ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 19:24Заразились
на 31.03
В России 2 337+500В мире 782 365+62 248

Заявление Банка России: Времена меняются, и ставка меняется вместе с ними

Заявление Банка России: Времена меняются, и ставка меняется вместе с ними
Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина
Фото: Станислав Красильников, ТАСС

Москва. 7 февраля. INTERFAX.RU - Банк России, который еще в декабре подчеркивал, что готовность рассматривать дальнейшее снижение ставки - это вовсе не обязательство сделать это уже в феврале, не просто вновь смягчил денежно-кредитную политику, но и сопроводил свое решение категорически мягкой риторикой. ЦБ не ограничился "голубиным" сигналом, он прозрачно намекнул, что пришли "голубиные" времена.

В результате снижения с 6,25% до 6% ставка пришла к нижней границе диапазона нейтральности. Если не пересмотреть сам диапазон (а пока, по словам главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, для этого оснований недостаточно), при следующем снижении ставки ДКП трансформируется в стимулирующую.

Именно этому было посвящено необычное отступление в традиционной "опорной" речи председателя Банка России.

"Считаю важным отдельно обратить внимание на следующее. С 2015 по 2019 год макроэкономическая политика - как денежно-кредитная, так и бюджетная - во многом определялась необходимостью адаптировать нашу экономику к резкому изменению внешних условий, которое произошло в 2014 году. Необходимостью повысить степень макроэкономической стабильности, ценовой стабильности, бюджетной устойчивости, снизить зависимость экономики от конъюнктуры сырьевых рынков и геополитических рисков. На сегодня эта задача в основном решена. Период адаптации завершен. Произошла бюджетная консолидация, и даже имеется некоторое пространство для проведения стимулирующей бюджетной политики", - впервые в заявлении после опорного заседания, которое строится обычно по более или менее стандартной схеме, Набиуллина прибегла к столь масштабным обобщениям. Ни в одной из предыдущих речей председателя после совета момент "смены вех" не подчеркивался столь явно. Логичным продолжением этого пассажа стали слова о том, что фактически уже на следующем заседании, в марте, ставка с высокой долей вероятности может опуститься ниже 6%, пробив границу нейтральности.

"Что важно отметить сейчас, когда ключевая ставка находится на нижней границе оцененного нами диапазона нейтральности: эти границы - ни верхние, ни нижние - никоим образом не задают пределы для возможного движения ключевой ставки вверх или вниз. Если этого будет требовать наша оценка инфляции и экономической ситуации - ключевая ставка может находиться ниже границы нейтрального диапазона. Это будет означать мягкую денежно-кредитную политику", - сказала Набиуллина.

Другая ее фраза отсылала к возобновившимся в последние дни разговорам о попытках правительства влиять на денежно-кредитную политику (поводом послужило заявление первого вице-премьера Андрея Белоусова, который в первом же своем публичном выступлении в новом статусе сообщил о механизме консультаций с Центробанком по вопросам макроэкономической стабильности).

"Мы ни в коей мере не можем себе позволить легкомысленно обращаться с достижениями прошедших пяти лет. Эти достижения создали фундамент для проведения эффективной контрциклической макроэкономической политики", - сказала Набиуллина, не уточнив, впрочем, кто к этому легкомыслию пытается Банк России подтолкнуть. В любом случае, эта чеканная формула вполне сойдет за заочный ответ самому преданному критику ЦБ Олегу Дерипаске, который в одном коротком абзаце, характеризующем ДКП, уместил слова "подножка", "мина" и "грабеж".

ДКП вырабатывает иммунитет

Это шестое снижение ключевой ставки за нынешний цикл смягчения денежно-кредитной политики, к которому ЦБ перешел после того, как инфляционные риски из-за повышения НДС и других факторов не реализовались в полной мере. Первое снижение ЦБ предпринял в июне, следующее - в июле, третье - в сентябре, четвертое - в октябре, пятое - в декабре. Все предыдущие шаги были по 25 б.п., кроме октябрьского, когда ЦБ снизил ставку сразу на 50 пунктов.

Большинство аналитиков ожидали от регулятора именно такого шага на фоне продолжающегося замедления инфляции, хотя участники финансового рынка, согласно опросу ACI Russia, склонялись к неизменности ставки. Единственным значимым фактором, который мог поставить смягчение денежно-кредитной политики на паузу, назывались неопределенность и волатильность, вызванные китайским коронавирусом. Впрочем, он же мог рассматриваться и как дополнительный аргумент в пользу снижения ставки: ведь падение спроса и цен на товары российского экспорта из-за последствий вируса чревато новым торможением экономики.

В заявление ЦБ коронавирус вошел - став, вероятно, первым медицинским термином в истории жанра. И вошел именно как проинфляционный риск, впрочем, без специального акцента, скорее в режиме "через запятую". В последующих комментариях глава ЦБ также была сдержанна в оценках эффекта эпидемии.

"Ситуация с коронавирусом отражается как на экономике отдельных стран, так и на мире в целом. Если говорить о России, то влияние на нашу экономику в текущий момент мы оцениваем как незначительное", - сказала Набиуллина. По словам главы ЦБ, на мировую экономику коронавирус окажет влияние наряду с ходом торговых переговоров США и Китая.

Перед февральским заседанием ЦБ не давал рынку новых сигналов. Еще в середине января первый зампред Банка России Ксения Юдаева повторила декабрьское заявление регулятора о будущей направленности ДКП: при развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом ЦБ будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в первом полугодии 2020 года.

Новый сигнал регулятора - "При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России допускает возможность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков". В глоссарии ЦБ "на одном из ближайших заседаний" означает - на одном из трех предстоящих заседаний совета директоров. Однако в формулировку "на ближайших заседаниях" заложен иной смысл.

"Эта фраза, если вы посмотрите, когда мы ее использовали, означает, что есть относительно высокая вероятность снижения ставки на следующем заседании", - пояснила Набиуллина, подчеркнув, впрочем, что оно не гарантировано.

ЦБ неуловимый

Решение ЦБ снизить ключевую ставку на 25 базисных пунктов было ожидаемым для большого количества макроэкономистов. Между тем, заметное смягчение риторики регулятора относительно декабря и достаточно четкий сигнал о возможности понижения ключевой ставки по итогам следующего совета директоров ЦБ в марте стало для экспертов неожиданностью.

Как считает главный экономист ING Bank по РФ Дмитрий Долгин, само снижение в феврале - не сюрприз, многие его ожидали. Сюрпризом первого в этом году заседания совета директоров ЦБ по ставке оказался сильный сигнал регулятора о готовности к дальнейшему смягчению ДКП.

"Был довольно сильный сигнал о продолжении смягчения ДКП, и Набиуллина подтвердила на пресс-конференции, что есть высокая вероятность снижения ключевой ставки даже на ближайшем заседании в марте. И тут ключевой момент в том, что все это происходит без улучшения прогноза по инфляции (он сохранен на уровне 3,5-4% - ИФ). Это означает, что ЦБ дает понять, что он согласен с тезисом о том, что реальные ставки в российской экономике слишком высоки, и этот подход требует пересмотра", - сказал Долгин.

"ЦБ снизил ключевую ставку на 25 базисных пунктов - до 6,00%. В целом вероятность этого события была достаточно велика: около половины участников рынка ожидали снижения ставки. Более важным был тон самого заявления. Вопреки ожиданиям риторика сменилась с относительно более нейтральной до очень мягкой. Риски неопределенности бюджетной политики, в особенности дополнительных соцрасходов, были переоценены в меньшую сторону", - пишут экономисты Citi по РФ Иван Чакаров и Артем Заигрин.

"Банк России удивил нас снижением ключевой процентной ставки на 25 базисных пунктов - до 6,0% (мы ожидали увидеть это значение только в марте). Но что еще более важно, так это мягкий тон заявления регулятора: ЦБ больше не желает занимать выжидательную позицию и готов стимулировать экономику", - говорится в комментарии экономиста "Ренессанс Капитала" по РФ и СНГ Софьи Донец.

Как отмечается в обзоре экономиста Morgan Stanley Алины Слюсарчук, формулировка ЦБ относительно будущей направленности ДКП стала еще мягче. "Регулятор заявил, что "допускает возможность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях", в то время как в декабре - "Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в первом полугодии 2020 года", - пояснила она.

Между тем главный экономист "ВТБ Капитала" по РФ и СНГ Александр Исаков считает, что не стоит переоценивать важность сигнала ЦБ относительно дальнейшей траектории изменения ставки.

"Действительно, сигнал относительно мартовского заседания был достаточно мягкий, но его нужно воспринимать осторожно. Если посмотреть исторически, то сигналы ЦБ не очень жестко предопределяют то, что происходит в дальнейшем. Например, можно вспомнить все заседания второй половины прошлого года, когда Банк России последовательно подавал сигнал о том, что снижение, возможно, будет на одном из трех заседаний, а потом снижал каждый раз. Или есть противоположные эпизоды, когда Банк России подавал сигнал о том, что снижение произойдет, а оно не происходило. Так что главными будут фактические данные, которые выйдут по инфляции за февраль в марте. Наш базовый сценарий состоит в том, что они снизят в марте на 25 базисных пунктов, после этого возьмут некоторую паузу", - сказал Исаков.

Инфляция довлеет над ставкой

По мнению главного экономиста Альфа-банка Наталии Орловой, решение по ставке было продиктовано, главным образом, более быстрым в сравнении с ожиданиями замедлением годовой инфляции. При этом важный негативный фактор связан с тем, что это замедление в основном произошло из-за слабого роста цен в непродовольственном сегменте, который составил 0,2% относительно декабря - самый низкий уровень за январь с 2010 года, отметила эксперт. "Это говорит о том, что, несмотря на ускорение роста ВВП РФ, конечный спрос не является достаточно сильным и может способствовать сохранению слабой инфляции в непродовольственном сегменте в ближайшие месяцы", - пишет Орлова.

Главный экономист Газпромбанка Сергей Коныгин тоже считает, что снижение ставки было продиктовано снижением инфляции, а также инфляционных ожиданий населения в начале года.

"С учетом данных по инфляции за январь, решение ЦБ было ожидаемо. Более того, я думаю, что на самом деле сам прогноз Банка России по инфляции, несмотря на то что он остается сейчас без изменений, изменится в будущем. Просто Банк России предпочитает не менять свои оценки по инфляции на слишком маленькую величину, но явно январская цифра не соответствует тем ожиданиям, которые сложились в декабре прошлого года. Возможно, как в предыдущем году, будет такой догоняющий пересмотр прогнозов", - сказал Исаков из "ВТБ Капитала".

В то же время экономист Райффайзенбанка по РФ Станислав Мурашов обращает внимание на то, что свой квартальный или месячный прогноз по инфляции ЦБ не дает, а это снижает прозрачность действий регулятора. "В пресс-релизе сказано, что в январе инфляция превысила ожидания ЦБ, но откуда же мы должны были это узнать? Свой месячный прогноз регулятор не публикует. Получается все очень условно (ранее ЦБ иногда давал свой прогноз по месячной инфляции, но потом решил отказаться от данной практики - ИФ)", - пояснил экономист.

Кроме того, по мнению Орловой, ситуация в мире говорит в пользу смягчения ДКП. "Дополнительный фактор дефляционных опасений связан с ситуацией в мире. Хотя опасения торговой войны утихли, давление на глобальный рост сейчас связано с эпидемией коронавируса в Китае. В пресс-релизе ЦБ говорится о том, что ключевые индикаторы все еще указывают на слабость экономической активности, особенно в области экспортных контрактов. Учитывая, что на глобальных рынках возросли ожидания понижения ставки ФРС чуть позже в этом году, вполне мягкая риторика сегодняшнего пресс-релиза ЦБ вполне оправдана", - пишет она в обзоре.

Разносторонний вирус

"Крайне важно, что ЦБ не видит инфляционных угроз, связанных с увеличением социальных расходов. При этом в его пресс-релизе отмечается неопределенность, связанная с эпидемией коронавируса в Китае. Если на фоне эпидемии китайская экономика продолжит испытывать трудности и цены на нефть продолжат снижаться, это негативно скажется на рубле, что может подстегнуть инфляцию. При этом та же эпидемия коронавируса уже привела к дефляции глобальных цен на продукты питания, например, на пшеницу и мясо. Россия - открытая страна, и это является дезинфляционным фактором. Таким образом, инфляция в России может остаться на крайне низких уровнях", - пишет в своем комментарии главный экономист Sberbank Investment Research Антон Струченевский.

По мнению главного экономиста Альфа-банка, один из основных инфляционных рисков для России в настоящее время связан с эпидемией в Китае, так как этом может изменить структуру импорта.

Как отмечает экономист Morgan Stanley, текущие данные позволяли регулятору снизить ставку, между тем, неопределенности в среднесрочной перспективе становится все больше.

"Набор факторов очень быстро меняется, то есть, например, еще в октябре-ноябре 2019 года никто не мог ожидать появления коронавируса, он возник из ниоткуда. При этом еще несколько месяцев назад были риски торговых войн, о которых теперь все забыли. Спрогнозировать такое невозможно" - подчеркнул Мурашов.

Новая нейтральность

Исаков из "ВТБ Капитала" считает главным сигналом для рынка тот факт, что Банк России все еще не готов пересматривать нейтральный диапазон для ставки.

"Это на самом деле сейчас главный вопрос, который раскладывается на два - когда Банк России объявит о том, что он готов пересматривать нейтральную ставку, ну и какой она окажется в результате этого пересмотра. Думаю, что все понимают, что она будет ниже, чем та оценка, которая была получена в 2016 году. Но тут важна даже не чья-то оценка текущей нейтральной ставки, а то, как быстро Банк России готов будет пересмотреть собственную оценку. Напомню, что в сентябре прошлого года, когда Банк России впервые допустил возможность пересмотра оценки нейтральной ставки, это серьезно повлияло на доходность ОФЗ", - отметил Исаков.

По мнению Мурашова, рассуждения о нейтральном диапазоне выглядят малоинформативными. "По словам Набиуллиной, то, что есть нейтральный диапазон, не означает, что ключевая ставка не может опускаться ниже или подниматься выше. Каков тогда его смысл? Чтобы мы просто знали, что сейчас политика будет стимулирующая, а не нейтральная?", - задается вопросом экономист Райффайзенбанка.

Быть или не быть?

По оценке главного экономиста ING Дмитрия Долгина, потенциал дальнейшего снижения ставки есть. Как полагает Долгин, в настоящее время существует высокая вероятность того, что на следующем заседании ставка будет понижена еще на 25 базисных пунктов. "Это связано с тем, что, вне зависимости от ситуации в мире, в первом квартале этого года инфляция в России продолжит замедляться из-за эффекта базы, и раз уж теперь появилась воля снижать ставку, то первый квартал - оптимальное для этого время", - сказал он.

По словам экономиста Райффайзенбанка Станислава Мурашова, первоначально он ожидал, что на уровне 6% Центробанк приостановит снижение ключевой ставки, однако после февральского заседания стало понятно, что смягчение ДКП может быть продолжено. "Сейчас мы видим, что ставка может опуститься ниже 6%. Скорее всего, мы будем пересматривать прогноз и сдвинем траекторию изменения ключевой ставки еще на 25 базисных пунктов вниз", - сказал Мурашов, добавив, что, по его мнению, потенциал снижения ставки все же ограничен.

"Если в марте ключевая ставка будет понижена до 5,75%, то на этом ЦБ, скорее всего, остановится. Как минимум регулятор не изменил прогноз инфляции по итогам 2020 года", - сказал Мурашов.

По мнению экономиста Morgan Stanley, снижение ключевой ставки на 25 базисных пунктов - до 5,75% - на следующем заседании в марте вполне вероятно. Далее, считает Слюсарчук, регулятор может взять паузу до конца 2020 года. "Дальнейшие решения по ставке будут приниматься регулятором в зависимости от расходов бюджета для реализации социальных мер, потребительской и инвестиционной реакции на рост бюджетных расходов, решений относительно использования средств ФНБ и оказанного коронавирусом влияния на глобальную и российскую экономику", - отмечает она в своем обзоре.

По мнению Софьи Донец, в марте ключевая процентная ставка может уйти ниже значения 6%, которое является нижней границей нейтрального диапазона, заявленного ЦБ. "Мы придерживаемся более позитивного взгляда в части бюджетной политики (нежели, вероятно, сам ЦБ) и не видим веских поводов для значительного пересмотра своих ожиданий. Мы ожидаем, что ЦБ завершит цикл смягчения денежно-кредитной политики уже в марте после еще одного снижения ставки до 5,75%, о чем было дано понять в сегодняшней коммуникации. В случае же дальнейшего снижения ключевой процентной ставки ниже значения 5,75%, наш прогноз роста ВВП на 2,6% в 2020 г., а также инфляции 3,9% на конец 2020 г. может быть пересмотрен в сторону увеличения", - подчеркнула она в обзоре.

Между тем, как считает экономист РФПИ Дмитрий Полевой, с учетом его текущего прогноза по инфляции на уровне около 3% в 2020 году и ее возвращения к показателю 4% только ко второму полугодию 2021 года, ЦБ может осуществить дополнительные снижения ставки на 25-50 базисных пунктов в первом полугодии 2020 года, по-прежнему оценивая риски в соответствии с получаемыми данными.

По мнению Полевого, ЦБ справедливо отметил, что сдержанные настроения потребителей и бизнеса могут ограничивать инфляционные последствия от смягчения денежно-кредитной политики и увеличение бюджетных расходов. "Мы расцениваем это как готовность ЦБ "шагнуть в область ставок ниже 6% в поисках нейтрального уровня", чтобы вернуть инфляцию назад к 4% при росте ВВП не менее 1,5-2%", - говорится в обзоре Полевого.

Экономисты Citi по РФ тоже считают возможным снижение ключевой ставки на 50 базисных пунктов - до 5,5% - к концу года и переход от нейтральной к стимулирующей денежно-кредитной политике.

По мнению главного экономиста Sberbank Investment Research Антона Струченевского, ЦБ будет очень внимательно следить за инфляцией в ближайшие недели, и если рубль стабилизируется, а инфляция останется низкой, то в марте мы можем увидеть следующее снижение ставки. "Мы по-прежнему полагаем, что годовая инфляция в 2020 году составит около 3%, что ниже текущего прогноза ЦБ. Центробанк будет принимать ответные меры, и к концу года ключевая ставка может опуститься ниже 5,5%", - пишет эксперт в комментарии.

Однако Орлова из Альфа-банка считает, что если инфляция сохранится на уровне 0,4% месяц к месяцу, ЦБ сможет избежать дополнительного понижения ставки.

Отношения между ЦБ и правительством

"Заслуживает внимания и тот факт, что уже несколько дней внимание участников рынка приковывает новое распределение сил между правительством и ЦБ. Эти опасения усилились после того, как на этой неделе первый вице-премьер России Андрей Белоусов объявил о более тесном сотрудничестве правительства с ЦБ. Рынок воспринял это заявление как знак усиления давления на ЦБ. Тем не менее мы считаем, что угрозы независимости ЦБ от предложения Белоусова преувеличивать не стоит, так как в любом случае ключевые экономические решения принимаются консенсусно. При этом, ввиду желания нового правительства ускорить экономический рост за счет госрасходов, положение ЦБ в случае появления инфляционных рисков становится менее комфортным", - говорится в обзоре Альфа-банка.

По мнению Мурашова, никаких дополнительных рисов создание механизма консультаций между правительством РФ и ЦБ не возникнет.

"Я не вижу в этом какого-то дополнительного фактора риска", - сказал он.

Ниже следует полный текст заявлений ЦБ от 7 февраля и 13 декабря.

Заявление от 7 февраля

Совет директоров Банка России 7 февраля 2020 года принял решение снизить ключевую ставку на 25 б.п., до 6,00% годовых. Замедление инфляции происходит быстрее, чем прогнозировалось. Инфляционные ожидания населения и ценовые ожидания предприятий в целом остаются стабильными. Темпы роста российской экономики увеличились во втором полугодии 2019 года. Сохраняются риски существенного замедления мировой экономики. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают над проинфляционными. В этих условиях с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% по итогам 2020 года и останется вблизи 4% в дальнейшем.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России допускает возможность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Замедление инфляции происходит быстрее, чем прогнозировалось. Годовой темп прироста потребительских цен в январе снизился до 2,4% (с 3,0% в декабре 2019 года) как за счет выхода из расчета эффекта повышения НДС, так и за счет умеренного темпа роста цен в январе. Годовая базовая инфляция по итогам января снизилась до 2,7% после 3,1% в декабре. Показатели инфляции, отражающие наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся вблизи или ниже 3%.

В январе дезинфляционные факторы продолжили оказывать существенное влияние на инфляцию. Годовые темпы роста цен на продовольственные и непродовольственные товары продолжали снижаться. Расширение предложения на отдельных продовольственных рынках способствует сохранению низких месячных (с исключением сезонности) и годовых темпов роста цен на продовольствие. Произошедшее в 2019 году укрепление рубля, наряду с замедлением инфляции в странах - торговых партнерах, ограничивает рост цен на импортируемые товары. Сохраняется влияние на инфляцию сдержанного спроса, в том числе внешнего.

В январе инфляционные ожидания населения несколько снизились, при этом оставаясь на повышенном уровне. Ценовые ожидания предприятий стабильны. Произошедшее замедление годовой инфляции создает условия для дальнейшего снижения инфляционных ожиданий населения и бизнеса.

По прогнозу Банка России, с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% по итогам 2020 года и останется вблизи 4% в дальнейшем.

Денежно-кредитные условия. Денежно-кредитные условия продолжили смягчаться. Продолжилось снижение доходности ОФЗ и депозитно-кредитных ставок. Принятые Банком России решения о снижении ключевой ставки и снижение доходностей ОФЗ создают условия для дальнейшего снижения депозитно-кредитных ставок, что поддержит рост корпоративного и ипотечного кредитования. Вместе с тем постепенно замедляется рост потребительского кредитования, в значительной мере вследствие ужесточения неценовых условий под действием макропруденциальных мер Банка России.

Банк России будет оценивать влияние уже принятых решений по ключевой ставке на денежно-кредитные условия и динамику инфляции.

Экономическая активность. По первой оценке Росстата, прирост ВВП в 2019 году составил 1,3%, что соответствует верхней границе прогноза Банка России 0,8-1,3%. Динамика расходов на конечное потребление внесла основной вклад в рост ВВП в 2019 году. В свою очередь снижение физического объема экспорта оказало значимое отрицательное влияние на динамику ВВП.

В IV квартале в основном продолжилось улучшение показателей экономической активности. Так, поддержку инвестиционной активности в конце прошлого года оказало ускоренное увеличение капитальных расходов бюджета, в том числе в связи с реализацией национальных проектов. Продолжился годовой рост оборота розничной торговли и промышленного производства. Однако опережающие индикаторы по-прежнему указывают на сохранение слабых деловых настроений в промышленности, особенно в части экспортных заказов. Сдерживающее влияние на динамику экономической активности продолжает оказывать снижение внешнего спроса на товары российского экспорта в условиях замедления роста мировой экономики.

Рынок труда не создает избыточного инфляционного давления. Безработица вблизи исторически низких уровней обусловлена не расширением спроса на труд, а одновременным сокращением численности занятых и трудоспособного населения.

Прогноз роста ВВП в 2020-2022 годах сохранен Банком России без изменений. Темп прироста ВВП будет постепенно увеличиваться с 1,5-2,0% в 2020 году до 2-3% в 2022 году. Это возможно по мере реализации комплекса мер Правительства по преодолению структурных ограничений, в том числе реализации национальных проектов. При этом ожидаемые на прогнозном горизонте пониженные темпы роста мировой экономики продолжат оказывать сдерживающее влияние на рост российской экономики.

Инфляционные риски. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают над проинфляционными. Это прежде всего связано с состоянием внутреннего и внешнего спроса. Сохраняются дезинфляционные риски со стороны динамики цен на отдельные продовольственные товары, в том числе за счет роста предложения. Возможно продолжение влияния на рост цен произошедшего в 2019 году укрепления рубля. Реакция как потребительского, так и инвестиционного спроса частного сектора на смягчение денежно-кредитных условий и стимулирующие бюджетные меры может быть ограничена сдержанными настроениями потребителей и бизнеса.

Вместе с тем необходимо учитывать действие проинфляционных факторов. Не исключены риски разворота тенденций на рынке продовольствия, учитывая, что соотношение временных и постоянных факторов на этом рынке сложно оценить. Наряду с этим, реализованное смягчение денежно-кредитной политики может оказать более существенное повышательное влияние на инфляцию, чем оценивает Банк России.

Риски, связанные с торговыми спорами, несколько снизились. Тем не менее сохраняется риск дальнейшего замедления темпов роста мировой экономики, в том числе под влиянием геополитических факторов, усиления волатильности на мировых товарных и финансовых рынках, что может оказать влияние на курсовые и инфляционные ожидания. Дополнительным фактором неопределенности для ближайших кварталов является ситуация с коронавирусом.

По оценкам Банка России, реализация заявленных в январе дополнительных социальных мер не окажет существенного проинфляционного влияния. При этом в течение 2020 года на динамику инфляции будет влиять график исполнения бюджетных расходов.

На более длинном горизонте сохраняются проинфляционные риски со стороны ряда внутренних условий. Значимым риском остаются повышенные и незаякоренные инфляционные ожидания. На среднесрочную динамику инфляции также могут оказать влияние параметры бюджетной политики, в том числе решения об инвестировании ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх порогового уровня в 7% ВВП.

Оценка Банком России рисков, связанных с динамикой заработных плат и возможными изменениями в потребительском поведении, существенно не изменилась. Эти риски остаются умеренными.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России допускает возможность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

По итогам заседания совета директоров по ключевой ставке 7 февраля 2020 года Банк России опубликовал среднесрочный прогноз.

Следующее заседание совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 20 марта 2020 года. Время публикации пресс-релиза о решении совета директоров Банка России - 13:30 по московскому времени.

Заявление от 13 декабря

Совет директоров Банка России 13 декабря 2019 года принял решение снизить ключевую ставку на 25 б.п., до 6,25% годовых. Замедление инфляции происходит быстрее, чем прогнозировалось. Инфляционные ожидания населения продолжают снижаться. Ценовые ожидания предприятий в целом не изменились. Темпы роста российской экономики в III квартале повысились, однако пока сложно оценить их устойчивость. Сохраняются риски существенного замедления мировой экономики. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают над проинфляционными. С учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% по итогам 2020 года и останется вблизи 4% в дальнейшем.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в первом полугодии 2020 года. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Замедление инфляции происходит быстрее, чем прогнозировалось. Годовой темп прироста потребительских цен в ноябре снизился до 3,5% (с 3,8% в октябре 2019 года) и, по оценкам на 9 декабря, составил около 3,4%. Годовая базовая инфляция по итогам ноября также снизилась до 3,5% после 3,7% в октябре. Показатели инфляции, отражающие наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся вблизи или ниже 4%. По итогам 2019 года Банк России прогнозирует инфляцию в интервале 2,9-3,2%.

В ноябре дезинфляционные факторы продолжили оказывать существенное влияние на инфляцию. Годовые темпы роста цен на продовольственные и непродовольственные товары продолжали снижаться. В части разовых факторов высокий урожай и расширение предложения на отдельных продовольственных рынках способствуют сохранению низких темпов роста цен на продовольствие с учетом сезонности. Произошедшее с начала года укрепление рубля, наряду с замедлением инфляции в странах - торговых партнерах, ограничивает рост цен на импортируемые товары. Сохраняется влияние на инфляцию сдержанного спроса, в том числе внешнего. В то же время ускорение инфляции в рыночном сегменте сферы услуг, которое произошло в ноябре, может быть одним из признаков оживления потребительского спроса.

В ноябре инфляционные ожидания населения продолжили снижаться, при этом оставаясь на повышенном уровне. Ценовые ожидания предприятий в целом не изменились. Замедление годовой инфляции создает условия для снижения инфляционных ожиданий населения и бизнеса в будущем.

По прогнозу Банка России, с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5-4,0% по итогам 2020 года и останется вблизи 4% в дальнейшем. При этом годовая инфляция сложится ниже 3% в I квартале 2020 года, когда эффект повышения НДС выйдет из ее расчета.

Денежно-кредитные условия. С момента предыдущего заседания Совета директоров Банка России денежно-кредитные условия продолжили смягчаться. Снижались доходности ОФЗ и депозитно-кредитные ставки. Принятые Банком России решения о снижении ключевой ставки и снижение доходностей ОФЗ создают условия для дальнейшего снижения депозитно-кредитных ставок, что поддержит рост корпоративного и ипотечного кредитования. Банк России будет оценивать влияние уже принятых решений по ключевой ставке на денежно-кредитные условия и динамику инфляции.

Экономическая активность. Темп прироста ВВП по итогам 2019 года может сложиться ближе к верхней границе диапазона прогноза Банка России - 0,8-1,3%. Это в первую очередь связано с более высоким, чем ожидалось, годовым темпом прироста ВВП в III квартале. Однако устойчивость таких темпов экономического роста пока сложно оценить.

В III-IV кварталах наметилось некоторое улучшение динамики внутреннего спроса. Так, несколько возросла инвестиционная активность, в том числе в связи с увеличением капитальных расходов бюджета. В октябре увеличился годовой темп прироста оборота розничной торговли. Продолжился годовой рост промышленного производства. Однако опережающие индикаторы указывают на сохранение слабых деловых настроений в промышленности, особенно в части экспортных заказов. Сдерживающее влияние на динамику экономической активности продолжает оказывать снижение внешнего спроса на товары российского экспорта в условиях замедления роста мировой экономики.

Рынок труда не создает избыточного инфляционного давления. Безработица вблизи исторически низких уровней обусловлена не расширением спроса на труд, а одновременным сокращением численности занятых и трудоспособного населения.

Во втором полугодии 2019 года поддержку экономическому росту начала оказывать бюджетная политика, что в том числе связано с реализацией запланированных Правительством национальных проектов. В дальнейшем увеличение государственных расходов, в том числе инвестиционных, будет вносить вклад в экономический рост.

Прогноз роста ВВП в 2020-2022 годах сохранен Банком России без изменений. Темп прироста ВВП будет постепенно увеличиваться с 0,8-1,3% в 2019 году до 2-3% в 2022 году. Это возможно по мере реализации комплекса мер Правительства по преодолению структурных ограничений, в том числе реализации национальных проектов. При этом ожидаемые на прогнозном горизонте пониженные темпы роста мировой экономики продолжат оказывать сдерживающее влияние на рост российской экономики.

Инфляционные риски. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают над проинфляционными. Это прежде всего связано с состоянием внутреннего и внешнего спроса. Сохраняются дезинфляционные риски со стороны динамики цен на отдельные продовольственные товары, в том числе за счет роста предложения сельскохозяйственной продукции.

Вместе с тем необходимо учитывать действие проинфляционных факторов. Не исключены риски разворота тенденций на рынке продовольствия, учитывая, что соотношение временных и постоянных факторов на этом рынке сложно оценить. Наряду с этим, реализованное смягчение денежно-кредитной политики может оказать более существенное повышательное влияние на инфляцию, чем оценивает Банк России. В случае более значительного снижения темпов роста мировой экономики, в том числе под влиянием ужесточения международных торговых ограничений, иных геополитических факторов, может происходить усиление волатильности на мировых товарных и финансовых рынках, оказывая влияние на курсовые и инфляционные ожидания. При этом проинфляционные риски со стороны роста бюджетных расходов в 2020 году остаются невысокими ввиду того, что увеличение расходов, вероятно, будет иметь распределенный во времени характер.

На более длинном горизонте сохраняются проинфляционные риски со стороны ряда внутренних условий. Значимым риском остаются повышенные и незаякоренные инфляционные ожидания. На среднесрочную динамику инфляции также могут оказать влияние параметры бюджетной политики, в том числе решения об инвестировании ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх порогового уровня в 7% ВВП.

Оценка Банком России рисков, связанных с динамикой заработных плат и возможными изменениями в потребительском поведении, существенно не изменилась. Эти риски остаются умеренными.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки в первом полугодии 2020 года. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');