"Черный ястреб", я не твой

Мэтт Дэймон ищет ОМП в Ираке, журналистка Wall Street Journal копает правду, Пентагон думает, как обхитрить ЦРУ. От пафоса сюжетных хитросплетений начинает натурально тошнить

"Черный ястреб", я не твой

Москва. 12 марта. INTERFAX.RU - Режиссер приключений Борна Пол Гринграсс взял за основу сценария бестселлер бывшего главного редактора Washington Post в Багдаде "Имперский двор в Изумрудном городе", позвал Мэтта Дэймона и еще несколько хороших актеров, пригласил для консультаций и съемок толпу ветеранов последних американских войн и принялся за работу над фильмом "Не брать живым".

Сюжет разворачивается вокруг офицера армии США Роя Миллера (Мэтт Дэймон), которому году,эдак в 2003 кажется довольно странным, что наводки Генштаба оказываются ложными, а предполагаемые объекты хранения "знаменитого и ужасного" оружия Саддама по итогам операции оборачиваются заброшенными развалинами под насыпью птичьего помета. Настоящего честного парня, коим Миллер является, такой расклад не может не расстраивать. Миллер негодует и дерзит. А вокруг все говорят "забей, не наша проблема". Но, как бы не так. В общем, банальная завязка военной драмы вполне ясна, но до драмы по динамике у Гринграсса не доходит, если не считать режиссерской заслугой беспричинно кувыркающуюся камеру в руках оператора. Прием в случае с "Не брать живым", прямо скажем, избыточный. Все давно уже в курсе, что в Багдаде страшно, нужно все время бегать, в глаза летит песок и пыль от взрывов и выстрелов, а в ушах стоит зловещая арабская речь. Мысль о том, что у истоков иракской кампании стоял странный заговор, плохие конгрессмены и большая, но бессмысленная политика, сама по себе не нова, да и то, что из всего задействованного контингента армии США единственным военнослужащим, способным различить неувязки и кинуться на амбразуру смог только офицер Миллер, тоже едва ли тянет на свежий анекдот.

Но Гринграсс на голубом глазу шпарит свой сюжет про то, как с политиканами, военщиной, имперскими замашками, тотальным абсурдом и хаосом можно бороться вот так, голыми руками. Для вящей достоверности режиссер вводит в сюжет мрачных недобитых баасистов, блаженного иракского патриота инвалида Фредди, "суперидейного" шефа базы ЦРУ (Брендан Глисон), "суперзлодейного" агента военной разведки (Грег Киннер) и, непременно, как же без нее, дотошную журналистку и охотника за правдой (Эми Райан).

Американский патриотизм тоже может быть довольно раздражающим. Но бессмысленность любых эмоциональных выводов на этот счет заключается в их цикличности. А поскольку последний виток длится уже лет так пятнадцать, попытки разукрасить и осветить темные пятна содеянного выглядят не только на политической арене, но и в кино, подобном Green Zone ("Не брать живым"), почти самоубийственными. Будем надеяться, что после "оскаровского" триумфа Кэтрин Бигелоу и ее "Повелителя бури" эти декорации просто перестанут манить творцов бойкого экшна. Экшна в Ираке нет, оружия массового поражения не было, тогда что же это было? Не ищите ответа в честном лице Мэтта Дэймона.

Обозреватель Полина Грибовская

Культура
Недвижимость
Последние новости
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179035485738293', params: { p1: 'byuei', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');