СюжетПМЭФ-2024

Валентина Матвиенко: "зерновая сделка" зашла в тупик

Председатель Совета Федерации рассказала, на каких условиях можно проводить мирные переговоры по Украине

Валентина Матвиенко: "зерновая сделка" зашла в тупик
Фото: Пресс-служба

Москва. 17 июня. INTERFAX.RU - Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко "на полях" Петербургского международного экономического форума дала эксклюзивное интервью "Интерфаксу". Она рассказала о позиции Москвы по "зерновой сделке", отношении к мирным инициативам разных государств по Украине, поделилась мнением об идее приватизации госкомпаний, законопроекте про статус ЧВК и состоянии экономики.

- Валентина Ивановна, мы находимся на Петербургском международном экономическом форуме, как вы оцениваете потенциал этого ежегодного делового мероприятия?

- Хочу отметить, что Петербургский международный экономический форум подтвердил свой статус главной международной экономической площадки, внимание к нему приковано не только участников форума, но и всего делового сообщества в мире. Уверена, будет очень много публикаций, размышлений, материалов. Точно могу сказать, что по масштабу, по количеству и уровню участников, по качеству дискуссий альтернативы в мире петербургскому экономическому форуму нет.

Сама атмосфера форума в тех сложных условиях, в которых мы находимся, подтверждает огромный интерес международного сообщества, мировых компаний, политиков к России. Нам есть что сказать, есть чем поделиться, нам есть что предложить.

- В публичном пространстве, в том числе на форуме, звучат предложения о приватизации крупных государственных компаний. Насколько это целесообразно, по вашему мнению?

- Пока это обсуждается в профессиональном сообществе, для этого есть объективные предпосылки, их достаточно много. Скажем, отечественный бизнес сейчас пытается с Запада перевести инвестиции в российскую экономику, он заинтересован во вложении инвестиций в крупные проекты. Пример, когда целый ряд западных компаний ушел из России, посмотрите, как быстро эти ниши были заняты отечественным бизнесом. И не только без ущерба, а даже, я бы сказала, с новыми идеями, более эффективно все эти ниши были заняты отечественным бизнесом. Это тоже можно только приветствовать.

Поэтому бизнесу надо дать возможность предложений, куда бы он мог и хотел вкладывать инвестиции. Но не должно быть приватизации ради приватизации. И здесь не должно быть спешки. Это не горящая тема, вот завтра, сейчас. Это требует очень серьезного профессионального обсуждения с участием министерств и ведомств с учетом стратегического значения тех или иных отраслей. И здесь, на мой взгляд, очень важен баланс государственного участия в экономике и частного бизнеса.

У нас выше, чем в ряде других развитых стран, доля участия государства в экономике, и над этим надо работать. Но нельзя завалиться ни в одну, ни в другую сторону. Очень важно найти тот баланс, чтобы приватизация послужила более эффективному развитию экономики, чтобы она оживила экономику, чтобы появились новые точки роста.

Есть краткосрочный эффект от приватизации - это дополнительные деньги в экономику, это пополнение бюджета. А есть те долгосрочные цели, о которых я сказала, чтобы у каждого предприятия или компании был эффективный собственник, чтобы он занимался развитием, чтобы он вкладывал средства в приоритетные направления не сырьевого экспорта, а получение добавочной стоимости у себя в стране. Поэтому, я думаю, что процесс обсуждения будет продолжен и будут найдены правильные решения.

Что могу точно сказать - нужно сделать все возможное для того, чтобы не оставить лазеек для приватизации 90-х годов. Мы знаем, какая это была приватизация, но сейчас можно об этом только рассуждать. Вот приватизация 90-х годов точно невозможна, это я гарантирую. Такой грабительской неправовой приватизации, как это происходило тогда, государство точно теперь не допустит.

Но есть еще такая более мелкая тема, мы ее обсуждаем с правительством. Я полагаю, что есть очень много имущества, зданий, сооружений неиспользуемых. Они находятся в собственности государства, на балансе Росимущества. Государство не вкладывает в них деньги, потому что таких ресурсов нет и возможностей. Сидеть как собаки на сене и держать это… Объекты недвижимости, которые не нужны для государственного управления, на мой взгляд, должны вовлекаться в хозяйственный оборот и приносить пользу экономике. Ведь для бизнеса очень важны прозрачность и неизменность правил. Нужны открытые аукционы, объективная рыночная оценка, конкурсы, конкурентность при продаже таких объектов недвижимости.

И конечно, это должно быть обусловлено рядом требований, чтобы не стояла эта разруха дальше, чтобы были определены сроки, условия, объем инвестиций. Это такая большая работа, но ею тоже надо заниматься. Ну зачем нам держать, как гири на ногах, все это имущество, которое не работает на страну? Поэтому тема актуальная, но к ней надо подойти очень аккуратно, очень взвешенно, не торопиться, чтобы это было в интересах наших граждан, в интересах страны.

- Недавно президент РФ допустил возможность выхода России из "зерновой сделки". Как вы полагаете, возможен ли здесь компромисс или Москва будет настаивать на выполнении всех своих условий, так называемого "меморандума Россия-ООН"?

- Я думаю, что слово "компромисс" здесь неуместно. Мы несколько раз продлевали "зерновую сделку", исходя из её гуманитарного характера и предполагая, что и Организация Объединенных Наций выполнит взятые на нее обязательства. Мы благодарны ООН и генеральному секретарю Антониу Гутерришу за их активность в этой части, но, к сожалению, никаких результатов тоже не удалось добиться. И из пяти пунктов "зерновой сделки" три так и не выполнены, я имею в виду подключение Россельхозбанка к SWIFT, поставки запчастей для сельхозтехники и другие. Цинизм Запада давно известен и поражает, но когда речь идет о поставках продовольствия, зерновых, удобрений для беднейших стран Африки, они даже здесь ведут себя как хозяева мира, и делают все, чтобы этого не произошло.

Что такое, по сути, "зерновая сделка"? Это возможность Украине поставлять свое зерно, но, как мы видим, отнюдь не в беднейшие страны.

А второе, с чем мы сталкиваемся, - они, пользуясь "зерновой сделкой", используют зерновой коридор в военных целях. Мы не можем этого допустить - провокаций в этой зоне против наших Вооруженных сил. Думаю, что никакого компромисса не должно быть. Мы сейчас серьезно продолжаем работать, чтобы убедить все-таки выполнить в полном объеме эту сделку и предотвратить продовольственный кризис, помочь беднейшим странам. Но видим, что ситуация просто зашла в тупик, поэтому нужны другие форматы, другие подходы.

Модернизировать эту сделку невозможно. И в этих условиях, я считаю, продлевать ее тоже невозможно, потому что лимит нашего терпения, желания ее реализовать исчерпан. Поэтому мы продолжаем консультироваться с экспертным сообществом, будут консультации со странами Африки в рамках саммита "Россия-Африка", чтобы все реально понимали, кто провоцирует продовольственный кризис, кто приводит к росту цен на продовольствие в мире – отнюдь не Россия.

Президент Российской Федерации будет встречаться с группой африканских лидеров, предложивших мирную инициативу, и так же с ними это обсуждать. Мы открыты ко всем разумным предложениям, мы открыты к любому диалогу, но не в ущерб интересам своей страны, и ни о каких уступках в данном случае речи быть не может. Мы будем либо добиваться четкого исполнения в полном объеме подписанной под эгидой ООН "зерновой сделки", либо тогда предлагать другие форматы. Но могу точно заверить, что мы будем искать любые возможности, чтобы выполнить свои обязательства, мы найдем такие решения, чтобы не пострадали африканские и другие беднейшие страны.

- Сейчас звучат различные мирные инициативы по Украине, они исходят от Китая, африканских стран, Индонезии. Могут ли они быть реализованы хотя бы отчасти?

- Мы внимательно относимся ко всевозможным инициативам, выдвигаемым отдельными государствами, группой государств, мы их внимательно изучаем. Россия всегда говорила о своей готовности провести мирные переговоры, но на реалистичных условиях. Попытки ряда государств предложить мирный план – это как бы участие незападных стран в продвижении своего видения решения региональных и иных проблем, и они занимают четкие и внятные позиции. Но на мой взгляд, сегодня нет предпосылок для того, чтобы можно было всерьез говорить о каких-либо мирных переговорах. Потому что, в первую очередь, не позволит это Запад.

Коллективный Запад, Соединенные Штаты, что называется, по полной вложились в украинский конфликт, загрузили свой военно-промышленный комплекс, мы слышим каждый день, сколько там десятков, сотен миллиардов они выделяют на поставки оружия на Украину. К сожалению, марионеточный украинский режим сегодня не заботится о своих национальных интересах, абсолютно несамостоятелен в принятии решений. Даже если допустить, что Киев захотел бы сесть за стол переговоров, ему никто этого сделать не позволит.

Есть и вторая часть – это репутация демократа Байдена, который вступает в предвыборную гонку и, конечно же, ему нужны репутационные выигрыши, ему нужны мифические победы, которых они ожидают, и которые невозможны никогда в отношении России. В данном случае президент Украины господин Зеленский выступает как член предвыборного штаба Байдена и посылает своих бойцов защищать репутацию Байдена. Мы готовы вести со всеми нашими партнерами переговоры, но есть четкое понимание, что сегодня Запад не позволит Киеву вести какие-либо переговоры.

- Недавно прозвучала инициатива президента более четко определить, уточнить правовой статус частных военных компаний. Когда, по вашим оценкам, эта инициатива может обрести статус закона?

- Сам ход специальной военной операции требует подчас принятия управленческих решений, уточнения законодательства. И конечно, он убедительно показал, что нужна координация из единого центра, координация усилий всех силовых структур, естественно, Вооруженных сил, частных военных компаний, добровольческих отрядов. И мне кажется уместным в этой связи предложение Министерства обороны подписать контракты с такими различными добровольческими объединениями. Мы очень благодарны всем – не только контрактникам, мобилизованным, но и добровольцам, и частным военным компаниям, всем другим, кто встал на защиту Отечества. Это такое новое явление у нас, и безусловно, оно требует правового оформления.

Неважно, к какой части участников СВО принадлежит тот или иной боец, они все сидят в одном окопе, они одинаково рискуют жизнью, и все они должны иметь одинаковые гарантии защиты, государственные гарантии. И не только они, но и члены их семей. Принятие такого закона об их правовом статусе позволит приравнять их к участникам специальной военной операции. А это, конечно, не только благодарность за их мужество, смелость, но и их правовая, финансовая поддержка, защита их семей. Мы участвуем в обсуждении такого возможного законопроекта, пока его нет. Как только он будет сформирован, внесен правительством, мы, конечно же, очень оперативно его рассмотрим, примем участие в доработке, если нужно будет, и примем в целом Федеральным Собранием.

- Российская экономика выдержала первый санкционный удар, но все-таки звучат мнения, что она скоро "просядет". Как вы относитесь к этим утверждениям

- Я знакома с такими прогнозами. Их немного и они не превалируют, если в целом посмотреть экспертное поле. Я полагаю, что мы уверенно можем говорить о том, что те результаты, которые были достигнуты по преодолению санкций, по перенастройке нашей экономики, сами цифры убедительно говорят, что наша экономика справилась с этими новыми вызовами. И это не временное явление, это не игра цифр. Это результат колоссальной работы под руководством президента, правительства, всей экономической, финансовой команды. Поэтому я полагаю, что не только краткосрочный эффект, а есть все основания утверждать, что у нас нет тревог о долгосрочной перспективе.

Наша экономика, я уверена, выстоит, проявит свою устойчивость даже в условиях возможного мирового финансового кризиса и в начинающемся переходе от общей глобализации к фрагментации и регионализации экономики.

Почему я в этом убеждена? Потому что есть фундаментальные основы нашей экономики, которые дают такую уверенность на долгосрочную перспективу.

Прежде всего, мы построили все-таки настоящую рыночную экономику, а не декоративную, и поэтому она проявляет конкурентоспособность, адаптивность и устойчивость. Во-вторых, мы не допустили шараханья и сохранили все стратегические задачи, которые определены президентом на долгосрочную перспективу. Вы посмотрите, даже тяжелые годы ковида, годы беспрецедентных санкций, введенных против России, год СВО не привели к отмене ни одного национального проекта, ни одной стратегической цели развития, которые определены. А стратегические цели определены на длительную перспективу. И ни на йоту не ухудшились социальные гарантии для наших граждан.

В-третьих, за время построения новой экономики у нас выросло целое поколение высочайших профессионалов, я бы сказала, наверное, сегодня лучших в мире. И профессионализм, и такая уверенная, стабильная работа руководителей финансово-экономических институтов, наших регуляторов, нашего правительства, нашего бизнеса привели к тому, что мы прошли эти тяжелейшие времена без всяких серьезных провалов. И сегодня уже большинство экспертов, включая Международный валютный фонд и других, говорят о том, что в этом году порядка 2% будет рост ВВП и через два года мы выйдем на докризисные времена.

В этом действительно огромный вклад нашего человеческого капитала, руководителей всех уровней. Важно, что президент и правительство принимают решения на основе объективного реального анализа, а не каких-то хотелок, сомнительных прогнозов и пожеланий. Поэтому никаких беспокойств на этот счет не должно быть.

В то же время, конечно же, есть над чем работать. Мы это тоже хорошо и отчетливо понимаем.

Благодаря предпринятым мерам, еще один, можно сказать, фундаментальный фактор - это то, что мы создали условия, в том числе законодательные, для большей суверенизации нашей экономики и ее диверсификации, осовременивания. Не только экономика, но и наш бизнес адаптировались быстро к изменению рынков, переориентации экспорта на другие рынки, перестройке каких-то процессов. Это можно и нужно только приветствовать.

Но говоря о том, над чем надо работать, я бы выделила главное - это гарантии частной собственности, верховенство закона. Бизнес должен быть абсолютно уверен в том, что его инвестиции будут защищены, что право частной собственности остается под охраной государства. И мне кажется, такая стабильность, уверенность в завтрашнем дне и доверие бизнеса к власти - это главный критерий благоприятного инвестиционного и делового климата.

 
window.yaContextCb.push( function () { Ya.adfoxCode.createAdaptive({ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'csljp', p2: 'hjrx', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }); setTimeout(function() { if (document.querySelector('[id="adfox_151179074300466320"] [id^="adfox_"]')) { // console.log("вложенные баннеры"); document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; } }, 1000); });