ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 21:17Заразились
на 26.01
В России 3 756 931+18 241В мире 99 722 272+527 867

Уголовное дело "Война"

Как СКР расследует преступления на юго-востоке Украины

Уголовное дело "Война"
Разрыв снаряда в небе над Донецком в феврале 2015 года
Фото: ТАСС, Александр Сидоров

Москва. 23 марта. INTERFAX.RU - Корреспондент "Интерфакса" выяснил в Следственном комитете России неизвестные и малоизвестные подробности расследований сложных уголовных дел, имеющих большой общественный резонанс и связанных с событиями на Украине. Это дела, в рамках которых расследуется 213 эпизодов преступной деятельность фигурантов.

В мае 2014 года Следственный комитет России возбудил первое уголовное дело по статье "применение запрещенных средств и методов ведения войны" (статья 356 УК РФ). Поводом для него стали обстрелы городов самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик, и гибель в одном из них российского журналиста и правозащитника, активиста правозащитного центра "Мемориал" Андрея Миронова и гражданина Итальянской республики, журналиста Андреа Роккели. По данным следствия, по их автомобилю, остановившемуся у блок-поста, открыли огонь из автоматов и минометов со стороны позиций Вооруженных сил Украины.

Трагедия произошла в ночь на 25 мая под Славянском, а уже 26 мая Организация безопасности и сотрудничества в Европе (ОБСЕ) потребовала тщательно расследовать гибель корреспондентов, не участвовавших в конфликте. Но представители Украины заявили, что не причастны к произошедшему в зоне антитеррористической операции. Россия же начала полномасштабное следствие.

- Российское законодательство предусматривает возможность привлечения к уголовной ответственности иностранных граждан даже в том случае, если они совершили преступление вне пределов Российской Федерации, но такие преступления направлены против нашей страны или ее гражданина, - объясняет Светлана Петренко, официальный представитель Следственного комитета России. – Либо в случаях, предусмотренных международным договором, если лица, совершившие преступление, не были осуждены в иностранном государстве. К маю 2014 года в СКР уже было несколько заявлений от россиян о противоправных действиях, совершенных в отношении них представителями новой тогда киевской власти. В частности, 18 мая 2014 года военнослужащие украинских вооруженных сил взяли в заложники граждан Российской Федерации, журналистов Олега Сидякина и Марата Сайченко. Их незаконно удерживали до 24 мая, причиняя, говоря протокольным языком, физические и психические страдания. К тому же офицеры вооруженных сил Украины продемонстрировали видеозапись ручного противотанкового гранатомета, и заявили, что корреспонденты везли его для ополченцев. В сложившейся тогда обстановке единственным способом установить истину должно было стать полноценное и объективное расследование, но скоро стало ясно, что украинская сторона обеспечить непредвзятость не сможет. У нас не оставалось другого выхода, кроме как самим начать следствие.

Журналисты Олег Сидякин и Марат Сайченко (слева направо) после освобождения из плена
Журналисты Олег Сидякин и Марат Сайченко (слева направо) после освобождения из плена
Фото: АР/ТАСС

Российским следователям оперативно удалось установить, что отдельные составные части гранатомета, который якобы из России привезли журналисты на юго-восток Украины, на самом деле были сделаны в Польше. Такие гранатометы поставлялись на Украину, а вот на вооружении российской армии таких комплектаций гранатометов не было. Более того, на продемонстрированных всему миру кадрах четко была видна маркировка, сделанная латиницей, но украинская сторона до сих пор настаивает на своей версии.

А затем информация о противоправных действиях Украины стала поступать в СКР из различных источников: и от российских журналистов, и от беженцев из юго-восточных регионов, и даже от граждан самой Украины, специально приезжавших в РФ. Уже 4 июня 2014 года в Следственном комитете было создано специальное управление по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны.

- Мы – юристы, и прекрасно понимаем, что расследование можно вести только законными методами. Процессуальные основания возбуждать и расследовать дела у нас есть: это явные нарушения основополагающих принципов международного гуманитарного права, что подтверждается, в частности, заявлениями потерпевших, - рассказывает официальный представитель СК России Светлана Петренко. - Более того, осознавая, насколько пристальное внимание к нашим действиям приковано во всем мире, мы не имеем права допустить даже малейших неточностей в своей работе. Это, конечно, создает огромные сложности – но и благодаря этому мы приобретаем уникальный опыт, тем более, что сотрудники СК России уже расследовали военные преступления, связанные с событиями августа 2008 года в Южной Осетии.

Сложности понятны: проводить следственные действия за пределами Российской Федерации без согласия другой стороны следователи просто не имеют права. Донецкая и Луганская республики – самопровозглашенные и по-прежнему не признанные. Де-юре это территория Украины. "Все направленные следствием запросы о правовой помощи по этому делу либо игнорируются, либо на них даются формальные ответы! Хотя по другим делам, которые находятся в производстве российского СК, украинские компетентные органы так не поступают", - уточняет Светлана Петренко.

Несмотря на Минские соглашения 2015 года украинская сторона продолжила военные действия против мирного населения Донбасса.

Из материалов следствия

В ходе опроса группы граждан Украины и самопровозглашенной Донецкой народной республики, самостоятельно обратившихся в СК России, получены данные о том, что в ночь с 27 на 28 октября 2016 года неустановленные следствием лица, используя артиллерийские и минометные системы, открыли огонь по жилым кварталам населенного пункта Макеевка. Анализ представленных фотографий и видеозаписей позволил установить, что всего было выпущено не менее 20 снарядов калибра 152 мм, не менее 60 снарядов калибра 122 мм, а также не менее 46 минометных мин калибра 120 мм. Добровольно выданные свидетелями вещественные доказательства, а именно осколки снарядов и мин, фрагменты стабилизаторов мин и следоносители (журналы и книги) приобщены к материалам уголовного дела.

Анализ имеющихся данных показывает, что артиллерийские и минометные системы, из которых велся огонь, находится в районе населенного пункта Каменка, находящегося по другую сторону линии разграничения.

Согласно полученным материалам в результате обстрела в тот день погибли 3 человека из числа мирного населения, а еще 10 получили ранения различной степени тяжести, среди них были и дети. Также получили повреждения шесть домостроений, в том числе детский сад.

По словам свидетелей и потерпевших, представителей вооруженных сил самопровозглашенной Донецкой народной республики в зоне обстрела не было, так как все они находятся значительно ближе к зоне разграничения.

Для установления всех обстоятельств упомянутого обстрела и других аналогичных фактов и определения круга подозреваемых следователями направлены несколько запросов о правовой помощи в адрес компетентных органов Украины. Ответ до настоящего времени не получен.

В марте 2017 года в Следственном комитете России в качестве свидетеля был допрошен житель ДНР. Он самостоятельно прибыл в РФ для того, чтобы дать показания. По его словам, 31 января 2017 года он находился дома, в поселке Коминтерново. В утреннее время он услышал начало стрельбы из артиллерийских систем, звуки выстрелов доносились со стороны линии разграничения. Примерно через 15 минут после начала обстрела сильный оглушительный взрыв, после которого его откинуло в сторону. Придя в себя, свидетель обнаружил, что оказался под завалом дома и почувствовал острую боль в левой височной области головы.

Затем допрашиваемый на попутном автотранспорте был доставлен в центральную больницу города Новоазовск, где ему оказали медицинскую помощь. Диагноз: "множественные резаные раны лба и височной области, закрытая травма грудной клетки, закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга".

Пострадавший добровольно передал следствию фотографии своего дома, сделанные им самим после выписки из больницы, а также фотографии, сделанные непосредственно после взрыва сотрудниками МЧС ДНР и его соседями.

Проведенными проверочными мероприятиями установлено, что причиненные повреждения нанесены артиллерийским снарядом калибра 152 мм. По данным потерпевшего и свидетелей, а также по результатам осмотра представленных фотоснимков можно сделать однозначный вывод, что было выпущено не менее 21 снаряда. Характер повреждений, особенности воронок и отчетливо видимые следы разлета осколков показывают, что снаряд был выпущен с расстояния нескольких километров с территории, подконтрольной ВСУ.

В результате артобстрела 31 января 2017 года жителю ДНР причинен тяжкий вред здоровью, а также материальный ущерб: полностью разрушены жилой одноэтажный кирпичный дом и хозяйственная постройка, находившиеся на принадлежащему лично ему участку земли. Данную информацию подтверждают иные очевидцы, проживающие по соседству.

В ходе опроса другого пострадавшего от этого же обстрела установлено, что 31 января 2017 г. он находился дома. Утром услышал начало стрельбы, а через некоторое время сильные взрывы за пределами двора. По окончанию обстрела вышел на улицу и проследовал к месту разрывов. При осмотре обнаружил разрушение хозяйственной постройки в результате прямого попадания боеприпаса, а также повреждение крыши и остекления одноэтажного дома.

В результате анализа полученных данных установлено время обстрела, направление обстрела, расстояние от линии разграничения до объектов, использованное вооружение – артиллерийская система, калибр 152 мм.

В настоящее время объем уголовного дела, возбужденного по статье 356 УК РФ "применение запрещенных средств и методов ведения войны" составляет более пяти тысяч томов. Проведено и проводится более 800 экспертиз, в том числе – военно-технические, судебно-трассологические, ситуационные, судебно-медицинские и психолого-психиатрические. В качестве свидетелей следователями центрального аппарата СКР и подчиненных главных следственных управлений и Следственных управлений по субъектам федерации допрошены более 140 тысяч человек. Потерпевшими признаны более 23 тысяч человек, в том числе – более 2,200 несовершеннолетних.

Жертвы

- Понимаете, когда огонь ведется по подразделениям вооруженных сил, по фортификационным сооружениям и по военной технике – это можно понять. Но огонь по гражданским объектам никак нельзя объяснить случайными попаданиями. По сведениям независимых международных организаций, полностью были разрушены около 20 тысяч гражданских объектов, не являющихся военными целями. Наибольшее количество обстрелов производится по гражданским объектам и мирному населению. Целенаправленно разрушаются объекты жизнеобеспечения: водонапорные станции, электроподстанции, больницы, поликлиники, школы и детские сады. Объяснение тому есть только одно – украинские силовики хотят уничтожить гражданскую инфраструктуру и поставить на грань выживания мирное население Донбасса. Для обстрелов применяют крупнокалиберную артиллерию, а это прямо запрещено международными договорами, в том числе Женевской Конвенцией 1949 года и дополнительным протоколом к ней, а также Минскими соглашениями, - говорит Светлана Петренко.

Самое тяжелое в расследовании этого дела – допрашивать несовершеннолетних. Это поколение детей Донбасса с младых ногтей видит смерть. И отношение у них к ней не такое, как у нас, выросших под мирном небом. У них подорвана психика, они не могут спокойно спать, каждый день ожидая обстрелов. Никакая сложная международная обстановка, никакие санкции и разногласия внутри государства не могут оправдать такое жестокое отношение к населению и психологические травмы, причиненные детям. И страшно, что в том числе дети после обстрелов находят осколки или остатки боеприпасов, неразорвавшихся снарядов, они фактически живут на войне, у них нет детства.

Ребенок у жилого дома, который пострадал в результате обстрела Первомайска. Ноябрь, 2014 год.
Ребенок у жилого дома, который пострадал в результате обстрела Первомайска. Ноябрь, 2014 год.
Фото: ТАСС, Станислав Красильников

Среди погибших и раненых – люди, пережившие Великую Отечественную. И те, кто родился уже в XXI веке. Вся их вина только в том, что они считают себя даже не русскими – русскоязычными. И, когда в 2014 году новая Киевская власть в дополнение к полному обнищанию начала принимать решения о запрете родного языка и полном переходе "на мову" — это и стало просто последней каплей. Ведь до этого несколько месяцев целенаправленно разрушалась наша общая история – идущая еще от Киевской Руси. Подвиги, которыми гордились, высочайше было велено считать преступлениями, а живодер Степан Бандера, прославившийся убийствами мирных людей, был объявлен национальным героем. "Власти Киева в тот момент уже имели на руках социологические опросы, в которых от 50 до 70 процентов местных жителей официально заявляли, что их родной язык – русский. И в тот момент, момент сильнейшей политической бури, решение о дерусификации всех областей, в том числе – традиционно русскоязычных, не могло вызвать иной реакции у местных. Не понимать этого было нельзя", - говорит официальный представитель ведомства.

В распоряжении СКР есть данные о применении киевскими властями запрещенного оружия: так, в пробах грунта, привезенных с территории ДНР и ЛНР свидетелями очень странных пожаров, обнаружены следы зажигательной смеси, известной как Н-17, - именно она пришла на смену печально знаменитым "белому фосфору" и напалму. Этот состав прожигает человека насквозь, а потушить его нельзя никаким известным ныне способом. При попадании на тело даже небольшого количества Н-17 человек испытывает жуткие мучения и часто обречен на медленную мучительную смерть. Десятки свидетелей рассказывали о горящих жилых домах, которые буквально расплавлялись – косвенное доказательство применения запрещенной зажигательной смеси. Судебно-химическая экспертиза позже подтвердила слова пострадавших.

"Применение указанного оружия противоречит нормам международного права, в частности Конвенции "О запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие" (Женева, 10.10.1980) и дополнительного протокола "О запрещении или ограничении применения зажигательного оружия" - говорит Светлана Петренко.

Цифровые доказательства

Казалось, что запрет на проведение следственных действий на чужой территории сделает невозможным расследование преступлений. Но практика показала – нет ничего невозможного.

- В современном мире нужную информацию получать просто. Даже фотографии, сделанные на телефон, по сути являются вещественными доказательствами, несущими неопровержимые данные. Но информацию следователи получают и от жителей самопровозглашенных республик, и из социальных сетей, и средств массовой информации. Эксперты, изучая фотографии с мест происшествий, показания свидетелей и потерпевших, и привязывая их к картам, получают направление и дальность обстрелов. При этом украинские власти публично говорят о заслугах военнослужащих, участвующих в этих операциях, сами военные также не скрывают это, активно говоря об этом в социальных сетях. Все это дает возможность даже в отсутствие правовой помощи от Украины определить круг лиц, причастных к совершению преступлений. Да, все материалы нуждаются в перепроверке. СК России готов представить доказательства военных преступлений украинских силовиков международным судебным инстанциям, готовым непредвзято и объективно во всем разобраться. Хотя в деле нет ни одного протокола осмотра места происшествия – наши следователи не могут работать за границей, все материалы уголовного дела, в том числе вещественные доказательства получены с соблюдением требований действующего законодательства. С выводами российского следствия согласится любой следователь из любой страны мира, – утверждает Светлана Петренко.

Возможность заочного расследования уголовного дела предусмотрена российским уголовно-процессуальным законодательством, но она применяется не часто. Именно расследование этих уголовных дел позволяет получить уникальный и следственный, и судебный опыт. Но дополнительно к этому дает практику общения с зарубежными правоохранительными органами. И умение правильно оценивать международные процессуальные положения. "Нельзя говорить, что дела политически ангажированы - от политики следствие далеко, у нас свои задачи и свои приоритеты. Но за подобными делами всегда пристально следит международное сообщество и информационное, и политическое. Это само по себе можно расценивать как давление - давление ответственности", - говорит Петренко.

Последствия обстрела Донецка. Январь 2015 года.
Последствия обстрела Донецка. Январь 2015 года.
Фото: АР/ТАСС

Сейчас, почти четыре года спустя после возбуждения самого первого дела, можно и нужно подвести предварительные итоги.

Следствием определены основные виды совершаемых на юго-востоке Украины преступлений. Это убийство двух и более человек, совершенное общеопасным способом, применение запрещенных средств и методов ведения войны, похищение человека, участие в незаконных воинских формированиях, наемничество, воспрепятствование законной деятельности журналиста и некоторые другие. Установлена причастность к противоправным действиям более 70 представителей силовых структур Украины, в том числе министра обороны Украины Степана Полторака, его заместителей, начальника генерального штаба Виктора Муженко, а также его первых заместителей и заместителей, должностных лиц, осуществляющих руководство разведкой, сухопутными войсками и воздушными силами, в том числе специальными операциями, а также командиров отдельных частей и подразделений Вооруженных сил Украины, Национальной гвардии и добровольческих националистических батальонов.

Список можно продолжать: в нем и командиры, отдававшие приказы – и солдаты и сержанты, запускавшие ракеты и ведшие артиллерийский огонь по мирным домам. В нем – летчики ВСУ, бомбившие поселки, и снайперы, стрелявшие по женщинам, старикам и детям. В нем депутаты Верховной рады, требовавшие геноцида, и украинский врач Чернов, призывавший оставлять раненых солдат без помощи.

По этим уголовным делам уже осуждены несколько человек. Самая известная из них, безусловно – лейтенант ВСУ, боец добровольческого батальона "Айдар" Надежда Савченко. На основании собранных СКР данных суд установил, что она была наводчиком – и именно она указала в качестве целей артиллеристам группу гражданских лиц. При этом достоверно зная, что это – мирные граждане.

Милый доктор

История врача Чернова заслуживает короткого отдельного рассказа.

20 июня 2016 года анестезиолог Енакиевской городской больницы №7 Александр Чернов в интервью телевизионным журналистам призвал всех врачей Украины тайно вводить русскоговорящим раненым лекарства, которые не предназначены для лечения, но вызывают смерть. Не яды, а именно лекарства – специально, чтобы эксперты не могли установить факт убийства. А 4 июля на своей страничке в социальной сети призвал убивать несовершеннолетних детей – вся вина которых была лишь в том, что они держали в руках флаги ДНР.

Следственный комитет не мог не отреагировать. В отношении Чернова было возбуждено уголовное дело, его объявили в розыск. Информация об этом опубликована в СМИ. Чернов почти год молчал – и вдруг в июле 2017 опубликовал в социальных сетях несколько фотографий, которые были сделаны на фоне достопримечательностей Санкт-Петербурга. При этом он утверждал, что будучи обвиняемым беспрепятственно посетил Россию. Следователи СК понимали, что в ситуации, когда человек объявлен в розыск, приехать в страну незамеченным невозможно, и в действительности Чернов не посещал Россию. Однако для того, чтобы опровергнуть эти доводы сотрудниками СК России по данному факту незамедлительно были проведены проверочные мероприятия, в том числе в Санкт-Петербурге. Были осмотрены эти же места, сделаны аналогичные снимки. Выяснилось, что все до одной опубликованные им фотографии были сделаны до начала вооруженного конфликта на Украине.

Какие бы политические ветры не проносились над миром, но призывы убивать детей и добивать раненых во всех странах мира считаются подлостью. Жаль, что человек самой мирной профессии, а уж тем более анестезиолог-реаниматолог, не смог этого понять. Так поступали только нацисты, да и то – не все.

Последствия обстрела Славянска. Июнь 2014 года.
Последствия обстрела Славянска. Июнь 2014 года.
Фото: АР/ТАСС

Доморощенные

Есть в производстве управления по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны, еще одна группа уголовных дел. Все они касаются россиян, выехавших на Украину и принимающих участие в деятельности запрещенной на территории России организации "Правый сектор", либо принимающих участие в боевых действиях в качестве наемников.

Следствием установлен ряд граждан РФ, которые, как сами говорят, "по зову сердца симпатизируют идеям современного национализма". Причем русские по рождению, они выехали на Украину, где принимают участие в деятельности запрещенной в РФ экстремистской организации "Правый сектор", в том числе участвуют в боевых действиях. Вот такое странное понимание этой философии – хотя, по сути, просто реинкарнация нацизма, говорит Светлана Петренко.

Всем этим гражданам заочно предъявлены обвинения. Как только эти молодые люди пересекут границу, так сразу будут задержаны. Доказательств хватает: все они активно публикуют в интернете свои фотографии в форме, да еще и на поле боя, сопровождая их подробными комментариями. Кто-то из них принимает участие в боевых действиях в военизированных подразделениях "Правого сектора", так называемый ДУК – добровольческий украинский корпус, а некоторые занимают командирские должности.

Еще несколько лиц являются фигурантами уголовных дел о наемничестве. Вступив в националистические батальоны, они стали получать за это деньги. Например, вынесен заочный приговор россиянину А.Широбокову: он в составе добровольческого батальона "Азов" принимал участие в боевых действиях против народного ополчения самопровозглашенных республик, получая за это вознаграждение. Также заочно направлено в суд уголовное дело в отношении москвича Р.Железнова, ранее судимого за хулиганство, выехавшего на территорию Украины и вступившего там в один из добровольческих батальонов "карателей", - рассказывает Светлана Петренко.

Нужен мир

К уголовным делам о события на Украине можно относится по-разному. Кто-то говорит о незаконности следствия, кто-то считает их "политическим заказом", а кто-то – продолжением экономических войн. Но все материалы, с которыми удалось познакомиться корреспонденту, свидетельствуют: российские следователи расследуют только факты реальных преступлений. Ими собрано большое количество улик, которые говорят в том числе о том, что против мирных жителей самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик используют тяжелое вооружение: реактивные установки, крупнокалиберные артиллерийские системы, кассетные боеприпасы и бомбы с "белым фосфором". Оценку этим уликам должен дать суд.

Но сегодня обеспечить жителям юго-востока Украины правосудие не может никто. Ни одна сторона. Ни даже международные организации.

Для этого нужен мир.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');