ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 18:52Заразились
на 04.06
В России 441 108+8 831В мире 6 508 635+130 397

Посол США: нам с Россией надо работать вместе, чтобы одержать победу над общим врагом - коронавирусом

Джон Салливан дал оценку взаимодействию двух стран в борьбе с пандемией и в стабилизации мировых энергорынков

Посол США: нам с Россией надо работать вместе, чтобы одержать победу над общим врагом - коронавирусом
Джон Салливан
Фото: AP/ТАСС

Москва. 6 мая. INTERFAX.RU - Посол США в России в эксклюзивном интервью специальному корреспонденту "Интерфакса" Ренату Абдуллину дал оценку взаимодействию двух стран в борьбе с пандемией и в стабилизации мировых энергорынков, рассказал о перспективах диалога по контролю над вооружениями, о праздновании 75-летия победы во Второй мировой войне, дал оценку ситуации в Ливии и Венесуэле.

- Президенты США и РФ довольно активно общались в последнее время по теме противодействия COVID-19. Какие возможности для взаимодействия двух стран вы видите на этом направлении, помимо отправки средств защиты, аппаратов ИВЛ и т.п.? Возможно ли сотрудничество медиков по выработке вакцины и других мер борьбы с пандемией?

- Это прекрасный и актуальный вопрос. Он постоянно находится в центре моего внимания. США очень серьезно относятся к своему участию в международных усилиях по противодействию COVID-19, но, как сказали президент Трамп, государственный секретарь Помпео и другие официальные лица, мы не можем бороться с этим вирусом в одиночку – ни одна страна не в состоянии это сделать. И я знаю, что президент Трамп благодарен, прежде всего, за состоявшийся в конце марта телефонный разговор с президентом Путиным, в ходе которого США согласились приобрести у России необходимое медицинское оборудование, которое вскоре после этого было доставлено в Нью-Йорк. Я знаю, что президент и весь американский народ были за это благодарны.

В прошлом обе страны оказывали друг другу гуманитарную помощь во время кризисов, и, без сомнения, мы будем продолжать это делать и в будущем. Сейчас нужно вместе работать, чтобы одержать победу над общим врагом, представляющим угрозу для всех нас.  

Как ясно заявил госсекретарь Помпео, сейчас миру нужна прозрачность и открытость. Мы все еще не знаем точный источник и происхождение этого вируса. И, как сказал госсекретарь Помпео, мы призываем все страны, располагающие информацией о вирусе и работающие над созданием вакцины или лечебных препаратов, делиться этой информацией с широкими кругами научной общественности, чтобы мир смог остановить дальнейшее распространение пандемии.

В настоящее время я не располагаю информацией о будущей американской помощи России. Однако я совершенно уверен, что, если будет нужно, США под руководством президента Трампа предоставят России помощь, необходимую для борьбы с пандемией. Президент ясно об этом заявил, и мы хотим сделать все, что в наших силах, чтобы спасать жизни людей по всему миру, чтобы спасать жизни россиян и помогать им решать задачи в области здравоохранения в частности.

Фото: пресс-служба посольства США

- Еще одной областью близких личных контактов президентов Трампа и Путина стала подготовка нового нефтяного соглашения. Можно ли говорить о формировании устойчивого рабочего контакта по энергетической тематике между двумя странами на высшем уровне, который может быть жизнеспособен и вне активной фазы переговорного процесса?

- Вы совершенно правы, недавние телефонные переговоры наших президентов, госсекретаря США и министра иностранных дел РФ, а также моего друга и коллеги министра энергетики США Дэна Бруйетта и министра энергетики РФ Александра Новака стали важными компонентами решения проблемы нестабильности нефтяных рынков и, как мне кажется, признаком важности наших отношений и необходимости ведения постоянного диалога. Как и в случае с COVID-19, так и в ситуации взаимосвязи между пандемией и неопределенностью и нестабильностью мировых энергетических рынков важно, чтобы правительства наших стран поддерживали существующий диалог для решения этих вопросов, и я думаю, что недавние разговоры не только с российским правительством, но и с другими лидерами, стали существенным шагом в этом направлении.

- На днях отмечается 75-летие победы над нацистской Германией во Второй мировой войне. Как в руководстве США относятся к юбилею и сотрудничеству наших стран в рамках антигитлеровской коалиции в годы войны? Какое значение, на ваш взгляд, имеет совместное заявление Трампа и Путина по поводу встречи американских и советских войск на Эльбе весной 1945 года?

- Конец Второй мировой войны в Европе и победа над нацизмом и фашизмом, которую он олицетворяет, являются важными событиями в США, событиями, которые никогда не будут забыты. И я знаю, как важна память об этой победе для народа России, для российского правительства. Именно поэтому в совместном заявлении президентов Трампа и Путина подчеркивается тот факт, что поражение нацистской Германии и другим странам гитлеровской коалиции нанесла не одна страна, а множество стран, объединенных общей целью.  

Поэтому я думаю, что это было важное заявление, свидетельствующее о том, что народы США, Советского Союза и многих других стран мира понесли огромные потери в этой войне. И важно, чтобы отмечая эту знаменательную годовщину, мы помнили о нашей общей жертве. Мы помним также о том, что Вторая мировая война продолжалась еще четыре месяца, а послевоенное восстановление длилось долгие годы.

Я знаю, что все американцы, включая, конечно, и меня, гордятся тем, что оказывали поддержку идущему на героические жертвы и переживающему тяжелейший период русскому народу и народам других республик Советского Союза, в виде помощи по программе ленд-лиза, принося в жертву собственные жизни на многих полях сражений в военное время не только в Европе, но и в Африке, Азии, на островах Тихого океана.

Во время наших совместных усилий по борьбе с общими врагами, в особенности во время величайшего исторического момента - празднования в этом месяце 75-летия победы над нацистской Германией, - я горжусь тем, что как посол, представляющий в Москве своего президента, я причастен к этим событиям.

- На торжества в Москву 9 мая должен был приехать советник президента США по национальной безопасности Роберт О'Брайен. К сожалению, в связи с пандемией парад отменен и визит не состоится. Есть ли понимание по поводу новых сроков его визита или другой формы контакта с российской стороной?

- Прежде всего, важно отметить, - и я уже говорил об этом в заявлении, сделанном после объявления этого решения, - что мы полностью поддерживаем решение правительства России перенести запланированные на 9 мая праздничные мероприятия на более поздний срок. Насколько я понимаю, новая дата празднования Дня Победы назначена не была. Но мы в правительстве США будем ждать того момента, когда мы сможем вместе как следует отметить эту годовщину, не подвергая никого опасности.

Я думаю, что когда возобновится международное сообщение и будет определена новая дата, на торжественные мероприятия по случаю празднования окончания войны приедет такая же делегация высокого уровня, как и та, которую мы планировали на 9 мая.

- Много разговоров было о возможности проведения саммита "ядерной пятерки", с инициативой проведения которого Владимир Путин выступил в Иерусалиме. Возможно ли, с вашей точки зрения, его проведение в режиме видеоконференции или в другом формате до конца этого года?

- Недавно мы передали президенту Путину сообщение от президента Трампа, в котором тот соглашается с тем, что саммит "ядерной пятерки" - это хорошая идея. Насколько я понимаю, сейчас обсуждается содержание и организационная составляющая этой встречи.

Если говорить в общих чертах, то мы видели, насколько важна совместная работа стран "ядерной пятерки" над решением крупнейших проблем в сфере международной безопасности. Странам "ядерной пятерки" удавалось найти точки соприкосновения по принципиальным вопросам: от содействия режиму нераспространения до поддержки в разрешении региональных и внутренних конфликтов и противодействия злу международного терроризма.

На России как одной из стран "ядерной пятерки", без сомнения, лежит большая ответственность, хотя, как мы видели в Сирии, Россия очень часто разжигала нестабильность, - например, продолжая оказывать поддержку жестокому режиму Асада, что еще больше усугубляло ужасную гуманитарную ситуацию и положение беженцев в Сирии и за ее пределами.

Но это не значит, что мы, будучи членами "ядерной пятерки" и крупнейшими ядерными державами, не должны продолжать работать с Россией. К тому же, по мере того как Россия и Китай расширяют свои стратегические возможности, мы должны вместе работать для обеспечения эффективного, современного и многостороннего контроля над вооружениями и уменьшения риска. Именно так видит ситуацию президент Трамп, и именно эта задача является одним из самых важных его приоритетов в сфере национальной безопасности.

- Диалог по стратегической стабильности и контролю над вооружениями сейчас заморожен из-за пандемии или консультации продолжаются? США настаивают на подключении к нему Китая. Россия предлагает привлечь Францию и Великобританию с их ядерными арсеналами. Как к этой идее относятся в Вашингтоне?

- Отвечая на ваш вопрос в общих чертах, могу сказать, что несколько недель назад госсекретарь США Майкл Помпео и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров обсуждали, в числе прочего, контроль над вооружениями, включая договор СНВ-3. И, по-моему, после этого они еще раз говорили по телефону около месяца назад.

Как вы заметили, США ясно дали понять, что, хотя мы понимаем важность СНВ-3, наши приоритеты подразумевают более широкий взгляд, чем тот, который заложен в СНВ-3, и, как вы знаете, президент Трамп говорил о том, что хотел бы включить в следующие шаги по достижению эффективного контроля над вооружениями и Россию, и Китай.

Мы готовы взаимодействовать как с Россией, так и с Китаем и вести с ними переговоры по поводу заключения договора, который отвечает нашим критериям обеспечения безопасности США, наших союзников и партнеров; когда имеется возможность проверить выполнение положений договора и добиться их соблюдения, когда партнеры ответственно относятся к выполнению своих обязательств.

Мы продолжаем рассматривать возможность продления ДСНВ с учетом современных угроз, которые отличаются от угроз десятилетней давности. Это просто отражение того факта, что за последние десять лет вся сфера безопасности стала другой. Мы также принимаем во внимание заявление России об отсутствии предварительных условий для продления договора.

Пока я не готов сказать, когда будет следующая встреча, но я думаю, на основании переговоров между госсекретарем Майклом Помпео и министром иностранных дел Сергеем Лавровым, что в скором времени США и Россия проведут диалог по вопросам СНВ-3 и контроля над вооружениями. Мы сейчас несколько медленнее работаем в связи с ситуацией с COVID-19, но я надеюсь, что мы будем взаимодействовать с Россией хотя бы в виртуальном формате, в том числе по линии двусторонней консультативной комиссии по ДСНВ и по другим дипломатическим каналам, чтобы совместно работать над решением технических задач, вопросов, связанных с текущим выполнением ДСНВ и иных вопросов по этой теме.

- Господин посол, прошу прощение за настойчивость, но что вы можете сказать о предложении России включить в переговоры о ДСНВ Францию и Великобританию?

- Мы это обсуждали. В частности, я принимал участие в обсуждении этого вопроса, когда занимал свою предыдущую должность заместителя госсекретаря, и я говорил в связи с предложением президента Путина о встрече "ядерной пятерки" о возможности участия всех пяти стран в обсуждении вопросов контроля над вооружениями. Я думаю, эту тему можно предложить странам "ядерной пятерки" для обсуждения. Конечно, вопросы повестки дня нужно решать с членами "пятерки", но возможность привлечения Франции и Великобритании существует.

- Готовы ли США к переговорам с РФ по гиперзвуковому оружию? В рамках отдельных консультаций или общего диалога по контролю над вооружениями?

- Мы, безусловно, намереваемся обсуждать все вопросы, относящиеся к контролю над вооружениями, а не только СНВ-3. СНВ-3 – это важный, но не единственный пункт повестки дня.

Наша заинтересованность в диалоге и ведении обсуждений, посвященных контролю над вооружениями, еще больше укрепилась в результате недавнего объявления о назначении моего друга и коллеги Маршалла Биллингсли на пост специального представителя президента США по контролю над вооружениями. Я разговаривал с Маршаллом и знаю, что он очень хочет взаимодействовать с российскими коллегами по этим вопросам, а также наладить диалог с китайскими специалистами для расширения круга участников наших переговоров, о чем мы только что с вами говорили.

В свете разговоров на эту тему госсекретаря США Майкла Помпео и министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и назначения Маршалла Биллингсли я ожидаю в скором времени динамики и новых обсуждений в области контроля над вооружениями.

- На фоне пандемии несколько снизилось внимание к региональным конфликтам, которые еще недавно были в центре внимания мировых СМИ. Я спрошу лишь о двух. Поддерживают ли Вашингтон и Москва диалог по Ливии и Венесуэле? Что касается первой, то какие шаги, по вашему мнению, необходимо предпринять для деэскалации конфликта в Ливии? Относительно Венесуэлы. Намерены ли США по-прежнему добиваться отстранения Мадуро? Возможно ли в какой-то форме налаживание диалога по линии Мадуро-Гуайдо?

- Позвольте мне начать с Ливии. В принципе, я могу очень коротко изложить позицию США по Ливии. Нам нужно выполнение трех пунктов: прекращение боевых действий, вывод всех внешних сил и возвращение к политическому процессу, осуществляемому под руководством ливийцев при содействии со стороны ООН.

Мы выступаем против присутствия в Ливии внешних или иностранных сил, к которым относятся представители частных военных компаний и иные лица, поддерживаемые правительствами других стран, в том числе Россией. Мы не хотим, чтобы границы конфликта расширялись еще больше. Мы хотим прекращения огня и вывода всех внешних сил, поскольку в сложившейся ситуации иностранное вмешательство только усугубляет гуманитарный кризис в стране.

США продолжат оказывать поддержку сторонам ливийского конфликта, направленную на долгосрочное прекращение боевых действий и, в конечном итоге, на достижение политического урегулирования, которое позволит всем ливийцам обрести более мирное будущее. Поэтому мы всех призываем выполнять обязательства, данные несколько месяцев назад участниками Берлинской конференции, и соблюдать уже принятые резолюции Совета безопасности ООН.

Вы также упомянули Венесуэлу. Нашу позицию по Венесуэле я тоже могу сформулировать очень коротко. США поддерживают временного президента Венесуэлы Хуана Гуайдо и усилия демократически избранной Национальной ассамблеи по восстановлению демократии в стране.

Только на прошлой неделе госсекретарь США Помпео обсуждал с временным президентом Гуайдо план демократического перехода, предложенный в конце марта госсекретарем Помпео от имени США и содержащий механизмы окончания кризиса и отмены американских санкций.

План демократического перехода является последним и самым наглядным примером приверженности США мирному политическому разрешению ситуации в Венесуэле. А это самое важное – политическое решение, при котором будут соблюдаться демократические права народа Венесуэлы.

Ужесточение режимом Мадуро карательных мер, направленных против демократических деятелей, а также врачей и журналистов, рассказывающих правду о реагировании на пандемию COVID-19, должны осудить все страны. Мадуро блокирует международную продуктовую и медицинскую помощь, направляемую народу Венесуэлы. Он наносит вред собственному народу. Он тормозит развитие своей страны. И этому надо положить конец. Как я уже упомянул, США составили план демократического перехода, который мы обсудили с правительствами ряда заинтересованных стран, включая Россию, и мы полагаем, что этот план представляет из себя оптимальный путь по направлению к осуществлению демократического перехода и мирному разрешению кризиса в Венесуэле.

- Когда возможно начало практической деятельности Делового совета США-РФ? Соглашение о создании такого совета было достигнуто двумя президентами. Какие перспективные области экономического сотрудничества наших стран вы видите? Я задаю этот вопрос, потому что торговые отношения между США и Россией находятся сейчас, честно говоря, на весьма низком уровне.

- Вы совершенно правы, экономическое сотрудничество наших стран остается моей приоритетной задачей с момента назначения на пост посла США. К сожалению, пандемия сыграла деструктивную роль не только по отношению к экономической ситуации в мире, но и по отношению к моим планам по укреплению экономического сотрудничества наших стран. Но самое важное, что мы можем сделать в сложившейся ситуации, это вместе работать для обеспечения безопасности людей, и, как мы говорили в самом начале, с этой целью организуется обмен необходимыми медицинскими средствами, оборудованием и так далее.

На данном этапе, – и мы надеемся, что это произойдет скоро, - эксперты определят, когда мы сможем постепенно начать возвращаться к некоторым отдельным видам бизнеса с низким уровнем риска, которыми мы занимались до начала пандемии. И я, конечно, надеюсь, что взаимодействие между нашими странами в сфере торговли восстановится с учетом требований к безопасности, и что около тысячи функционирующих в России американских компаний смогут вернуться к своей работе.

Эти компании включают в себя как крупные международные корпорации, так и маленькие американские предприятия, но вместе они обеспечивают работой тысячи граждан России и осуществляют важный вклад в экономику страны. Я сказал местному американскому бизнес-сообществу, что развитие бизнес-связей в той части российской экономики, которая не подверглась санкциям, является для меня как посла одним из основных приоритетов. А у меня есть некоторый опыт в этой области, поскольку до того, как стать заместителем госсекретаря, я занимал должность заместителя министра торговли США.

А сейчас, пока действует карантин в связи с пандемией коронавируса, я стараюсь поддерживать связи с американским бизнес-сообществом. За последний месяц я дважды проводил телеконференции с членами Американской торговой палаты и планирую провести еще одну на этой неделе. И могу вас уверить, что эти руководители американского бизнеса говорят мне, что очень хотят возобновить работу в России, но понимают, что нужно проявить терпение, потому что все мы стараемся сгладить кривую распространения инфекции и победить вирус.

Что касается проведения диалога бизнес-лидеров на высоком уровне, то мы рассматривали различные модели взаимодействия, которые могли быть эффективными до введения ограничений на поездки. Однако тут есть один момент, о котором я должен упомянуть и который усложняет проведение подобного диалога. Я говорю о продолжающемся содержании под стражей Майкла Калви, видного американского бизнесмена, несколько десятков лет успешно проработавшего в России, а сейчас уже длительное время находящегося под домашним арестом из-за криминализации коммерческого спора. А подобные шаги серьезно омрачают инвестиционный и деловой климат в России. Поэтому разрешение дела Майкла Калви будет ключевым условием для придания ускорения организации диалога бизнес-лидеров.

А пока мы готовимся к восстановлению взаимодействия, нужно проделать очень много фоновой работы. Я продолжаю виртуальное общение с американскими и российскими бизнес-лидерами. Помимо виртуальных встреч с членами Американской торговой палаты, я провел недавно виртуальный брифинг с Деловым советом по международному взаимопониманию, на котором было около пятидесяти видных американских и российских бизнес-лидеров. Сотрудники нашего Коммерческого отдела проводят ряд отраслевых мероприятий – к сожалению, только в виртуальном формате, - в том числе, в сфере информационных технологий, биологии и медицины, а также франчайзинга.

Но, конечно, мы все ждем того времени, когда условия позволят нам провести бизнес-диалог высокого уровня. И когда этот день настанет, мы будем готовы к содержательной беседе о том, как увеличить торговый оборот между нашими двумя странами.

- Еще недавно одним из немногих позитивных примеров взаимодействия Вашингтона и Москвы был космос. Но ситуация меняется. Как отразится нарастающая конкуренция на рынке космических услуг на сотрудничестве Роскосмоса с американскими аэрокосмическими корпорациями? Где вы видите потенциальные конфликты интересов, а где точки роста, чтобы сотрудничество можно было не только сохранить, но и при возможности нарастить?

- Я встречался со своими коллегами из НАСА - администратором НАСА Джимом Брайденстайном и несколькими другими сотрудниками нашего космического агентства, очень плотно работающими над существующими проблемами и возможностями. Я мог бы упомянуть наше длительное плодотворное сотрудничество в качестве ориентира на будущее. Но мои коллеги из НАСА лучше смогут рассказать о самых последних аспектах наших отношений в области космоса.

Я могу в более общих чертах остановиться на неизменной исключительной важности наших отношений с Россией в области космоса. Даже сейчас американский астронавт Крис Кэссиди находится на борту Международной космической станции вместе с двумя российскими космонавтами, Анатолием Иванишиным и Иваном Вагнером. В прошлом месяце все трое отправились на Международную космическую станцию на ракете "Союз". Этого не могло бы произойти, если бы тому не предшествовали десятилетия сотрудничества. И это только один из очень большого числа примеров успешного взаимодействия США и России в космосе.

Кстати, каждый день в течение последних 20 лет в космосе находился человек. С 2 ноября 2000 года на Международной космической станции все время кто-то был. Мы бы не могли этого достичь без плодотворного сотрудничества США и России. И я знаю, что мои коллеги из НАСА много работают со своими коллегами из Роскосмоса над продолжением этого сотрудничества.

- Господин посол, последний вопрос. Я бы хотел вернуться к началу нашего интервью, когда мы говорили об активизации контактов на уровне лидеров наших стран. Мне кажется, за последние несколько месяцев президенты Трамп и Путин общались больше, чем за последние пару лет, а ведь еще Помпео беседовал с Лавровым, О'Брайен с Патрушевым... Это лишь временный фактор, связанный с пандемией и кризисом на энергорынках? Или вы видите потенциал наращивания двустороннего и международного взаимодействия по этим и другим темам после нынешней острой фазы пандемии и энергокризиса, учитывая тот факт, что мир сейчас стоит перед совершенно особыми проблемами?

- Боюсь, мне придется не согласиться c вашим тезисом. Так как последние три года я занимал должности заместителя госсекретаря и посла США в России, я могу сказать, что степень нашего взаимодействия, как на уровне президентов, так и на уровне министров, остается относительно неизменной. Я помню визит в Москву моего первого начальника, госсекретаря Тиллерсона, - это было весной 2017 года. И последние разговоры, которые вы упомянули, - разговоры наших президентов, госсекретаря США Помпео с министром иностранных дел РФ Лавровым, а также беседы на более низком уровне… Я постоянно общаюсь с коллегами из Министерства иностранных дел РФ. И я знаю, что очень много общается со своими российскими коллегами мой преемник, нынешний заместитель госсекретаря.

Это свидетельство той важной роли, которую играют США и Россия как постоянные члены Совета безопасности ООН, сталкивающиеся с большим количеством вопросов, представляющих общий интерес, - о некоторых из них мы сегодня говорили. Я думаю, мы стали чаще общаться в первые три-четыре месяца текущего года из-за COVID-19 и состояния энергетических рынков, их дестабилизации, но мне кажется, вы согласитесь, что мы имеем дело с более долгосрочной тенденцией, в рамках которой США и Россия продолжают заниматься вопросами, представляющими важность для обеих стран, - как вопросами крупномасштабными, стратегическими, так и вопросами отношений между народами наших стран.

В этой связи я хотел бы отметить, что заявления, которые продолжают делать российские власти по поводу американских программ обмена, российских школьников в США и роли американского правительства во всем этом, к сожалению, не соответствуют фактам и, попросту говоря, не соответствуют действительности. Создается впечатление, что Соединенные Штаты изображают как государство, не думающее о благополучии российской молодежи в нашей стране. На самом деле верно обратное – нас чрезвычайно заботит их благополучие, и мы очень заинтересованы в предоставлении им возможности приехать в США на учебу.

Что же касается программ, о которых мы говорим, то мы считаем, что у российских родителей есть право самим решать, как и где давать образование своим детям. Мы благодарны и рады, когда российские родители хотят отправить своих детей учиться в США, мы приветствуем этих молодых людей и много делаем для того, чтобы у этих студентов все сложилось благополучно.

Программа, о которой последнее время говорят представители российского правительства, – это частная программа для старшеклассников. Ее участники не финансируются правительством США. Кроме того, из соображений конфиденциальности, ни правительство США, ни организации, занимающиеся реализацией этих программ, не разглашают имена несовершеннолетних без разрешения их родителей. Речь идет о несовершеннолетних, приехавших в США по решению и с одобрения своих родителей. Всем этим школьникам и их семьям была предоставлена информация о том, как зарегистрироваться в посольстве России в США, если они захотят это сделать.

Частные принимающие организации, занимающиеся управлением этих программ, постоянно поддерживают контакты со всеми учениками, особенно школьниками из России.  А мы, представители правительства США, неизменно предоставляем им поддержку, чтобы если российские школьники или студенты, студенты из других стран, любые иностранные граждане захотели вернуться в свою страну, они могли это сделать в безопасных условиях.

Мой друг, посол России в США Анатолий Антонов, заметил в статье, опубликованной им в New York Times, что "наши страны могут сформировать свободное от стереотипов представление друг о друге лишь путём частых и подлинных культурных обменов". Я с ним полностью согласен.

Я также считаю, что обмены должны существовать отдельно от политики. Поэтому мы будем по-прежнему оказывать поддержку всем российским школьникам и студентам, а также всем студентам из других стран, приехавшим в США, чтобы они могли воспользоваться возможностями, которые им дает прекрасное американское образование.

Что же касается российских школьников, чьи родители отправили своих детей учиться в США, то вместе с посольством России и российским правительством мы будем работать над тем, чтобы те из них, кто хочет вернуться домой в Россию, могли это сделать быстро и в безопасных условиях.

Интервью

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код