ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 13:46Заразились
на 15.08
В России 917 884+5 061В мире 21 159 730+253 839

Пандемию могут сделать основанием для освобождения от контракта. Обзор

Москва. 15 апреля. INTERFAX.RU - Пандемия COVID-19 ставит перед бизнесом во всем мире, в том числе и в России, вопрос: является ли она основанием для отказа от контрактных обязательств или хотя бы аннулирования санкций за их неисполнение.

Верховный суд (ВС) РФ готовится высказаться на эту тему, и документ, с которым ознакомился "Интерфакс", свидетельствует, что односторонние действия допускаться не будут, но судам нужно принимать коронавирус во внимание.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила 11 марта, что распространение коронавирусной инфекции COVID-19 в мире приобрело характер пандемии. Спустя две недели президент РФ Владимир Путин подписал указ о том, что с 30 марта в России объявляются нерабочие дни с сохранением заработной платы.

Власти не стали вводить режим чрезвычайной ситуации, сохранив режим повышенной готовности. В Москве и во многих регионах была приостановлена работа части предприятий, например общественного питания, многих магазинов, парикмахерских, салонов красоты и т.д. Граждан под угрозой штрафов обязали самоизолироваться – не выходить из дома без крайней необходимости и держать "социальную дистанцию" в 1,5-2 метра, если пришлось оказаться в людном месте.

Это оказало влияние на рынок труда. 32% москвичей, например, временно перестали работать, еще 30% горожан трудятся неполный рабочий день, 12% остались без работы, свидетельствуют данные опроса исследовательского холдинга "Ромир".

Если не пандемия непреодолимая сила, то что?

Распространение COVID-19 все чаще ставит вопрос о том, является ли сложившаяся ситуация форс-мажором (фр. force majeure - "высшая сила"), влекущим возможность прекращения контрактных обязательств. В российском законодательстве такой институт тоже есть - статья 451 Гражданского кодекса (ГК) РФ разрешает расторгать договор в случае существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении.

При согласии сторон проблем с этим нет, но они возникают в ситуации, когда исполнение договора становится обременительным, неактуальным или вовсе невозможным для одного из партнеров. В России сейчас некоторые компании пытаются объявить форс-мажор со ссылкой на статью 401 ГК РФ, которая говорит об обстоятельствах непреодолимой силы и о том, что их появление может освободить сторону договора об ответственности за его неисполнение, говорили эксперты на состоявшемся в онлайн-формате 10-12 апреля Петербургском международном юридическом форуме.

В среду о необходимости рассмотреть юридическую практику применения обстоятельств непреодолимой силы заявил председатель партии "Единая Россия", заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев в ходе онлайн-совещания с представителями бизнеса.

"(В судах - ИФ) практика, которая формируется, она должна быть благоприятной для представителей бизнеса, чтобы не было отказов, что нет, это (пандемия - ИФ) – не непреодолимая сила. Я правовыми вопросами всю жизнь занимаюсь. Если не вот такая пандемия, то что тогда непреодолимая сила. Обычно это всегда природные явления и акты власти. В данном случае это и то, и другое", – сказал он.

Форс-мажор по решению суда

ВС РФ готовит свои рекомендации судам. В проекте документа, с которым ознакомился "Интерфакс", говорится о применении обеих упоминавшихся статей ГК РФ.

В части возможности расторжения договора (статья 451 ГК РФ) ВС РФ упоминает "Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА)" – Международного института унификации частного права (UNIDROIT), межправительственной организации, созданной в Риме в 1926 году. Согласно этим принципам, если исполнение договора становится более обременительным для одной из сторон, чем для другой, она может просить его пересмотра, но сделать это необходимо "без неоправданной задержки" и обосновать свою просьбу.

Сама по себе эта просьба не дает компании права приостановить исполнение обязательств. Но если договориться не удастся, то любая из сторон контракта может обратиться в суд. И если суд установит наличие затруднений, он может прекратить договор с определенной даты и на определенных условиях, либо изменить договор с целью восстановления равновесия.

Что касается статьи 401 ГК РФ, то есть освобождения от ответственности (неустойка, пени, штрафы) за неисполнение договора, если вмешиваются обстоятельства непреодолимой силы, то угроза распространения COVID-19, различные ограничительные меры с ней связанные, например, приостановление деятельности предприятий и учреждений и режим самоизоляции могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, указывают разработчики проекта разъяснений ВС РФ. Но это не универсальное правило. Суды должны устанавливать наличие таких обстоятельств индивидуально, с учетом обстоятельств конкретного дела.

Для освобождения от ответственности придется доказать наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы, непосредственной причинно-следственной связи между ними и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств, а также непричастность к созданию таких обстоятельств и отсутствие собственной небрежности, следует из проекта разъяснений.

Также в проекте ВС РФ отмечается, что отсутствие у компании денежных средств само по себе не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств. Но если их не стало из-за различных ограничительных мер, например из-за запрета определенной деятельности, установления режима самоизоляции и т.п., то это обстоятельство может быть признано основанием для освобождения от выплаты неустойки, возмещения убытков, но по решению суда.

Нерабочий апрель на самом деле рабочий

Сразу после выхода президентского указа о нерабочих днях возникли противоречивые толкования, что они представляют из себя с точки зрения права. К примеру, ЦБ РФ уже дважды высказывался о том, по какому графику заемщикам платить кредиты. Сначала регулятор сообщил, что если платежи приходятся на эти даты, то они переносятся на ближайший следующий рабочий день. В подтверждение он процитировал статью 193 ГК РФ, по которой "если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день".

Но после продления режима нерабочих дней до конца апреля регулятор позицию сменил на противоположную: обязательства по финансовым сделкам, срок исполнения которых приходится на нерабочие дни, должны исполняться должниками в срок, предусмотренный договором.

И этот подход, видимо, встретит поддержку в судах. "Установление нерабочих дней в период с 30 марта по 30 апреля 2020 года основанием для переноса срока исполнения обязательства, исходя из положений статьи 193 ГК РФ, не является", – говорится в проекте документа ВС РФ, с которым ознакомился "Интерфакс".

Нерабочие дни апреля, считает ВС РФ, "не могут быть отнесены к нерабочим дням в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ, под которым традиционно понимаются выходные и нерабочие праздничные дни". Иное означало бы приостановление исполнения всех без исключения гражданских обязательств в течение длительного периода и существенное ограничение гражданского оборота в целом, что не соответствует целям названных указов, говорится в документе. Кроме того, установление нерабочих дней являлось не всеобщим, а избирательным, и зависело от различных условий.

Сроки и непреодолимая сила

ВС РФ также готовится высказаться и о том, как из-за "нерабочего" апреля высчитывать сроки для обращения в суд, по истечении которых соответствующее право утрачивается.

Обычно нерабочие дни в них не включаются, но период с 30 марта по 30 апреля 2020 года к ним относить не следует, считают разработчики документа. В нем ВС РФ ссылается на то, что деятельность судов не прекращена и возможно совершение отдельных процессуальных действий. Кроме того, подача документов через электронные интернет-приемные судов или посредством почтовой связи не ограничена.

Однако при этом ВС РФ говорит о возможности восстановления пропущенного процессуального срока по причинам, признанным судом уважительными. Ими могут быть признаны и меры по предотвращению распространения COVID-19, говорится в документе.

Аналогичного подхода ВС РФ придерживается и в вопросе приостановления сроков исковой давности. Борьба с COVID-19 не приостанавливает их течение, говорится в проекте разъяснений, но указывается в нем и способ, как решить проблему. Статья 202 ГК РФ разрешает приостанавливать срок исковой давности, если предъявлению иска помешала непреодолимая сила. В этом случае опоздавшей стороне придется доказать наличие таких непреодолимых препятствий, следует из проекта разъяснений.

Документ пока не был утвержден ВС РФ.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); setTimeout(function() { if (document.querySelector("#adfox_151179074300466320 #adfox_151179074300466320")) { document.querySelector("#adfox_151179074300466320").style.display = "none"; // console.log("Баннер скрыт"); } // console.log("OKs"); }, 1000); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');