в российское законодательство, а значит и не поставляешь.

Никаких проблем мы здесь не видим, все в рабочем порядке. Эти требования аналогичны тем, которые предъявляются и к российским компаниям.

В настоящее время заключения о соответствии требованиям GMP имеют 52 зарубежные производственные площадки, 12 площадок находятся на этапе подготовки результатов инспектирования, инспекции на восьми запланированы на второе полугодие.

К примеру, буквально в июне одна из чешских компаний получила необходимые заключения, которые дают ей право на поставку в Россию 56 видов вакцин против болезней животных.

Но для того, чтобы диверсифицировать поставщиков наиболее чувствительных для нашего рынка препаратов, мы провели ряд переговоров с представителями дружественных стран, обсудили возможность вывода их продукции на наш рынок. В результате две компании из Аргентины приняли решение пройти инспекцию и поставлять вакцины против болезней крупного рогатого скота. Уже поданы заявления на их регистрацию, поставлены образцы вакцин для прохождения экспертизы. Так что кто хочет работать, тот действует в рамках правил, кто не хочет - ищет повод для информационного шума.

- Есть ли сегодня в сфере продовольственной безопасности проблемы, для решения Россельхознадзору не хватает полномочий?

- Прежде всего, это сфера производства и обращения пестицидов и агрохимикатов, в которой наши полномочия существенно сужены. А это очень важная сфера с учетом активного их применения в производстве и расширения аграрного экспорта.

На мой взгляд, полномочия между ведомствами в этой сфере распределены нерационально. Есть этапы обращения химических веществ, где контроля совсем нет, а штрафы за нарушения несущественные. Эта сфера, в которой совершенно очевидно имеется риск причинения вреда жизни и здоровью людей и окружающей среде, а контрольно-надзорные мероприятия под мораторием.

К тому же законодательство в этой сфере практически не имеет связи с законодательством в части пищевой безопасности. Так, декларации соответствия пищевой продукции оформляются без учета применяемых при ее выращивании пестицидов.

Все эти пробелы приводят к созданию обширного теневого рынка пестицидов, потере налоговых отчислений, загрязнению окружающей среды и сельхозземель, наносят ущерб здоровью людей. Да и подрывают репутацию России как производителя безопасных продуктов.

В связи с этим мы считаем, что в закон о безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами надо внести изменения. Прежде всего, предоставить Россельхознадзору контроль не только за импортируемой продукцией в этой сфере, но и за той, что производится в стране, в первую очередь, за действующими веществами. А то бывает, что эти вещества в агрохимикатах известны только их производителям, и проконтролировать это невозможно.

Необходимо также прекратить торговлю запрещенными в стране пестицидами, в том числе через интернет, ввести обязательный сбор и уничтожение тары из-под химикатов, уничтожать нелегальную продукцию за счет средств ее собственника, увеличить штрафы за нарушения в этой сфере и урегулировать обращение пестицидов на уровне ЕАЭС. Конечно, необходимы и полномочия по контролю за соблюдением требований к маркировке этой продукции.

Поэтому сейчас мы вместе с Минсельхозом занимаемся тем, чтобы процесс государственного контроля за производством пестицидов, за наличием в них обозначенного действующего вещества в указанном объеме был строже.

Все это важно особенно в связи с тем, что мы стали крупным экспортером растительной продукции. Россельхознадзор как национальная организация по карантину и защите растений является гарантом соблюдения фитосанитарных требований импортеров. Однако пробелы в законодательстве не позволяют в полном объеме выполнять эти полномочия.

Особый разговор о нашем основном экспортном продукте - зерне, безопасность и качество которого мы должны гарантировать. Считаю, что необходимо ввести нормы по аналогии с ветеринарным законодательством. То есть предусмотреть обследование объектов, связанных с производством, переработкой и хранением растительной продукции, в первую очередь зерна, на соответствие фитосанитарным требованиям стран-импортеров. Поставки следует разрешать только с аттестованных предприятий.

И вообще надо включаться в такое важное направление, как создание биопестицидов. Во многих странах их число уже достигает значительных показателей. В Бразилии, к примеру, таких пестицидов уже более полутора тысяч.

Если говорить о совершенствовании законодательства, то надо обратить внимание и на такой вопрос, как возможность быстрой реакции на случаи, которые фиксируют наши информационные системы.

Вот простой пример. Мы видим в электронной системе, что в какой-то компании растет падеж скота. По логике - мы автоматически на следующий день должны проверить, в чем причина, идентифицировать заболевание и принять меры. Но не можем, надо ждать какое-то время, когда нам разрешат проверку. Но может быть поздно, и болезнь за это время распространится.

Расширение полномочий - это, конечно, очень ответственно. Но это соизмеримо с теми задачами, которые стоят перед службой по обеспечению контроля и безопасности продукции, реализуемой как внутри страны, так и отправляемой на экспорт.

Интервью

Глава Рособрнадзора: отмена ЕГЭ приведет к росту коррупции
Замглавы ФАС: цели прийти и обязательно найти у маркетплейсов нарушения у нас нет
Директор ИМЭМО им. Е. М. Примакова: темы "Примаковских чтений" традиционно на острие мировой повестки
Член правления "СИБУРа": мы вышли на прежние объемы реализации инвестпроектов
Василий Анохин: Смоленская область рассчитывает привлечь в экономику региона около 100 млрд рублей инвестиций
Вице-президент Simple: пока не все российское вино высокого качества, не надо увлекаться импортозамещением
Глава "Объединенных Пивоварен": резервные мощности дают возможность стать самой быстрорастущей компанией на рынке
СЕО "Северстали": мы должны быть уверены, что денежный поток способен выдержать все наши проекты и планы
Антон Котяков: при текущей потребности в кадрах искусственный интеллект только в помощь
Акционер "Новосталь-М": рынок РФ вытаскивает нас по рентабельности, прибыль от экспорта утекает в пошлину