ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 19:13Заразились
на 18.09
В России 1 091 186+5 905В мире 30 078 889+314 834

Примаковские чтения: Россия и постковидный мир

Примаковские чтения: Россия и постковидный мир
Онлайн-сессия "Примаковских чтений"

Москва. 29 мая. INTERFAX.RU - Научно-экспертный форум "Примаковские чтения", как ежегодная международная встреча экспертов в сфере международных отношений и мировой экономики, берет свое начало в 2015 году. О его авторитете свидетельствует тот факт, что он входит в первую десятку международных форумов, собирая на свои заседания сотни ведущих специалистов со всего мира. В этом году пандемия коронавируса внесла свои изменения. Как и все международные встречи и конференции, форум пройдет в онлайн режиме.

Но в этот раз он предстал и в новом варианте - как совместный проект ИМЭМО РАН и "Интерфакса". В рамках проекта, который реализуется при поддержке Фонда Горчакова, на площадке агентства состоится серия онлайн встреч экспертов, политических и общественных деятелей для совместного обсуждения актуальных проблем, международных отношений и мировой экономики в период кризиса.

Тема первой онлайн сессии - "Мировой порядок: структурная трансформация". В ней приняли участие: Алексей Арбатов - руководитель центра международной безопасности ИМЭМО РАН; Александр Дынкин - президент ИМЭМО РАН, академик РАН; Федор Лукьянов - главный редактор журнала "Россия в глобальной политике", председатель президиума неправительственной организации "Совет по внешней и оборонной политике. Вел сессию Михаил Швыдкой, специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству.

Сообщает наш специальный корреспондент Вячеслав Терехов.

Открывая форум, Михаил Швыдкой сказал, что конференция "Примаковские чтения" посвящается обсуждению сегодняшних проблем нашей жизни: экономическим, политическим, в какой-то степени гуманитарным.

Естественно, эта площадка предполагает обсуждение экономических проблем, которые волнуют нас сегодня "не меньше, чем пандемия". Понятно, что к многим экспертным соображениям мы относимся так же, как к прогнозам погоды, которые меняются регулярно. И в этом смысле экспертные прогнозы имеют всегда некоторые границы и, тем не менее, есть проблемы, которые связаны не только с пандемией, они связаны с переходом от одной исторической эпохи к другой и одного тысячелетия к другому. Здесь можно делать прогнозы куда более длительные и в значительной степени более реалистичные.

Сегодня мы будем говорить о проблемах новой политической геометрии, потому что ясно, что она начала формироваться задолго до пандемии, и пандемия лишь обострила и ускорила какие-то новые понимания этой политической геометрии. Мы будем говорить о том, изменились ли те угрозы, которые были 10 лет тому назад, и которые были в XX веке, и насколько они актуальны сегодня. И это тоже очень важный вопрос.

И мы будем, конечно, говорить о той системе международных договоров, насколько они важны сегодня, насколько к ним серьезно относятся. Выход США из многих важных договоров, конечно, является серьезным знаком изменения отношения к политической договорной системе.

Выживет сильнейший?

Все выступающие были едины в том, что сегодня биполярное расстройство мировой системы становится очевидным. Китай в последнее время во многом изменил свою риторику в политике. У них стали звучать в риторике не только стремления к экономическому, но и к военно-политическому лидерству. В Соединенных Штатах с приходом Дональда Трампа усилился акцент на величии Америки. По мнению академика Дынкина, "администрация Трампа хочет вернуться к своему предложению о том, что выживет в мире без правил сильнейший". Эту же мысль расширил и Федор Лукьянов, напомнив, что в прошлом веке при всей конфронтации действовало "большое количество правил поведения, которые в общем соблюдались…, а сейчас идет анархическое преследование собственных интересов".

На мировой арене возник голос Китая, который явно заявляет о стремлении не только к экономическому, но и военно-политическому лидерству. Вместе с тем, как отмечает академик Дынкин, Китай понимает, что он еще не создал свою "систему технологического доминирования", и потому "пытается договорится и уступить". Об этом свидетельствует Соглашение о снижении торговых ограничений, по которым обязательств Китая несравнимо больше, чем американских. И если перевести эти параграфы на язык спортсменов, то получится 21:1 в пользу Белого Дома. Но и американцы понимают это, как и то, что Китай будет вытаскивать мировую экономику из кризиса. Поэтому американские компании получают массу преимуществ и разрешений на покупку крупнейших финансовых компаний Китая. Заметно уменьшается американский торговый дефицит. Китайский экспорт в США упал на 26%, импорт из США сократился только на 1,3%.

И вот на этом фоне Белый дом публикует стратегический подход США к КНР. Там однозначно формулируется политика сдерживания Китая в экономике, в идеологии и в безопасности. Причем обвиняют Китай в том, что их идеология базируется на марксизме-ленинизме, на что раньше не обращали внимание. Докладчик на основании этих и других примеров подчеркивает, что возникает структурная асимметрия: Китай ищет компромиссы, а США хотят остановить, затормозить его рост, а отнюдь не договариваться. И эта асимметрия – это часть постковидного мирового порядка и, наверняка, она очень опасна. Но Китай все-таки остается огромным рынком, и Трамп, если заинтересован в поддержке американского бизнеса, не может это не учитывать. "Поэтому возникает вопрос, какой тренд возобладает? Компромисс ради выхода из рецессии или стратегическая конкуренция?" Докладчик считает, что "ответ на этот вопрос мы узнаем достаточно скоро – после президентских выборов в Соединенных Штатах".

Что касается Европы, то пандемия обнажила там историческую асимметрию между европеизацией ценностей и национализацией интересов. Очередная попытка вывести новую общность "европейский народ", отмечает академик, пока не увенчалась успехом. "Национальная идентичность и историческая память различаются".

Правда другой выступавший, Федор Лукьянов, считает, что национальные интересы и раньше существовали, "просто были встроены в межнациональные структуры и их использовали, а теперь им уже это стало не выгодно".

Естественно, все докладчики не могли не поставить вопрос, выгодно ли такое биполярное расстройство мирового порядка России? Ответы сходятся: нет!

Академик Дынкин: "США и Китай выйдут сильно ослабленными из кризиса, как и все остальные. Но, что важно, эти две страны утратили свои потенциалы "мягкой силы", поэтому однозначно занимать ту или другую сторону для России сегодня было бы опрометчиво. Россия с 3% мирового ВВП, естественно, не может претендовать на глобальное лидерство, хотя сохраняет стратегический паритет с Соединенными Штатами и лидерство в большинстве оборонных технологий по отношению к Китаю.

Наши отношения с Китаем сегодня я бы определил формулой "никогда против друг друга, но и не всегда вместе". На мой взгляд перед Россией открывается новая роль, роль ведущей балансирующей державы. Такое изменяющееся партнерство Россия опробовала в Ливии и Сирии. Но эту же балансирующую политику можно опробовать и на мировой арене! Например, по вопросам безопасности, кроме как с Соединенными Штатами, говорить ей не с кем. По вопросам экономики, технологии и культуры, образования - естественно, с европейскими странами: с Германий, Италией, Францией.

Конечно, в Европе существуют и фронтовые государства, те, которым нравится их антироссийский статус. Это пояс от Бухареста до Таллина. За это они получают финансовые, политические, военные и другие инвестиции. Лишить их питательной среды можно лишь найдя компромисс по Донбассу. Без украинского кризиса эти евро-тинэйджеры окажутся в вакууме. Та вакханалия "войн памяти", которую они затеяли, встретила отпор даже в ФРГ. Конечно, надо укреплять отношения с Индией, Японией, и новым экономическим гигантом – Индонезией".

Пандемия пройдет, а ядерное оружие останется

По-своему подошел к ответу на все эти вопросы академик Алексей Арбатов. "Пандемия раньше или позже пройдет, а ядерное оружие останется. И вместе с ядерным оружием сохранится и угроза ядерной войны. И если это, не дай Бог, произойдет, то, что мы сейчас переживаем в связи с коронавирусом, покажется нам мелкими неприятностями", считает он. Арбатов обратил внимание на выход США из важнейших договоров и соглашений касающихся вопросов разоружения. Особо он заострил свое внимание на Договоре о нераспространении ядерного оружия, назвав его самым универсальным договором из всех касающихся разоружения. Он напомнил, что в нем участвуют почти все страны ООН – 191 государство.

"Благодаря этому Договору, - сказал он, - у нас сейчас в мире девять ядерных держав, а не 30, как это предсказывалось". Но, при этом он заметил, что в Вашингтоне ведутся серьезные разговоры даже о выходе из Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Он был заключен в 1996 году, на его подготовку ушло 30 с лишним лет. Это величайшее достижение и с 1996 года ни одна страна, кроме Северной Кореи, не проводила ядерных испытаний. Но Северная Корея, начиная с прошлого года, тоже прекратила эти испытания.

Если США выйдут и начнут эти испытания, то рухнет не только этот Договор, но и Договор о нераспространении ядерного оружия, потому что они очень тесно связаны. И если это произойдет, то мир, по его мнению, после пандемии может быть отброшен в 50-е годы, когда не было никакой системы контроля над ядерными вооружениями. "Практически мир дошел сегодня до Карибского кризиса. И трудно сказать, сможем ли мы избежать нового кризиса, как нам удалось избежать его в 1962 году".

Появились новые политики, которые, "не знают опыт тяжелейшего пути построения системы контроля над вооружениями. Они не понимают и совершенно не ценят эту систему. Она досталась им "на блюдечке с голубой каемочкой", и они играют ею, как теннисным мячом"!

"И Трамп, в первую очередь, относится к таким людям. Сейчас он из-за непонимания разрушает экономические и другие соглашения, а также разрушает и эту систему. Считает, что без ограничений США, благодаря своему экономическому и техническому потенциалу, все равно будут впереди всех. Но он не понимает, что США были впереди всех в 50-х и 60-х годах, но чуть не погибли в 62-м. К чему мы таким образом идем? Мы идем к самой опасной тенденция современности - к сползанию к новой биполярности".

Новая биполярность нужна России?

И Алексей Арбатов, таким образом, подошел к ответу на общей вопрос: насколько опасна и нужна ли России новая биполярность? Какой она будет? Кто там будет играть роль полюса?

Руководитель Центра международной безопасности считает, что для России она будет опасна вдвойне. Он объяснил почему: "...Россия в такой системе будет в самом уязвимом положении. В годы "холодной войны" была биполярность, был СССР, США и их союзники. И Москва, как минимум, была одним из полюсов. Она контролировала события в современном мире вместе с американцами. В нынешней биполярности Москва не будет одним из полюсов. Китай будет одним из полюсов. Россия может оказаться в положении, когда будет интересовать Китай. Но нельзя рассчитывать, что с Китаем всегда будет замечательно. Не всегда вместе – это правильно, но у Китая тоже есть свои на этот счет воззрения". Арбатов напомнил об одном разговоре с китайским коллегой. Тот произнес тогда такую фразу: "У Китая самое большое население, у России – самая большая территория в мире. Мы органически дополняем друг друга".

Как понять ее? Все забыли, продолжал он, что еще 50 лет тому назад мы воевали с Китаем, и тогда Советский Союз официально в своей программе объявил, что Китай является самой большой угрозой в мире. Не США, а Китай. По мнению академика, "России необходимо соблюдать дистанцию: нельзя бросаться из крайности в крайность. То у нас Китай – самая большая угроза мира, то он у нас – стратегический союзник или партнер".

"Стратегический союзник – это тогда, когда он готов своих солдат послать воевать за интересы вашего союзника и наоборот. Сегодня нет такой ситуации. Нам надо максимально в нынешней ситуации играть роль независимого центра сил. Да, у нас с Китаем есть общие интересы, но у нас есть общие интересы и с Европой, с Индией, и с США даже есть общие интересы. И вот в этой системе наша главная задача сейчас состоит из двух компонентов. Первое – предотвратить возникновение новой биполярности, при которой Россия будет не только в уязвимом положении, но и не сможет контролировать события. Второе – сохранить систему контроля над вооружениями".

"Американцы сейчас говорят о необходимости подписать новый договор о стратегических вооружениях с участием Китая. Предложили Китаю, но он отказался, и Россия поспешила Китай поддержать. Но зачем это нужно? Мы на протяжении 10 лет говорим, что пора переходить от двустороннего к многостороннему контролю, имея в виду и Китай, и другие ядерные державы. Это нельзя делать сразу. Следующий договор по СНВ, если он будет, то будет, скорее всего, двусторонним. Но нужно вести переговоры о многостороннем контроле, в том числе и с участием Китая, потому что ситуация складывается так, что если Китай категорически и надолго откажется, развалится все и, конечно, договор, который еще нужно спасать".

Отвечая на один из вопросов, Арбатов сказал, что для того, чтобы сейчас усадить за стол переговоров по СНВ Китай, нужно ему дать право в пять раз увеличить количество своих стратегических носителей и в десять раз свои стратегические ядерные боеголовки. Силой усадить Китай за стол переговоров нельзя. Его можно только заинтересовать такой моделью договоренности, которая будет ему выгодна.

И хотя все остальные докладчики молчали, но казалось что в воздухе висит следующий вопрос: тогда начнется новая и безудержная гонка вооружений и кому она нужна?

В разговор вступил ведущий Михаил Швыдкой. Он обратил внимание, что сегодня есть еще одна проблема. "Сегодня все боятся пандемии, но никто не боится войны. Все легко говорят о войне и с придыханием говорят о пандемии. Что она нас всех "сожрет". Это медийная проблема, потому что война, особенно ядерная, перестала быть символом страшной угрозы". И в этом смысле России, конечно, необходимо искать правильную конфигурацию на этом стабилизирующем поле, подчеркнул Швыдкой.

Мир впал в ступор

Главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов в своем выступлении заметил, что сейчас вроде бы ничего такого не происходит, а при этом весь мир впал как бы в ступор. "А раньше, что бы ни происходило, главным было – лишь бы не было войны. Раньше, что бы ни происходило, мы все-таки все в мире жили в одних условиях. Современный мир сегодня характеризуется тотальной разобщенностью и одновременно взаимосвязью. Общей фразой стало "да, это очень важное событие, оно ничего принципиально не меняет, все, что было – все это усугубится, и будет так же, но хуже". Это правильная оценка. Все те деструктивные и центробежные события и тенденции – они резко усугубились. При этом понятно, что идея о мире без правил – она тоже весьма распространена, но, мне кажется, что ощущение обвала – оно связано, прежде всего, с тем, что мы в силу очень упорядоченной мировой политики в середине прошлого века и до первых лет этого века, мы очень к нему привыкли".

Упорядоченность, продолжал он, действительно была высокой, и несмотря на все крайне опасные проявления, которые несли с собой "холодная война" и ядерное противостояние, существовало много правил поведения, которые в общем соблюдались. А сейчас, когда это перестает соблюдаться, мы ощущаем большую угрозу и растерянность, ибо упорядоченные действия – это малое исключение в жизни. "Обычное состояние международной системы – это анархическое преследование собственных интересов. И Трамп это резко усугубил".

Говоря о конфликте между США и Катаем, он пояснил, что "попытка кого-то перейти на сторону страны, которая является явным претендентом на мировое господство, не может происходить без конфликта с тем, кто это господство не хочет допустить. И думать, что можно выйти из этой ловушки и сделать так, что они выстроят отношения, основываясь прежде всего, на основе взаимной выгоды – не получилось и не могло получится". Он считает, что этот процесс будет продолжаться, но "он не будет обвальным, ибо этот путь не выгоден и Америке, а он будет достаточно продленным".

Но если говорить о биполярности, которая может наступить – она, по его мнению, будет совсем не такой, как мы представляем себе, основываясь на опыте второй половины XX века. Тогда соперничество СССР и США служило в какой-то степени фактором стабилизации отношений, они выстраивали баланс. "Сейчас этого нет. Китай в силу специфики своего мировоззрения, не представляет никакого идеологического вызова США и Западу и действует в той же парадигме капиталистической экономики, что и Соединенные Штаты".

И это опасно, так как напоминает причины войн предыдущей эпохи империализма.

Новости

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');