Хроника последних дней СССРПроект информационного агентства "Интерфакс" при содействии Российского исторического общества

Александр Хинштейн: о входе в интернет по паспорту пока речи не идет

Глава IT-комитета Госдумы рассказал о планах "приземлить" Facebook, "Википедию", Aliexpress и IKEA, а также о том, как видит деанонимизацию интернета

Александр Хинштейн: о входе в интернет по паспорту пока речи не идет
Александр Хинштейн
Фото: "Интерфакс"

Москва. 27 мая. INTERFAX.RU - Государственная Дума готовится к рассмотрению "закона о приземлении" - документа, который обяжет иностранных IT-гигантов открыть в России полноценное представительство, зарегистрироваться на сайте Роскомнадзора и считать трафик по российской методике.

Уже в пятницу документ обсудит комитет Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи. На заседание пригласили не только поисковики (Google, Bing), соцсети (Facebook, Instagram, TikTok, Twitter), видеохостинги (YouTube, Twitch) и мессенджеры с почтовыми сетями (от Telegram до Gmail), но и провайдеров хостингов, сервисы онлайн-торговли и "Википедию". В списке приглашенных обнаружились, в частности, Aliexpress, Amazon и Ikea.

Глава комитета Александр Хинштейн в интервью корреспондентам "Интерфакса" Андрею Новикову и Алексею Курилову разъяснил, почему там оказались площадки онлайн-торговли и знаменитая интернет-энциклопедия, стоит ли ждать новых замедлений и блокировок, будут ли Facebook и Google платить оборотные штрафы и как он видит отказ от анонимности в сети.

- Вы говорили, что есть претензии к WhatsApp и вы будете обсуждать с Роскомнадзором. Роскомнадзор отмечает, что в принципе претензий к "Вотсапу" нет. Какое-то развитие будет?

- Полномочия по принятию решений – у Роскомнадзора как регулятора. Если они не видят нарушений – это очень хорошо.

- По Google и Facebook. Вы говорили, что возможно замедление этих ресурсов, если они не будут фильтровать контент. При каких условиях могут быть приняты такие меры, и рассматривают ли российские власти подобные шаги?

- Мне об этих планах не известно. С самого начала при выработке закона о противодействии интернет-цензуре, который предусматривает меры реагирования в виде замедления или полной блокировки трафика, мы говорили о том, что это мера чрезвычайная, и мы рассчитываем на то, что она вообще не будет применяться, поскольку является мерой сдерживания.

Поэтому у нас точно нет никакого желания заблокировать кого-то, но полномочия такие у государства сегодня есть. Реагировать и включать эти механизмы государство может сегодня исходя из требования закона в случае нарушения основополагающих прав и свобод граждан. Если таковые будут установлены, то такое право у государства появляется. Но, повторяю, мы все-таки рассчитываем, что этого не произойдет.

- Вы вчера на коллегии Роскомнадзора говорили, что нужно активнее заниматься деанонимизацией интернета. Как вы это себе представляете? Нужно будет предоставлять паспорт оператору почтового сервиса, в соцсетях с помощью "Госуслуг" регистрироваться?

- Нет, сегодня о регистрации, о входе в интернет по паспорту речи не идет. По крайней мере, в настоящий период.

Но в целом я сторонник того, чтобы интернет поступательно становился деанонимизированной средой, и достигать этого нужно не путем запретов и жестких репрессивных мер, а созданием определенных условий и формирования своего рода культуры общения и поведения в интернете. И это органично соотносится с предложением Роскомнадзора, которое мы поддерживаем, о проведении психологического тестирования пользователей социальных сетей с тем, чтобы сами владельцы сетей такой мониторинг вели, выявляя лиц, потенциально склонных не только к какому-то девиантному, неадекватному поведению в сети, но и в целом к совершению каких-то противоправных действий.

Как можно сформировать такую культуру деанонимизации? Через разные инструменты. На мой взгляд, это просто должно стать немодным и неприличным – прятаться за псевдонимом. Потому что когда человек уверен в себе и в своей правоте, ему нет нужды скрывать свое настоящее лицо. Но – повторюсь – сегодня речь не идет о том, что это нужно делать в директивном и ультимативном порядке.

- То есть интернета по паспорту в ближайшее время не будет?

- До конца 2021 года – совершенно точно.

- До сентября 2021?

- Нет, до декабря 2021 года.

- А потом?

- Думаю, что в 2022-м – тоже.

- Вы послали на завтрашнее заседание комитета приглашения, в том числе "Википедии". К ним сейчас претензии есть? Много ли их?

- Мне неизвестно о претензиях к ним. Перечень ресурсов, потенциально подпадающих под законопроект "о приземлении" – двадцать штук – был выбран не исходя из наличия к ним каких-то претензий, а исходя из критериев, а именно массовости аудитории. Не важно, что они делают – там есть и поисковые системы, и социальные сети, и новостные агрегаторы, и торговые площадки, которые вообще, по идее, никак не связаны с возможностью наличия каких-то претензий.

Но надо понимать, что все эти инициативы обусловлены не желанием кого-то поставить в стойло. Это требования, которые предъявляются ко всем без исключения иностранным IT-компаниям, имеющим в России большую пользовательскую аудиторию. Безотносительно того, чем они занимаются. Поэтому там есть, наряду с "Википедией" и, скажем, "Алиэкспресс".

- Мы очень удивились. А "Икея"?

- "Икея". Ну а что тут удивительного?

- В "Икее" нет представительства?

- Полноценного представительства нет. По крайней мере, нам о нем неизвестно. Тут важно понимать, что дочерняя структура и представительство – не суть одно и то же. Эти двадцать ресурсов, которые – кстати, не исключаю, что их число может и возрастать...

- Кстати, не закрытый же список?

- Нет, конечно, не закрытый список, потому что он отталкивается исключительно от одного критерия – от пользовательской аудитории. Если завтра появится какая-то новая популярная торговая площадка, социальная сеть, и у нее возникнет огромная аудитория, она так же попадет в этот список. Безотносительно наличия или отсутствия к ней каких-то претензий.

У нас нет вопросов к "Википедии" – по крайней мере, мне о них неизвестно. Вопрос лишь в том, что должны быть единые правила игры для всех.

- Когда-то к ним были претензии.

- Были, но я повторяю – я не регулятор, я не знаю о наличии или отсутствии тех или иных претензий. Если мы какие-то вещи видим, или мониторим, или поступает обращение – мы на это реагируем, но сами в постоянном поиске негативного контента мы не находимся. И это было бы, честно говоря, довольно странно с нашей стороны. У каждого своя работа.

- Много приглашенных ответили по поводу участия в завтрашнем мероприятии?

- Пока подтвердился только "Алиэкспресс". Сегодня будем обзванивать оставшиеся 19 структур. При этом мы приглашаем их как в формате оффлайн, так и в формате онлайн, давая им право направить на заседание комитета любого человека, которого они посчитают возможным делегировать как своего представителя. Для этого он даже не обязательно должен быть их сотрудником. Это тоже для нас завтра, что называется, "проверка боем". Посмотрим, насколько вообще IT-гиганты готовы к какому-то диалогу.

- Правильно ли я понимаю, что применение статьи об оборотных штрафах будет являться действенным инструментом, привязанным к приземлению компаний? Потому что без этого как бы взыскать 10% или 20% с выручки невозможно? Существует механизм взыскания этих денег?

- Когда принималась норма об оборотных штрафах, мы консультировались с коллегами из соответствующих структур, в первую очередь – из Федеральной налоговой службы, которые нас уверяли в том, что это возможно администрировать: что данные о рекламе и обороте выручки являются открытыми, это можно проанализировать и посчитать исходя из объема рекламного контента.

- Как взыскать?

- Через судебное решение. Досудебный порядок, потом судебный порядок. Аргумент о том, что они не будут исполнять судебные решения, на наш взгляд, не состоятелен, потому что нам все равно надо формировать правовую и судебную, в том числе, базу. Сегодня не заплатили, завтра не заплатили, а послезавтра – заплатили. Но уже за все вместе и сразу.

 
Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
window.yaContextCb.push( function () { Ya.adfoxCode.createAdaptive({ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; } }, 1000); });