Хроника последних дней СССРПроект информационного агентства "Интерфакс" при содействии Российского исторического общества

Управляющий без индульгенции. Обзор

Москва. 28 сентября. INTERFAX.RU - ГК "Агентство по страхованию вкладов" (АСВ) в последние годы часто сталкивается с отказом представителей Федеральной налоговой службы (ФНС), из которых состоят многие комитеты кредиторов обанкротившихся банков, утверждать сметы на ведение конкурсного производства, выяснил "Интерфакс" на основании данных федерального реестра. ФНС объясняет, что начала формировать свой подход на основании цифровых маркеров, учитывающих среди прочего эффективность уже понесенных расходов и отсутствие необоснованных.

На этом фоне группа миноритарных кредиторов одного из банков смогла добиться беспрецедентного судебного решения, согласно которому вопрос утверждения смет за три года должен быть рассмотрен на собрании кредиторов.

Молчание несогласия

18 сентября АСВ опубликовало объявление о проведении 4 октября собрания кредиторов обанкротившегося Рускобанка, на котором предстоит заслушать отчет о деятельности агентства с информацией о финансовом состоянии кредитной организации и ее имуществе, а также утвердить смету затрат на конкурсное производство в 2018-2021 годах. На этот шаг АСВ пошло вынужденно, так как 7 сентября в третьей инстанции было подтверждено уникальное решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области, который по жалобе миноритарных кредиторов обязал агентство провести такое собрание.

В последние три года АСВ вело конкурсное производство Рускобанка без надлежащим образом утвержденных смет, свидетельствует информация Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ, "Федресурс", bankrot.fedresurs.ru) и картотеки арбитражных дел. Сметы должен утверждать комитет кредиторов, который в Рускобанке сформирован из сотрудников ФНС, но он таких решений длительное время не принимал.

В ЕФРСБ опубликовано более десятка сообщений о том, что расходы АСВ в деле Рускобанка не утверждены. Первое из них - от 26 сентября 2018 года с информацией о том, что не акцептована скорректированная смета на III квартал 2018 года в размере 40,8 млн руб., последнее - от 21 июля 2021 года, согласно которому не утверждены расходы на III квартал 2021 года в сумме 3,35 млн руб.

Так было почти по каждому кварталу, а единственное исключение - период с января по март 2021 года, в отношении которого информации нет. За это время самый большой запрос в отношении расходов у АСВ был на II квартал 2020 года - 61,47 млн руб., а в 2021 году суммы резко снизились: на I квартал АСВ хотело 7,32 млн руб., на второй - 3,47 млн руб., на третий, как уже говорилось выше, - 3,35 млн руб.

В ФНС дали понять, что такие расходы не были должным образом аргументированы. "При недостаточном обосновании текущих расходов, включенных в смету, представитель налогового органа воздерживается от голосования", - изложили "Интерфаксу" существующий подход в пресс-службе налогового ведомства.

Восстание миноритариев

Группа миноритарных кредиторов, которые в совокупности владеют 2,91% от суммы требований реестровых кредиторов и 40% от третьей очереди, давно протестовала против работы АСВ без утвержденных смет. 4 сентября 2019 года, согласно материалам картотеки арбитражных дел, этот альянс, в который входят ООО "ЛК "Нова", ООО "Архитектор", ООО "Невская линия", ООО "Профилактик", ООО "Неосфера", ООО "Санток", ООО "Вектор строй", ООО "Главбух", ООО "ВеК" и ООО "Вертикаль", направил в АСВ требование о созыве собрания кредиторов, но агентство ответило, что у них нет 10% от общей суммы требований к банку, поэтому их обращение неправомочно. 7 июля 2020 года миноритарии обратились в комитет кредиторов, попросили или инициировать проведение собрания кредиторов, или обратиться по поводу утверждения смет в суд. Исходя из судебных материалов, ФНС промолчала относительно подачи заявления в суд, а касательно собрания сообщила, что инициировать его не вправе.

После этого "Нова" и другие кредиторы обратились в суд сами. "В деле о банкротстве Рускобанка сложилась ситуация, когда комитет кредиторов воздерживается от утверждения смет расходов, а в отсутствие (смет - ИФ) у конкурсного управляющего отсутствуют какие-либо ограничения по лимитам текущих расходов, в силу чего конкурсный управляющий расходует денежные средства по сметам, составленным им самим, без утверждения кредиторами или судом, что не соответствует целям процедуры конкурсного производства", - так в судебных материалах излагается их позиция.

Поэтому кредиторы попросили суд обязать АСВ созвать собрание. Кроме вопроса смет, они также хотели включить в его повестку отчет агентства о его деятельности и о результатах конкурсного производства, перевыборы комитета кредиторов и определение его полномочий.

Недобросовестное поведение

"Судами установлено, и не отрицается агентством, что в деле о банкротстве банка (Рускобанка - ИФ) имеет место систематическое нарушение порядка утверждения сметы текущих расходов кредитной организации, установленного пунктом 6 статьи 189.84 закона о банкротстве, предназначенного для осуществления кредиторами контроля за действиями конкурсного управляющего в отношении имущества, составляющего конкурсную массу, в сохранности которого кредиторы прямо заинтересованы", - в этом сошлись все три инстанции (цитата по постановлению Арбитражного суда Северо-Западного округа).

Первая инстанция при этом подчеркнула, что нельзя признать добросовестным поведение АСВ, которое на протяжении трех лет осуществляет свою деятельность в части расходования денежных средств из конкурсной массы Рускобанка на текущие расходы в отсутствие утвержденных смет - то есть, фактически, без одобрения кредиторов.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга счел, что требования заявителей о проведении собрания кредиторов по вопросу о сметах должны быть удовлетворены. В остальной части заявление было отклонено, так как "заявители не представили доводов и мотивов" относительно необходимости переформирования комитета кредиторов.

В апелляционной инстанции это решение не устояло. По ее мнению, единственным способом разрешения сложившейся ситуации со сметами является обращение в суд АСВ или комитета кредиторов, а миноритарии, у которых менее 10% от реестра, таким правом не обладают.

С этим, в свою очередь, не согласился Арбитражный суд Северо-Западного округа. "Защита прав кредиторов указанным апелляционным судом способом в данном случае невозможна", - констатировала третья инстанция.

Она сочла, что в сложившейся ситуации формальный подход, то есть отклонение требований кредиторов на том основании, что у них менее 3% от реестра, а не десять, неуместен. "Ограничение прав на обращение к конкурсному управляющему <...> направлено на исключение злоупотребления правом со стороны отдельных кредиторов, преследующих цель преодоления общей воли сообщества кредиторов. Между тем в данном случае имеет место консолидированное обращение значительного количества голосующих кредиторов в защиту их законных интересов, при отсутствии <...> иного способа их защиты. При таких обстоятельствах суд первой инстанции, руководствуясь общими целями и принципами закона о банкротстве, обоснованно удовлетворил заявленные требования", - заключил суд округа, отменил постановление апелляции и оставил в силе определение первой инстанции.

Масштабное бедствие

Ситуация с Рускобанком далеко не единична. С начала 2021 года в ЕФРСБ опубликовано около 600 сообщений о том, что комитеты кредиторов не утверждали сметы на конкурсное производство, показал поиск с использованием аналитической системы "СКАН-Интерфакс". В 2020 году обнаруживается более 300 таких сообщений.

Конечно, не в каждом случае АСВ сталкивается с отказом комитета кредиторов акцептовать заявленные расходы. В настоящее время агентство осуществляет функции конкурсного управляющего или ликвидатора в 349 кредитных организациях, говорится на его сайте. В составе 187 комитетов кредиторов ликвидируемых кредитных организаций представители ФНС имеют право решающего голоса, уточнили "Интерфаксу" в АСВ. Следовательно, если бы сметы отвергались тотально, то сообщений было бы больше.

"Представители уполномоченного органа (ФНС - ИФ) при голосовании по вопросу об утверждении смет принимают различные решения - как положительные, так и отрицательные", - сообщили "Интерфаксу" в пресс-службе АСВ. В свою очередь в ФНС рассказали, как определяется позиция для голосования: "В настоящее время ФНС использует цифровой подход к оценке оснований для формирования своей позиции. Например, при совпадении значений ряда цифровых маркеров, характеризующих процедуру банкротства банка (в том числе, отсутствие налогового долга, рыночность условий привлечения специалистов, эффективность уже понесенных расходов, отсутствие необоснованных расходов) презюмируется принятие положительного решения о голосовании за смету текущих расходов, если нет материалов, указывающих на нарушения".

"Комитеты кредиторов предпочитают воздерживаться от голосования за утверждение смет, которые предусматривают привлечение внешних консультантов или выплаты им процентного вознаграждения", - говорит партнер, руководитель практики правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры" Магомед Газдиев на основании информации по делам о банкротствах банка "Симбирск" и Сталь банка. "Это может быть связано с той оценкой, которую в будущем могут дать подобным расходам компетентные органы с присущей им консервативностью", - добавляет Газдиев.

"Интерфакс" поинтересовался в АСВ, каков совокупный объем средств на осуществление процедур банкротства находящихся под управлением агентства кредитных организаций за I полугодие 2021 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, а также сколько в эти периоды было направлено на оплату внешних специалистов - юристов, бухгалтеров, иные услуги. Агентство предоставило информацию только в относительном выражении. "Совокупный объем расходов на проведение ликвидационных процедур по итогам I полугодия 2021 года на 4,2% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, и на 36% меньше, чем в первом полугодии 2019 года", - сообщили в пресс-службе АСВ.

С начала 2020 года агентство отказалось от услуг привлеченных юристов и осуществляет правовое сопровождение практически всех ликвидируемых финансовых организаций силами штатных специалистов, рассказали также в АСВ. В результате, по информации агентства, в I полугодии 2020 года расходы на юрсопровождение снизились относительно аналогичного периода прошлого года на 20,2%, а к I полугодию 2019 года - на 39,5%. На расходы по бухгалтерскому сопровождению приходится не более 7% общей суммы расходов, добавили в АСВ (-22,8% к I полугодию 2020 года; -31,8% к I полугодию 2019 года).

"Агентство ведет постоянную работу, направленную на сокращение расходов на проведение ликвидационных процедур и оптимизацию всех связанных с ними процессов и процедур", - подчеркнули в АСВ.

Порочный круг?

Смета текущих расходов кредитной организации должна утверждаться по представлению конкурсного управляющего собранием кредиторов или их комитетом, если он образован - это требование пункта 6 статьи 189.84 закона о банкротстве. Закон указывает и выход из ситуации, если конкурсный управляющий и кредиторы не могут прийти к согласию по смете - нужно обращаться в суд с заявлением о разрешении разногласий (статья 60 закона о банкротстве).

В судах в деле Рускобанка АСВ указывало в сторону ФНС. "В письменных пояснениях агентство <...> указывает, что уклонение от утверждения представленных им смет текущих расходов имело место со стороны комитета кредиторов", - говорится в материалах дела.

В ФНС с этим не согласны. "ФНС не имела права противоречить позиции АСВ при представлении данных требований (требования в реестре кредиторов, возникшие в результате выплаты страхового возмещения вкладчикам по линии АСВ - ИФ)", - заявили "Интерфаксу" в пресс-службе ведомства. Такое правило Высший арбитражный суд РФ установил еще в 2012 году (постановление президиума от 5 июня №1324/10). "Президиум соглашается с выводом судов об отсутствии у ФНС полномочий самостоятельно распоряжаться правами, возникшими в результате выплат возмещения по вкладам", - говорится в документе.

Эксперты, опрошенные "Интерфаксом", согласны, что налоговая служба - с учетом этой позиции высшего суда - активную роль в сложившейся ситуации играть не сможет, является молчаливым кредитором.

В АСВ "Интерфаксу", тем не менее, заявили, что в случае разногласий по вопросу сметы правом обращения в суд наделено собрание или комитет кредиторов, а не конкурсный управляющий.

В пункте 6 статье 189.84 закона о банкротстве действительно говорится, что в случае неутверждения сметы текущих расходов кредитной организации собрание или комитет кредиторов вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о разрешении возникших разногласий с конкурсным управляющим. "Но это не означает, что установлен запрет конкурсному управляющему на подачу соответствующих ходатайств. В статье 189.84 нет такого запрета, - говорит адвокат Владимир Новиков. - Никто не может ограничить управляющего в праве подать заявление с разногласиями в суд, если, по его мнению, спорное решение несет негативные последствия для должника или кредиторов. Статья 60 закона о банкротстве, которая предусматривает возможность разрешения любых разногласий в рамках арбитражного процесса, находится в общей части закона, и распространяется на АСВ".

"Специальный параграф (упомянутый выше - ИФ) закона о банкротстве, разумеется, не ограничивает агентство в базовом праве на судебную защиту и разрешение разногласий, возникающих в деле о банкротстве, в судебном порядке на основании статьи 60 (закона о банкротстве - ИФ)", - соглашается Газдиев. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие опрошенные "Интерфаксом" эксперты.

Само АСВ, судя по картотеке арбитражных дел, тоже не видит в законе запрета на обращение в суд по поводу смет. В деле о банкротстве Мастер-банка агентство подало в Арбитражный суд Москвы заявление о разрешении разногласий из-за отказа комитета кредиторов утвердить расходы на I квартал 2021 года в размере 16,67 млн руб.

"Конкурсный управляющий, чувствуя под ногами зыбкую почву расходов, необходимость или объем которых неочевидны, и не находя поддержки комитета кредиторов, искал опору в судебном решении, которое служит ему некой индульгенцией", - прокомментировал это обращение Гаджиев. Правда, заявление АСВ было отклонено. "Документы, подтверждающие расходы, заявленные в смете, отсутствуют", - говорится в решении суда, изготовленном 16 июня.

Внеправовая справедливость

Миноритарные кредиторы Рускобанка, взявшие на себя инициативу вывести из порочного круга ситуацию со сметами, - одни из немногих, кто действует подобным образом. "Такие обращения со стороны кредиторов носят единичный характер - в период с 2008 года по настоящее время в арбитражные суды направлены обращения в отношении восьми кредитных организаций, при этом в удовлетворении четырех из них отказано, в двух производство прекращено в связи с отказом заявителей от жалоб, в одном обращение кредиторов удовлетворено, одно находится на рассмотрении", - сообщили "Интерфаксу" в АСВ.

У экспертов нет единого мнения, правилен ли подход арбитражных судов Санкт-Петербурга и Ленобласти и Северо-Западного округа в уникальном пока деле Рускобанка.

"Первая инстанция и суд округа апеллировали к справедливости, сославшись на дух закона о банкротстве в целом", - говорит адвокат Светлана Тарнопольская, партнер коллегии адвокатов "Юков и партнеры". Но, по ее мнению, прибегать к ссылкам на дух закона там, где есть возможность применить его букву, необоснованно. "Такой вопрос может и должен быть разрешен в рамках рассмотрения разногласий между конкурсным управляющим и комитетом кредиторов. Удовлетворяя жалобу кредитора, суд мог обязать конкурсного управляющего к рассмотрению таких разногласий с оценкой всех аргументов сторон. Как по букве, так и по смыслу закона такую оценку компетентен давать именно суд, а не собрание кредиторов", - считает Тарнопольская.

Газдиеву из "Олевинский, Буюкян и партнеры" позиция судов по делу Рускобанка внушает "определенный оптимизм" как часть "позитивного тренда", в рамках которого суды реагируют на жалобы миноритарных кредиторов в отношении необоснованных расходов в делах о банкротстве кредитных организаций. "Ранее судебная практика по таким обращениям миноритарных кредиторов долгие годы блуждала где-то в потемках требований о взыскании с АСВ или ФНС убытков в виде необоснованных расходов", - напоминает Газдиев.

При этом в ФНС к действиям миноритарных кредиторов в деле Рускобанка отнеслись спокойно. "Позиция ФНС не ограничивает прав других кредиторов защищать собственные интересы. Законодательство предоставляет им возможность реализовывать свои права самостоятельно. Это было реализовано в деле АО "Рускобанк", - подчеркнули в пресс-службе ФНС.

 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
window.yaContextCb.push( function () { Ya.adfoxCode.createAdaptive({ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; } }, 1000); });