Государство и нефтехимия - борьба за выживание

Итоги года в нефте- и газохимической отраслях

Москва. 30 декабря. INTERFAX.RU - Уходящий год отметился активностью в российской нефте- и газохимии: к новым проектам устремили внимание нефтяные компании, а министерства задумались о создании стимулов для них. И если государство увидело в этом потенциал для роста экономики, то нефтяники - спасение от невыгодных условий в нефтепереработке. Просьбы "профильных" нефтехимиков о льготах, наконец, были услышаны, но в надежде снизить расходы, они наталкиваются новые препятствия и рискуют получить еще бОльшие издержки.

Ожидания - реальность

Государство в нацпроекте "Международная кооперация и экспорт" поставило цель к концу 2024 года увеличить экспорт химической продукции, в том числе нефте- и газопереработки с $17,4 млрд до $37 млрд в год. В марте в рамках нацпроекта была утверждена "дорожная карта" развития нефтегазохимии до 2025 года. Согласно документу, уже в 2019 году объем выработки крупнотоннажных полимеров должен составить 5,3 млн тонн, а к 2025 году - 11,1 млн тонн, их объем экспорта должен в 2020 году составить 600 тыс. тонн, а к 2025 году вырасти до 4,4 млн тонн. Доля переработки СУГ внутри страны к 2025 году должна увеличиться до 8,2% с нынешних 4,6%, переработки нафты - с 5,6% до 7,2%.

Стратегических целей правительство планирует добиться, предоставляя налоговые льготы и развивая инфраструктуру - такие меры должны повысить инвестиционную привлекательность капиталоемких проектов. В "дорожной карте" предусмотрено введение с 2022 года обратного акциза на этан и СУГ, развитие портов и железной дороги, господдержка НИОКР и российских EP/EPC подрядчиков, а также развитие биржевой торговли.

Цели дорожной карты вполне реалистичны, считает эксперт Российского союза химиков, член комиссии по химической промышленности РСПП Анатолий Замрий. "Планы считаю реалистичными. В составлении дорожной карты участвовал широкий круг экспертного сообщества. Дальше этой "картой" надо пользоваться, по ней идти, упорно реализовывать все запланированное", - сказал он.

При этом эксперты уверены, что необходимость в господдержке нефтехимии назрела давно. Нефтехимия - отрасль, которая создает высокую добавленную стоимость, но мощности по производству одной тонны продукции могут превышать $3-5 тыс., а волатильность цен на нее создает высокие риски для окупаемости проектов, напоминает директор практики "Газ и химия" VYGON Consulting Дмитрий Акишин. "Из-за сложности рынков, характеризующихся большим количеством продуктов, проекты реализовывались, в основном, компаниями, для которых нефтегазохимия являлась основным бизнесом (СИБУР, "Нижнекамскнефтехим" )", - сказал он.

По подсчетам Акишина, появление обратного акциза на этан и СУГ позволит повысить инвестиционную привлекательность проектов и привлечь в отрасль новых игроков. Доходность таких проектов в текущих условиях редко превышает 9-10%, говорит он. Однако эксперт замечает, что вопрос создания субсидий обсуждается не один год. "Инструменты стимулирования, такие как обратный акциз на этан и СУГ, разрабатываются уже несколько лет. И они до сих пор формально еще не приняты. При этом говорить о выполнимости заявленных планов по строительству новых заводов пока рано, так как во многих случаях это не только большие инвестиции, но и создание принципиально новых компетенций внутри компаний", - отмечает Акишин.

В свою очередь, Замрий считает, что льготы для развития производства СУГ и обратный акциз на этан необходимо ввести скорее: не в 2022, а уже в 2021 году, и рассмотреть дополнительные меры поддержки. "Условия получения субсидий призваны стимулировать компании вкладывать в сектор: здесь можно было бы продолжить стимулирование со стороны государства в части, например, учётной политики: по зачету в налогооблагаемую базу инвестиций, осуществляемых из собственных средств, по факту их совершения. Что стимулировало бы инвестиции в целом, и стимулировало бы инвестиции собственных средств компаний, а не "чужих".

Спасение в нефтехимии

Ситуация на топливном рынке России в 2018-2019 г ухудшила экономику российских НПЗ, и нефтяники стали искать возможности развития в нефтехимии. Таким образом компании надеются компенсировать убытки от налоговых изменений и усиления госрегулирования. "В России возник профицит автобензина, однако надзорные органы скептически относятся к перспективам его экспорта. При этом стагнирующее внутреннее потребление не дает позитивных сигналов в части долгосрочных перспектив развития. А вместе с введением ручного регулирования топливного рынка нефтепереработка несет убытки, удерживая розничные цены. Если традиционные нефтехимические компании ставят перед собой цель расширения производства и увеличения капитализации, то задача переработчиков - как минимум выжить, а как максимум не проиграть", - отмечал Акишин в июльской статье в "Коммерсанте".

Так, "Сургутнефтегаз" заявил о планах развивать химическое производство на базе своего НПЗ "КИНЕФ". Компания идет на такой шаг из-за ухудшения тарифных и налоговых условий, а также из-за снижения качества нефти, заявлял глава "Сургутнефтегаза" Владимир Богданов. "Это все с налогами связано, с акцизами, теми же тарифами "Транснефти" и железнодорожных перевозок. У нас в прошлом году затраты на 40% выросли из-за налогов и транспортных тарифов. И мы будем это делать, потому что, к сожалению, качество нефти, которая добывается в РФ, особенно в Тимано-Печоре и Урало-Поволжье, низкого качества", - говорил Богданов.

"Новые точки роста" ищет "ЛУКОЙЛ" . Компания планирует построить на НПЗ в Нижнем Новгороде мощности по производству полипропилена (500 тыс. т./г.) и стирола (до 300 тыс. т./г.). "Мы посмотрели внутрь себя и увидели, что есть еще большое количество наших потоков, которые мы не доводим до финального потребителя, то есть не извлекаем полностью стоимость из них. И на реализации этой возможности мы сконцентрировались. Это новое направление. Здесь мы видим ряд быстрых побед - это переработка пропилена, который мы получаем в нефтепереработке, в финальную продукцию", - говорил вице-президент "ЛУКОЙЛа" Рустем Гималетдинов, отмечая, что сбыт полипропилена растет кратно быстрее, чем ВВП.

Также "ЛУКОЙЛ" рассматривает вариант создания нефтехимического комплекса на базе Пермского НПЗ. Проект оценивается более чем в 200 млрд руб., сроки его возможной реализации - с 2020 по 2025 год. Компания еще не приняла инвестрешение по этому проекту.

Новая возможность для развития газохимии появилась в Арктике, но на более отдаленную перспективу. Чтобы обеспечить к 2024 году грузооборот по Северному морскому пути в 80 млн тонн, Минвостокразвития разработало пакет преференций для арктических проектов - в нем предусмотрены и льготы для газохимии. Осенью курирующий Арктику вице-премьер Юрий Трутнев сообщал, что "ЛУКОЙЛ" намерен вложить 610 млрд руб. в газохимический комплекс у побережья Обской губы, для выпуска метанола, этана и СУГ, а "Газпром нефть" собирается инвестировать в регионе 1,1 трлн руб. в производство этанола, полиэтилена, полипропилена. Позже стало известно, что компании могут реализовать газохимический проект в партнерстве друг с другом на базе ямальских проектов "ЛУКОЙЛа", разрабатывающего Большехетскую впадину. Впрочем, Трутнев отмечал, что это пока только планы.

Ни хуже, ни лучше

Часть 1: легкий этан

Весь год внимание нефтехимической отрасли было приковано к очередной схватке между Минфином и Минэнерго вокруг законопроектов об обратном акцизе на этан и СУГ.

Нефтехимические компании давно просили налоговых льгот - как минимум с 2015 года, когда заработал налоговый маневр в "нефтянке". Чтобы нивелировать негативное влияние маневра на нефтехимию (компании опасались, что он спровоцирует сильный рост цен на сырье - ИФ), был введен обратный акциз на нафту. С тех пор компании регулярно просили выровнять налоговые условия для разных видов нефтехимического сырья.

Правительство сделало ставку на стимулирование переработки этана и СУГ. Этан считается наиболее выгодным сырьем для производства этилена - при меньшем расходе обеспечивается больший выход продукции. Однако из-за инфраструктурных ограничений его переработка в России практически не развита. По данным газеты "Ведомости", в добываемом России газе содержится около 10-12 млн тонн этана, а перерабатывается всего около 700 тыс. тонн. Объем производства СУГ в стране оценивается в 17 млн тонн, при этом около 40% поставляется на экспорт. Эксперты отмечают, что переработка СУГ была бы эффективнее, если бы не существовало обратного акциза на нафту.

По расчетам Минэнерго, обратный акциз на этан и СУГ позволит привлечь в Россию более 3,5 трлн руб. инвестиций в ближайшие 6-7 лет, и увеличить переработку этана и СУГ на 8-10 млн тонн.

Минэнерго и Минфин должны были подготовить законопроекты еще в марте, однако работа над ними затянулась. В итоге только к осени ведомства, наконец, определились с параметрами обратного акциза на этан. Предполагается, что обратный акциз заработает с 2022 года, его ставка может составить 9 тыс. руб. за тонну. Льготу могут получить компании, вложившиеся в новое производство, а также существующие - если инвестируют в модернизацию производств по переработке этана в период с 2021 г до конца 2026 г минимум 65 млрд руб.

Дискуссия развернулась относительно того, кто сможет получить эти льготы. Основным претендентами на преференции считались масштабные инвестпроекты: "СИБУР" и его Амурский ГХК, "Балтийский Химический комплекс" "Русгаздобычи" Артема Оболенского в Усть-Луге и завод полимеров "Иркутской нефтяной компании". Также замглавы Минэнерго Павел Сорокин называл среди потенциальных получателей ТАИФ - за счет расширения существующих мощностей.

Позднее ведомства расширили круг претендентов: в первоначальной редакции минимальная мощность завода, претендующего на вычет, должна была составлять 500 тыс. тонн этана в год, но затем требования смягчили до 300 тыс. этана в год. Таким образом, по мнению экспертов, получить обратный акциз теоретически сможет "Ставролен" "ЛУКОЙЛа".

Часть 2: "СУГ, на котором сидишь"

И если с обратным акцизом на этан ведомства почти договорились, то со льготами на СУГ все как-то сразу пошло не так. Здесь у министерств возникло больше развилок - например, давать ли обратный акциз только новым проектам или стоит поддержать старые? Но камнем преткновения традиционно стал вопрос об источниках возмещения выпадающих доходов бюджета.

Общие расходы на обратный акциз оценивались ведомствами в 55-60 млрд руб. в год. Его планировалось финансировать за счет повышения экспортной пошлины на СУГ. Но министерства быстро отказались от этой идеи, посчитав, что полученных денег может не хватить.

Минэнерго предлагало финансировать обратный акциз на СУГ из тех 350 млрд руб., которые Минфин получит за счет бессрочного продления повышенного НДПИ для нефтяников. Обсуждался вариант сокращения льгот на нафту в пользу поддержки переработки СУГ. Также предлагалось не искать источники финансирования вовсе: в отрасли считали, что новые проекты в переработке этана и СУГ должны будут обеспечить дополнительные поступления в бюджет.

Тем не менее, всё повернулось самым неприятным для компаний образом. В конце ноября на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака было решено учесть в законопроекте об обратном акцизе на СУГ компенсацию выпадающих доходов за счет введения НДПИ на попутный нефтяной газ.

Изначально Минфин предлагал ввести НДПИ на ПНГ, чтобы возместить выпадающие доходы от льгот для Приобского месторождения (разрабатывают "Роснефть" и "Газпром нефть"). Инициатива столкнулась с сильным противодействием в отрасли: против выступило Минэнерго, а нефтяники решили писать письмо президенту Владимиру Путину с просьбой не вводить новый налог.

"Конечно, добыча и переработка ПНГ лишь косвенно связана с нефтегазохимией. Из всех СУГ, произведенных в РФ, меньше половины получается из ПНГ. Кроме того, потенциальный объем субсидий для нефтехимии на СУГ может составить 25-30 млрд в год, которые все же превышают 15 млрд руб. ежегодных потерь от НДПИ на ПНГ", - комментирует Акишин.

Развязку этой истории мы увидим уже в следующем году. В конце декабря, после очередного совещания у Козака, некоторые ведомства и нефтяные компании снова выступили против НДПИ на ПНГ. Источники "Интерфакса" сообщали, что позиции сторон оказались "слишком радикальными", поэтому вопрос был вынесен на обсуждение у Дмитрия Медведева. Состоялось ли совещание у премьера - неизвестно. Между тем, на прошлой неделе Минфин предложил полностью финансировать льготы для Приобского за счет средств Фонда национального благосостояния, ограничив при этом действие налогового вычета (об этом писал "Коммерсантъ").

Вернись, я все прощу!

Пока чиновники спорили об обратном акцизе, драматичная история развернулась вокруг нефтехимического проекта "Роснефти" - ВНХК. В мае стало известно, что он исключен из бизнес-плана "Роснефти" из-за нерентабельности в текущих налоговых условиях, а именно - из-за налогового маневра в нефтяной отрасли, который продолжился с 2019 года. Новость вызвала переполох среди ведомств - ведь ВНХК был стратегическим проектом для правительства, призванным, как минимум, решить вопрос с нехваткой топлива на Дальнем Востоке, как максимум - обеспечить экспорт нефтехимической продукции в страны АТР.

Но дело не шло. В "Роснефти" заявляли, что из-за высокой капиталоемкости (стоимость проекта на весь жизненный цикл оценивалась в 1,5 трлн руб. - ИФ) судьба проекта напрямую зависела "от стабильности и привлекательности фискального режима". "На протяжении ряда лет компания прилагала все возможные усилия для получения соответствующей поддержки на федеральном уровне. Однако её инициативы не были поддержаны регулятором. Напротив, за последние годы в Налоговый кодекс было внесено около 50 существенных изменений, прямо и негативно влияющих на инвестпроекты в нефтепереработке и нефтехимии", - замечали в "Роснефти".

Проект действительно обещал быть масштабным: он должен был разместиться в Приморском крае, рамках первой очереди планировалось построить НПЗ мощностью 12 млн т нефти в год, вторая очередь -это нефтехимический комплекс мощностью 3,4 млн тонн нефти в год. Для его реализации "Роснефть" искала иностранных партнеров, но и здесь ей не очень везло. В 2016 году "Роснефть" заявила, что для реализации ВНХК будет создано СП с Китайской национальной химической корпорацией (ChemChina). Но заявленное партнерство с ChemChina развалилось, не успев начаться: уже в 2017 году "Роснефть" заявила, что "продолжает вести переговоры с рядом партнеров и рассчитывает в ближайшие год-два определиться с выбором". Летом этого года стало известно, что возможность участия в дальневосточных нефтехимических проектах "Роснефти" на Дальнем Востоке изучает нефтехимическая компания Саудовской Аравии Sabic.

Ответные заявления министерств не заставили себя ждать. Чиновники будто бы сразу бросились спасать ВНХК, но дальше разговоров дело не продвинулось. Первым отреагировал Минфин: ведомство не согласилось с "Роснефтью" и заявило, что налоговый маневр не мог стать препятствием для реализации проекта и наоборот улучшал экономические показатели реализации первой очереди ВНХК. Буквально на следующий день после заявления Минфина, "Роснефть" сообщила, что готова с партнерами вернуться к реализации проекта "при привлекательных и стабильных налоговых и регуляторных условиях". Компания намеревалась продолжить диалог "с органами исполнительной власти, чтобы попытаться найти эффективную экономическую модель проекта". В июне глава "Роснефти" Игорь Сечин рассказывал, что "Роснефть" участвовала в совещании у министра финансов Антона Силуанова, который "не исключил льгот" для проекта ВНХК. "Если экономика будет эффективной, будем реализовывать", - добавил тогда Сечин.

Глава Минэнерго Александр Новак сообщал, что ведомствам нужен ВНХК, и они готовы пойти на предоставление ему экономических льгот и стимулов. "Мы всегда поддерживали развитие нефтехимии на Дальнем Востоке, проект коммерческий, он должен быть окупаемым", - говорил министр. ВНХК поддержал и вице-премьер Юрий Трутнев, заявив, что доверяет расчетам "Роснефти", которые свидетельствуют о нерентабельности проекта при текущих налоговых условиях, и призвал Минфин смягчить позицию. "Я на эту тему проводил совещание с участием и "Роснефти", и Минэнерго, и Минфина. Позиции всех трёх сторон несколько разные. "Роснефть" доказывает свою позицию, Минфин говорит, что некоторые стимулы присутствуют. Но я здесь больше верю компании, потому что инвестиционные решения принимает компания. Если компания в результате расчёта проекта получает отрицательный результат и не планирует реализацию проекта в данных налоговых условиях, значит, Минфину надо менять позицию", - говорил Трутнев.

Хотя конкретных предложений в публичном пространстве так и не появилось, в ноябре Новак заверил, что для реализации проекта ВНХК будут созданы все условия.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');