ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 14:57Заразились
на 13.04
В России 4 657 883+8 173В мире 136 663 253+616 629

"Глобальная энергия" получила больше ста заявок на получение премии из рекордного количества стран

Об итогах номинационного процесса и дальнейших планах ассоциации рассказал ее президент Сергей Брилев

"Глобальная энергия" получила больше ста заявок на получение премии из рекордного количества стран
Фото: David McNew/Getty Images

Москва. 22 марта. INTERFAX.RU - Ученые из 36 стран вошли в лонг-лист претендентов на международную премию "Глобальная энергия" за 2021 год.

Это рекордный показатель в истории награды, сообщила ассоциация "Глобальная энергия" (оператор премии) по итогам завершившегося приема заявок. В 2019 году в списке было 12 стран, в 2020 году – 20.

В лонг-лист впервые вошли номинационные представления и кандидаты из ряда стран Восточной Европы (Венгрия, Латвия), Ближнего Востока и Африки (Алжир, Гана, Гамбия, Египет, Зимбабве, Иордания, Камерун, Нигерия, Буркина-Фасо), Латинской Америки (Мексика и Уругвай).

Всего подано 106 номинационных представлений (за вычетом дублирующих друг друга – 94 уникальных представления).

Больше всего в лонг-листе представителей России и США (24 и 21), а также Японии (5), Канады и Великобритании (по 4).

Премия вручается по трем номинациям: "Традиционная энергетика", "Нетрадиционная энергетика" и "Новые способы применения энергии/менеджмент", их доля в общей структуре заявок – соответственно 32%, 42,5% и 25,5%. Заявки оценят независимые эксперты, которые по ряду критериев (в том числе, новизна, научная и практическая ценность, соответствие нормам энергетической безопасности) составят шорт-лист из 15 позиций. На заключительном этапе шорт-лист рассмотрят члены международного комитета, в состав которого входят 20 ученых из 14 стран.

Международный комитет соберется на заседание для объявления победителей в дни проведения Татарстанского нефтегазохимического форума в Казани (6-7 сентября). Непосредственно вручение наград состоится в рамках Российской энергетической недели в Москве осенью. Вручение премий за 2020 г., отложенное из-за пандемии, состоится в рамках сессии "Глобальной энергии" на Петербургском международном экономическом форуме в июне.

В прошлом году лауреатами премии стали Карло Руббиа (Италия, номинация "Традиционная энергетика" за содействие развитию устойчивой энергетики в контексте утилизации ядерных отходов и пиролиза природного газа), Пэйдун Ян (США, "Нетрадиционная энергетика" за изобретение солнечных панелей на основе наночастиц и разработки в сфере искусственного фотосинтеза) и Николаос Хатциаргириу (Греция, "Новые способы применения энергии" за вклад в стабилизацию работы электросетей, разработку умных электросетей и микросетей с использованием искусственного интеллекта).

Об итогах номинационного процесса и дальнейших планах ассоциации "Глобальная энергия" "Интерфаксу" рассказал ее президент Сергей Брилев.

О географии номинаций

Вот это радикальное расширение географии, больше чем в 2,5 раза, и наличие большого количества кандидатов из развивающихся стран никак не означает снижение планки требований к номинациям, ни в коем случае.

Что для меня было очень важно, в том числе почему я ставил перед собой задачу расширения географии – не только из соображений тщеславия и впечатляющей статистики – а еще и потому, чтобы реально посмотреть, что модно, а что востребовано. Я ничего против не имею возобновляемой энергетики, пожалуйста: есть целая замечательная номинация. Это очень хорошо, что люди продолжают бесконечный поиск новых способов выработки энергии, применения возобновляемой энергетики, безусловно. Но в то же самое время, например, сейчас очень модны разговоры о "зеленом водороде", который добывается из воздуха. То есть ты берешь электричество солнечной батареи или ветряков, применяешь его в электролизе, чистая вода, достаешь из нее водород, - красота, кто бы говорил. Никаких тебе выхлопов, ничего. Но на данный момент тонна такого водорода стоит от $3,5 до $6,8 за тонну.

Вот сейчас появились такие заявки на то, что эта цена будет радикально снижена. Ну, очень здорово, если так. Однако же те экспериментальные технологии, которые может себе позволить субсидировать Европа, они, конечно, пока являются предметом либо зависти, либо недоумения со стороны развивающихся стран. Вы понимаете, с какими глазами читают предложения, например, вырабатывать топливо на основе испорченной еды жители Африки, Латинской Америки, многих азиатских стран. Какая испорченная еда?!

Все говорят о развитии возобновляемой энергетики в Китае. А заявки оттуда все идут по добыче и по традиционной энергетике. Три заявки из Китая, и все они по традиционной энергетике. Все-таки люди пока смотрят в ту сторону.

Для меня таким моментом истины была большая поездка в ЮАР, мы там познакомились с господином Телла – главой Африканского энергетического союза, который в итоге стал членом нашего наблюдательного совета и очень способствовал росту заявок из Африки. Вот он как раз тогда сказал: возобновляемые источники - очень хорошо, и солнце (у нас тем более его много), и ветряки, но для устойчивого развития, в том числе в соответствии с целями устойчивого развития ООН, мне бы газовую станцию построить, атомный реактор или гидроэлектростанцию. Чтобы гарантированно обеспечивать экономику.

В результате, смотришь – да, безусловно, возобновляемая энергетика сейчас опережает, она модна, 42,5% все это объясняют, но треть остается за традиционной. Вот так.

В чем задача номинации за менеджмент

Нужно не только придумать что-то новое, нужно придумать, как это применить. И именно по этой причине на протяжении года, когда мы очень активно, в том числе через новых членов наблюдательного совета, выходили на развивающийся мир, я потенциальным кандидатам доносил как раз вот эту мысль: ребята, понятно, что ведущие академические центры, research сосредоточен на "севере" (ну так условно скажем - Штаты, Европа, Россия), но мы же говорим и об улучшении жизни людей.

Вот вы применили технологию в далеком аграрном захолустье, у которого благодаря этому возникла совершенно новая система электроснабжения, и там, где была "степь да степь кругом", люди стали жить с холодильниками, телевизорами, компьютерами и т.д. Я обычно приводил пример – какая-нибудь маленькая деревня в Замбии или сельхозкоммуна в бразильском штате Минас-Жерайс. Это важная штука, и "менеджмент" действительно появился (в этом году – семь заявок по этой категории).

Что поменялось в работе "Глобальной энергии"

Есть не тронутый мной ни на йоту четкий процесс сбора заявок для лонг-листа. Вот мы его закончили, потом каждая заявка проходит экспертизу трех независимых экспертов, потом создается шорт-лист, рассматриваемый международным комитетом. Здесь ничего не изменилось.

Что изменилось за год в работе ассоциации? Она все чаще стала выступать платформой, если хотите – "зонтиком", посредником в этом диалоге. Я очень хочу, чтобы был диалог честный. Ассоциация участвовала в большом количестве вот таких, как мне казалось, достаточно честных разговоров. Это были сессии на платформе Мирового энергетического совета, участие в новых форматах ИМЭМО и "Интерфакса", мы заявлялись и на таких платформах, как, скажем, "Валдай".

Я не случайно оперирую категориями моды, потому что, конечно, с точки зрения экономической целесообразности, очень многие очень симпатичные научные проекты пока оставляют желать лучшего в части стоимости. Они постепенно становятся дешевле, кстати, прогресс есть. Та же солнечная энергетика стала намного более эффективной, КПД солнечной энергетики растет. Именно солнцу посвящены заявки, например, из Египта, Иордании, Зимбабве, и вообще на солнце приходится 15% тех номинационных представлений, которые мы получили.

Но, коли мы говорим о честном разговоре, то я прекрасно понимаю заинтересованность в солнце представителей стран "тропического пояса", назовем его так, "солнечного пояса", но в то же самое время призываю их, в свою очередь, не забывать, что производство солнечных батарей – это дико грязный процесс, который будет происходить не на их территории, а еще где-то. И уж если говорить о взаимозависимости мира, давайте друг про друга помнить. То есть солнечные батареи – отлично, но это очень большая грязь в другой части света. Биотопливо – прекрасно. Но если ты переходишь на биотопливо в Европе, тебе для того чтобы увеличить посадки рапса и тростника, необходимых для производства этанола, нужно вырубить в тропическом поясе, где-нибудь в Бразилии или в Индонезии, леса таких площадей, что это нивелирует эффект от сокращения выбросов углекислого газа на севере.

Это сложный разговор… Вот глобальное потепление, или, точнее будет сказать, все-таки глобальное изменение климата - после снега в Техасе и даже в Саудовской Аравии точнее, наверное, говорить об изменении климата, впрочем, не менее катастрофическом. Конечно, глобальные проблемы требуют глобального решения. Наиболее очевидным ответом является декарбонизация. Проще и "моднее" говорить об этом. Однако же нельзя игнорировать перехват СО2, который мы в хорошем смысле лоббируем. Это обещает быть многомиллиардным бизнесом.

Что я имею в виду? На очень приземленном примере: лишний углекислый газ (тут немаловажно слово "лишний", потому что вообще без углекислого газа деревья не растут), закачивают в пустые нефтяные пласты. Это обещает стать огромным бизнесом, вполне себе выгодным, в том числе для классических углеводородных стран. Рае Квон Чунг, Нобелевский лауреат, член нашего международного комитета, он как раз на этом специализируется.

Что мы еще сделали за этот год, кроме географии, кроме расширения, кроме участия во всех этих платформах, - это еще, конечно, то, что мы стали выпускать ежегодный продукт. В прошлом году, в декабре, ассоциация "Глобальная энергия" выпустила первый свой доклад под названием "Десять прорывных идей на следующие десять лет в энергетике", и первой главой там был как раз перехват СО2. Там был и фотосинтез, и солнце, и все на свете, но там был и перехват СО2, который позволяет сохранять традиционную энергетику.

С этого года этот доклад становится ежегодным, мы рассчитываем его представить уже на Петербургском международном экономическом форуме. И вот только что мы договорились о создании такого же доклада вместе с Евразийским банком развития. Он будет, кстати, посвящен в большей степени возобновляемым, точнее будет сказать - "зеленым" энергетическим технологиям, которые можно применять на площадке стран присутствия банка. И когда мы "на берегу" еще договаривались с Евразийским банком развития, мы тоже договорились, что это будет не только возобновляемая, но и "зеленая" энергетика, то есть тот же самый перехват СО2, очень перспективное направление.

Мы договорились о том, что доклад будет делаться по следующим принципам: научная, технологическая экспертиза будет готовиться авторами Ассоциации глобальной энергии, будь то член международного комитета или наш эксперт, а каждая из соответствующих статей будет сопровождаться комментарием от экспертов банка на предмет инвестиционных перспектив означенных технологий.

Как ученым из развивающихся стран конкурировать со странами-лидерами

"Север" никуда не делся, он представлен Соединенными Штатами, Японией, Швейцарией, Британией, Германией, Австрией, Испанией, Канадой, Австралией, Данией, Россией, ну и, будем считать, "примкнувшими к ним" Венгрией, Латвией, Сербией. В общем-то, я бы добавил сюда уже и Китай, хотя он, формально говоря, по критериям МВФ - развивающаяся страна, но понятно, что это теперь государство с огромным академическим потенциалом, и не только потенциалом. Я действительно предполагаю, что нашим номинантам, ну возьмем навскидку, из Зимбабве и Мадагаскара, а может быть, даже и из Уругвая с Мексикой, будет иной раз тяжеловато тягаться. Предполагаю, что это так. Есть несколько путей выхода из этой ситуации, которую, конечно, за год поменять нельзя, это для меня задача следующего уровня.

Одна задача является очень прикладной. Существует гигантская проблема в развивающихся странах, включая Россию, с количеством публикаций в международных научных изданиях у ученых. Это огромная проблема. Она связана с массой факторов: неумением себя презентовать, незнанием английского языка… Иногда приходится слышать какие-то странные объяснения - мол, западники не пускают. Неправда, ну неправда. Я сам вовлечен в академический процесс в "параллельной жизни", мне еженедельно приходит по два-три предложения напечататься. И не из-за того, что я такой великий. Ты попадаешь в эту систему, ты зарегистрировался, ты начинаешь печататься в журналах Scopus, и все, ты в системе, к тебе начинают обращаться.

Вторая проблема. Состояние дел с научными журналами, ну конкретно в России если брать. Они не соответствуют критериям Scopus. Слишком варится наука в собственном соку, мало иностранных авторов привлекается в журнал, мало соавторов и т.д. Мы сейчас думаем, что с этим делать. Первым осторожным шагом в этом направлении будет, кстати сказать, доклад с Евразийским банком развития. Мне эта история подсказана, между прочим, господином Телла из Африканского энергетического союза. У них есть схожая проблема, и они начали с того, что союз совместно с Африканским банком развития стал делать ежегодный доклад.

Таким образом, местные авторы попадают на некий горизонт, их замечают, и это становится для них шагом к публикации в журналах Scopus. Я считаю такой параллельной задачей ассоциации работу и на этом направлении тоже.

Второе, что мы сейчас делаем, это задача следующего года. У ассоциации "Глобальная энергия" была молодежная программа. Я не могу сказать, что она была "ни о чем", но она была какая-то направленная в никуда. То есть награда-то вручалась, а что дальше? Сейчас мы с нашими уважаемыми членами говорим вот о чем: у них есть корпоративные молодежные конкурсы, у "Газпрома", "Сургутнефтегаза", у "Россетей" и ФСК. Мы сейчас будем брать этих ребят и помогать им с наставниками из числа членов международного комитета и гуру глобальной энергии. Как раз в том числе, чтобы им помогли и с правильным оформлением публикации в международном журнале. Пусть это и российский журнал будет - и они, кстати, есть, их немножечко, но есть.

Коли нам так удалось расширить географию заявок, и коли мы предполагаем, что, калибр исследователей из традиционных академических стран может перевешивать, я думаю, мы на следующий год сделаем обязательно несколько роуд-шоу, которые будут посвящены и дальнейшей популяризации премии, и созданию сети соглашений с университетами, исследовательскими центрами развивающегося мира. На платформе которых мы будем проводить семинары и конференции, в том числе для продолжения честного диалога о путях энергоперехода.

Есть идея о проведении целого ряда конференций на Ближнем Востоке, Дальнем Востоке, в Латинской Америке. Европа, США никуда не денутся, естественно, но будем расширять географию. Плюс работа в российских регионах. "Глобальная энергия" выступила партнером Тюменского нефтяного форума, на следующей неделе я еду в Ханты-Мансийск на молодежный нефтяной форум, мы будем делать мероприятие в Кузбассе, а заседание международного комитета в прошлом году прошло вне Москвы и Петербурга – в Калуге. В этом году оно пройдет в дни проведения нефтегазового форума в Казани в сентябре.

Это будет порождать заявки, это будет порождать желание публиковаться, и вот таким образом, я надеюсь, мы будем способствовать и тому, чтобы повышать уровень участников. Он уже достаточно высок. Если бы он был плох, они бы не смогли номинироваться, там все-таки достаточно жесткие критерии для того, чтобы быть номинированным. Мы оставили запрет на самовыдвижение, тебя должен выдвинуть уважаемый ученый с соответствующим набором академических научных квалификаций. Все кандидаты прошли через серьезное сито.

В рамках популяризации номинационного цикла мы записали обращения практических всех без исключения членов международного комитета к широкой научной общественности мира, и, вы знаете, их очень хорошо посмотрели.

О вручении премий за 2020 и 2021 годы

Объявление лауреатов было, деньги переведены, а вот вручить премии физически не вручили. Так что, если боги того захотят и все получат вовремя визы, смогут выехать из своих стран, то, надеюсь, на ПМЭФ мы по договоренности с Росконгрессом, во-первых, проведем сессию "Будущее энергетики: энергопереход" (на ней будут три нобелевских лауреата и три лауреата премии "Глобальная энергия"), и, во-вторых, на этой сессии хотя бы в рабочем порядке сможем вручить премии за 2020 год.

А потом я надеюсь выйти на рутину. Традиционно в последние годы премия вручалась на Российской энергетической неделе – ну, почему бы и не продолжить традицию. Этот год получился неизбежно экспериментальным, но, видите, несмотря на пандемию, все цифры выросли в 2-2,5 раза, так что вопрос в организации труда на самом деле.

О числе номинаций с учетом роста количества заявок и расширения географии

Три номинации останутся. Международный комитет имеет право вручить две из трех. По состоянию на мой приход в ассоциации была очень печальная история, когда международный комитет не вручил премию в номинации "Традиционная энергетика", посчитав, что не было интересных предложений. В прошлом году эта тенденция преодолена, лауреатом стал Карло Руббиа из Италии, кстати, нобелевский лауреат, пожизненный сенатор Италии. И в этом году цифра 33% заявок, посвященных традиционной энергетике, настраивает на положительный лад: я думаю, что будет нормальный шорт-лист и премию получится вручить.

Впервые сразу 4 женщины сейчас есть в лонг-листе. Это, конечно, не очень большой процент на общее количество заявок, но это важно. Мы хотим, чтобы женщин было больше среди номинантов. И это удалось, их сразу 4. И география очень хорошая: они представляют Индию, США, Казахстан и Зимбабве – сразу три континента, четыре разных культуры. Я не имею отношения к работе технических экспертов международного комитета, но очень хочется надеяться, что они обратят на это внимание.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');