ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 13:46Заразились
на 15.08
В России 917 884+5 061В мире 21 159 730+253 839

Эксперты оценили почти в $5 млрд траты российских компаний на углеродный сбор ЕС

Эксперты оценили почти в $5 млрд траты российских компаний на углеродный сбор ЕС
Архивное фото
Фото: Reuters

Москва. 28 июля. INTERFAX.RU - Инициатива Евросоюза по введению углеродного сбора может стоить российским компаниям как минимум $3-4,8 млрд в год, посчитали эксперты Boston Consulting Group (BCG) в исследовании "Как пограничный углеродный сбор ЕС может повлиять на мировую торговлю".

Еврокомиссия обсуждает возможность введения углеродного сбора на импорт товаров, который создал бы конкурентное преимущество для зарубежных компаний с невысокими выбросами парниковых газов. Предполагается, что в рамках одного из возможных сценариев его величина составит $30 за тонну выбросов CO2. Аналитики BCG ожидают, что углеродный сбор может быть введен уже в конце 2021 - начале 2022 года.

По мнению экспертов, в наибольшей степени углеродный сбор затронет сектора, производящие продукты нефтепереработки и кокс (ключевой компонент для производства стали), а также горнодобывающую промышленность.

По подсчетам BCG, углеродный сбор снизит рентабельность поставок нефти в ЕС в среднем на 20%, если ее цена останется в переделах от $30 до $40 за баррель. При этом высокие цены на российскую нефть могут привести к тому, что европейские производители химической продукции начнут закупать больше сырья у Саудовской Аравии, где добыча оставляет меньший углеродный след, считают в BCG.

Пострадать могут также металлургия, химическая и бумажная продукция из-за своей высокой углеродоемкости. Прибыль от плоского металлопроката, который используется в производстве автомобилей и другой техники, а также в строительстве, может снизиться в среднем более чем на 40%.

"Последствия от введения пограничного углеродного сбора затронут все звенья производственно-сбытовых цепочек - их ощутят компании из разных секторов экономики как в ЕС, так и за его пределами. Учитывая размер европейского рынка, данный сбор также усилит давление на компании и правительства по всему миру, вынуждая их принимать дополнительные меры по ограничению выбросов. Компании из стран с собственными схемами "углеродного ценообразования", таких как Австралия, Канада или Япония, могут быть освобождены от данного сбора, если их правительства заключат новые торговые соглашения с Евросоюзом или пересмотрят существующие", - подчеркивается в исследовании.

Последствия для России

По мнению экспертов, углеродный сбор спровоцирует повышение стоимости российских товаров в ряде секторов, что, в частности, может привести к обострению конкуренции для российских игроков в ЕС - особенно в энергетическом и металлургическом секторах, где есть товары с низкой добавленной стоимостью. Углеродный сбор может также стать вызовом для российских экспортеров в нефтехимии, металлургии, производстве удобрений, считают эксперты BCG.

Аналитики отмечают, что сумма возможных затрат российских компаний в $3-4,8 млрд в год учитывает только часть товаров и услуг, включенную в ETS Евросоюза (Emission trading scheme - схема торговли квотами на эмиссии парниковых газов). В этом случае облагаемая сбором база составит около 100-160 млн тонн в год. Россия находится на втором месте после Китая по объему углеродоемкого экспорта в Евросоюз - это, по данным ОЭСР, около 150-200 млн тонн ежегодно. Всего на страны ЕС приходится более 42% российского экспорта.

"Данный расчет основан на предположении, что облагаться сбором будет весь объем выбросов. Возможен и альтернативный вариант, когда облагаться сбором будет только превышение выбросов над установленным бенчмарком", - поясняется в статье.

Между тем, среди восьми крупнейших экспортеров товаров в ЕС системы регулирования парниковых газов нет только в Турции и России. "У России пока нет внутренних механизмов, аналогичных ETS, - в отличие от Китая, Швейцарии, Норвегии и Кореи, а также отсутствуют договоренности по синхронизации с европейской системой. В Японии существует углеродный сбор, хотя и нет ETS, в США система присутствует в отдельных штатах", - говорится в исследовании.

По подсчетам BCG, наибольшая нагрузка от углеродного сбора ляжет на нефтегазовую промышленность - она составит 45-53%, или 45-84 млн тонн СО2, прогнозный сбор оценивается в $1,4-2,5 млрд. На втором месте - металлургические и горнодобывающие компании: 25-30% выбросов, в том числе сталь - 14-19 млн тонн, прогнозный сбор $0,4-0,6 млрд. Следом за ними - производители удобрений, а также целлюлозно-бумажная и стекольная промышленность.

В одних отраслях углеродный сбор может привести к снижению рентабельности, в других - к снижению конкурентоспособности по цене и потери доли рынка, уточняют эксперты. Так, некоторые компании могут потерять долю рынка в ЕС из-за более высокой углеродной интенсивности по сравнению с другими странами. "Например, для производителей азотных удобрений углеродный сбор может стать заградительно высоким, достигая 40-65% текущей экспортной стоимости удобрений", - посчитали в BCG.

В свою очередь российские производители стали имеют более конкурентную структуру издержек и более низкий углеродный след по сравнению с Китаем, отмечают они. "При средней себестоимости тонны стали $480-500 дополнительный углеродный сбор около $55 будет означать для китайских производителей, что издержки превысят текущие рыночные цены на сталь - $530 за тонну. Российские производители при средней себестоимости тонны стали в $320-340 и сборе около $47/тонна смогут сохранять низкие цены", - утверждают аналитики.

Несмотря на неопределенность по срокам и механизмам введения углеродного налога, к новым правилам торговли нужно готовиться уже сейчас, уверены они. Для этого нужно выстроить стратегию и начинать ее внедрять как со стороны государства, так и со стороны компаний-экспортеров.

"Крайне важно обеспечить выстраивание диалога с ЕС, перестройку внутреннего регулирования и поддержку стратегических "углеродных" отраслей. Компаниям же следует начать измерять свой углеродный след, отслеживать стоимость углеродных выбросов и их влияние на общие затраты, планировать действия при различных сценариях развития событий, а также подключиться к процессу формирования государственной политики в этой сфере", - утверждает Константин Полунин, партнер-эксперт и директор BCG.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');